Статьи > Аномалии

Дороги Осириса

 
Я прошел по дорогам Ростау, по воде и земле... это дороги Осириса; они — на небе.
Из "Книги двух дорог", написанной в гробнице времени Среднего Царства, эль-Бершех



ГДЕ НАХОДИТСЯ КАМЕНЬ БЕНБЕН?

Если взглянуть на карту района, где расположены Мемфис и Гелиополь, то можно увидеть, что Гелиополь времен постройки пирамид Гизе и обелиска Сесостриса (Се-нусерта) I (последний — ок.1970 года до н.э.) стоит на линии', которая тянется с юго-восточного утла поля пирамид Гизе. На это обстоятельство обратил мое внимание в письме, написанном в 1986 году, доктор Герхард Хаени из Швейцарского института археологии в Каире. Он выразил мнение, что такая ориентация не случайна и эта линия шла к обелиску в Гелиополе. Он предположил также,, что обелиск заменил собой более раннюю конструкцию.

В самом деле, обелиск Сесостриса I заменил собой более раннее сооружение, которое имело мистическое значение. В том месте, где в наши дни стоит обелиск, когда-то располагался Храм Феникса. И в этом храме хранился священный камень Бенбен. Сесострис I, восстановивший священный город Гелиополь, утверждал, что его обелиск заменил собой камень Бенбен — возможно, по причине его утраты — поскольку фараон повелел нанести на стеле Гелиополя: "Моя Красота должна быть поминаема в Его Доме, Мое Имя — это Бенбен..."

Этим Сесострис сообщал, что пирамидион на верхушке его обелиска воскрешает Дом (или Храм), где когда-то находился первоначальный камень Бенбен. Джеймс Брес-тед говорит нам, что "этот объект являлся священным, по крайней мере, с середины третьего тысячелетия до н.э., хотя, без сомнения, и был намного старше". Ученый добавляет: "Обелиск представлял собой просто пирамиду на высоком основании". У нас сразу возникает множество вопросов. Кто был Сесострис I? Почему отметил место, где находился камень Бенбен, обелиском? И куда исчез настоящий камень Бенбен? Для того, чтобы получить ответы на эти вопросы, нам придется обратиться к истории Древнего Египта, эпохи, наступившей после Древнего царства.

В правление Аменемхета I (ок. 1990 года до н.э.), отца Сесостриса I, страна пережила немало политических и социальных потрясений. Такой вывод можно сделать из несколько хорошо сохранившихся текстов на папирусах, в одном из которых Аменемхет I дает своему сыну совет в духе Макиавелли:

"Слушай, что я скажу тебе, поскольку ты будешь царем на земле... ожесточи свое сердце против всех подданных; народ поклоняется тому, кого боится; не приближай к себе ни одного; не помещай в свое сердце даже брата; не имей друга; не становись близким ни с кем... поскольку любой человек в тяжелые дни оставляется другими. Я подавал нищим, я кормил сирот... но те, кто ел из моих рук, стали мятежниками... "

Но ужасающий пессимизм, похоже, смягчается мессианской надеждой на возвращение "Великого царя", выраженной в единственной надписи, сделанной в правление Аменемхета I7. Текст известен египтологам как "предостережение египетского мудреца Ипувера", который, без сомнения, был жрецом Гелиополя. Это горестная жалоба мудреца-священника, который видит большое смятение при дворе и в стране. Возможно, то было время полного хаоса, поскольку каждый мог войти в храмы, некогда тщательно охранявшиеся жрецами; священные надписи портились; на храмы устраивались целые набеги. Похоже, что текст описывает последствия переворот с хаосом и убийствами, которые за ним обычно следуют:

"Правители земель разбежались... брат убивает брата, сыновья поднимают руки на матерей. Что же надо сделать?"

Этот мудрец-священник, очевидно, задает свой вопрос растерявшемуся царскому двору, который, вероятно, представлял собой чрезвычайный совет. Ипувер единственный нашел мужество говорить правду:

"Районы Египта опустошены... каждый человек говорит. "Мы не знаем, что происходит со страной... "гражданская война... что значат богатства, если за них нечего взять?.. скорбь охватывает меня при мысли о нищете в нынешние времена"".

Его слова о великой мессианской надежде, по-видимому, относятся к сыну старого Аменемхета I, который потерял контроль над своим народом и своей страной. Ипувер взывает к восстановлению священных ритуалов в полной мере и вспоминает о времени "идеальных царей", которые правили в Египте справедливо и мирно:

"Вспомни... говорили, что он — пастух всех людей. В его сердце нет зла... Где он сегодня? Не заснул ли он случайно? Не видно его могущества... "

Ипувер делает странный намек на нечто, "скрытое" в пирамиде, и высказывает опасения, что это "нечто" исчезло: "То, что пирамида скрывала, стало пустым..." Что бы пирамида ни скрывала, это "скрытое" имело большое значение, поскольку Ипувер счел необходимым предупредить о своих опасениях царский двор. И, возможно, осуществляя мессианскую надежду Ипувера, Сесострис I поставил высокий обелиск дня того, чтобы отметить место, где некогда находилась самая "священная" из пирамид, камень Бенбен. Очевидно, знание о том, что было скрыто в Великой пирамиде, позднее утратилось. Когда много столетий спустя вход в пирамиду размуровали по указанию халифа аль-Мамуна, там ничего не было обнаружено.

Видимо, гениальный архитектор, создавший Великую пирамиду, считал, что надежно скрыл в толще каменного гиганта то, что намеревался спрятать навсегда. Он не мог подозревать, что многие годы спустя появятся роботы.


СТОЛБ В ЧЕСТЬ КАМНЯ БЕНБЕН

Давайте взглянем на географическое положение того места, где разыгрались эти драматические события. Расстояние от Гизе до предполагаемого местоположения Храма Феникса составляет примерно двадцать четыре километра на северо-восток. Гизе находится в шестнадцати километрах строго на юг от Летополя. Храм Феникса удален от Летополя приблизительно на восемнадцать километров в строго восточном направлении.

Как Летополь, так и Гелиополь упоминаются в "Текстах пирамид" многократно, поскольку оба города в эпоху пирамид являлись важными религиозными центрами. Летополь и Гелиополь расположены на одной широте, но по разные стороны Нила. В так называемой "Книге двух путей", состоящей из надписей, обнаруженных внутри гробниц Среднего царства", говорится:

"Я путешествовал по дорогам Ростау, по воде и земле... это дороги Осириса; они [также] на небе..."

Из рисунка видно, что дороги в Ростау (Гизе) пересекали воду и проходили по земле. Вероятно, здесь описывается религиозная процессия, начинавшая свой путь в Гелиополе и направляющаяся поначалу строго на запад, через Нил в Летополь, в котором она поворачивала к Гизе, древнему Ростау. Мы можем предположить, что перед некрополем существовали ворота, символизирующие вход в Дуат. По всей видимости, весь район, включавший Гелиополь, Летополь и Мемфис с пирамидами, имел важное религиозное значение, представляя собой символический ландшафт со своим двойником на небе, там где Сириус, Орион и Гиады протянулись вдоль Млечного Пути. В самом деле, Гелиополь был городом камня Бен-бен, в Летополе же проживал жрец, осуществлявший церемонию "открытия рта" Осириса-царя священным теслом. Что же соответствует этим двум городам на звездном небе?

Египтолог Жорж Гойон в своей книге "Секрет строителей великих пирамид: Хеопс" так комментирует расположение и ориентацию Великой пирамиды:

"Это сооружение [было] возведено под звездной протекцией бога Гора, короля Кхема (Летополя)... Для того, чтобы направить сооружение на священный город Кхем, астрономы для ориентации на север избрали северную полярную звезду (Альфу Дракона)... Последние исследования принципов ориентации основываются на том факте, что все египетские пирамиды Древнего царства размещены так, что их северная грань совпадает с направлением на священное место или другую пирамиду, принадлежащую почитаемому предку... Пирамида Хеопса [направлена] на Кхем (Летополь-Ауссим)..."

Гойон считал, что все египетские пирамиды Древнего царства были связаны с геодезической системой, включающей и район Мемфиса. Хотя он рассматривает только меридиональные линии, глядящие на север, можно предположить, что древние строители использовали и южные звезды для ориентации на юг". Именно так, похоже, прокладывались южные и северные шахты пирамиды Хеопса, где южные шахты были направлены на Дзету Ориона и Сириус, а северные — на Альфу Дракона и Бету Малой Медведицы.

Гойон наглядно показал меридиональную связь между Великой пирамидой и городом Летополем, причем довольно оригинально. Долгое время он жил в Египте и был египтологом короля Фарука; потратив много времени на исследование района Мемфиса- Гелиополя-Ле-тополя, и счел необходимым задаться вопросами:

"Имели ли египтяне в эпоху пирамид те познания в астрономии и геодезии, которые мы им приписываем? Могли ли они знать географию своей страны намного лучше, чем мы думаем? Могли ли они, в третьем тысячелетии до н.э., измерить расстояния и провести меридианы по своей стране именно так, как это описано у греческих философов и математиков, таких как Фалес, Пифагор, Евдокс Книдский, Платон, Демокрит...?"

Согласно Гойону, греческий географ Страбон19 упоминал про большую обсерваторию неподалеку от Летополя, называемую Керкасоре; о ней говорил и Геродот,"* утверждавший, что в этой обсерватории Евдокс Книдский и Платон наблюдали звезды21. Гойон задается вопросом — а не существовал ли в эпоху пирамид "какой-нибудь орден математиков и геодезистов?" " Многое наводит на мысли, что так оно и было и первоначальными геодезическими центрами являлись Гелиополь и Летополь, по которым устанавливали базовую широту и меридиан. Именно по этим линиям неведомый жрец-астроном, вероятно — Имхотеп, поставил Великую пирамиду.

Сравнение планов звездного и земного Дуатов в эпоху пирамид становилось наглядным, когда над восточным горизонтом полностью поднимались созвездие Ориона-Осириса и Сириус-Исида. День, когда подъем солнца точно совпадал с появлением из-за горизонта Сириуса, был близок к дню летнего солнцестояния. Внимательно изучая рисунок звезд на небе, полученный при помощи компьютерной программы Skyglobe 3.5, мы можем видеть, что Сириус восходящий появляется из-за горизонта на 26,5 градусов южнее восточного направления, в то время как точка восхода солнца находится примерно в 26,5 градусах к северу от восточного направления. Сириус расположен под созвездием Ориона, почти точно под Дзетой Ориона, которая на корреляционной карте соответствует Великой пирамиде. Линия горизонта, таким образом, в день солнцестояния связывала точку восхода солнца и звезду Сириус, и эта линия делила звездную сферу на мир видимый и невидимый, расположенный ниже горизонта. Солнце во время восхода находилось слева от Млечного Пути, а Сириус — справа, так что линия, соединяющая их, пересекала звездную реку.

Гелиополь был "городом солнца" и располагался на восточном берегу Нила, в то время как Летополь находился на западном, напротив Гелиополя23. Гойон считает, что существовали два возвышения (холма?), одно — в Гелиополе, другое — в Летополе, и именно оттуда производились все геодезические измерения". Но, может быть, позолоченные предметы в Гелиополе были не дисками, а пирамидионами? Возможно, Бенбен был покрыт тончайшими пластинками золота и поставлен (как полагали Франкфорт и Мерсер) на колонну в Гелиополе, которая поначалу посвящалась Атуму.

Видимо, именно так следует трактовать один из текстов Среднего царства, адресованных Осирису (в настоящее время находится в Лувре):

"Приветствую тебя, Осирис, сын Нут [богини неба]... благоговение к которому Атум вселил в сердца людей, богов, духов и мертвых; которому было вручено правление в Гелиополе; великий в присутствии Джеди /колонны Осириса; повелитель Двух Холмов, повелитель всего, что ниже {горизонта]... кто владеет лучшим и кратчайшим путем в Дом на Высоте, для которого в Мемфисе производятся жертвоприношения..."^

Линии между холмами в Гелиополе и Летополе отслеживались при помощи позолоченных рефлекторов, (их описывает в своей книге Гойон) и связывали Гелиополь, "город солнца", и Летополь, город Гора, сына Исиды и Осириса, или, если пользоваться звездными терминами "Текстов пирамид", Гора, который "в Сотис" [Тексты пирамид, 632]. Гелиополь, лежащий на восточном берегу Нила, таким образом, расположен в соответствии с точкой восхода солнца, появляющегося на горизонте с восточной стороны Млечного Пути. Месторасположение Летополя, города Гора, который "в Сотис", соотносится с точкой подъема на восходе Сириуса. Таким образом мы видим полное отражение звездного Дуата на земле, причем именно при совпадении появления Сириуса из-за линии горизонта с восходом солнца.

Таким образом, исходя из геодезической "привязки" между Гелиополем и Летополем, мы можем сделать вывод, что погребальная процессия начинала свой путь в "городе солнца", затем должна была посетить Летополь, чтобы к ней присоединились "Гор" и его "четыре сына". По всей видимости, "Гор" нес свой магическое тесло, а его "четыре сына" — гроб с телом "Осириса". Под причитания плакальщиц процессия направлялась к Ростау (Гизе), воротам Дуата, царства Осириса. Теперь понятно, что Гор имел в виду, говоря:

"Я путешествовал по дорогам Ростау, по воде и земле... это дороги Осириса; они — на небе..."

В Ростау гроб помещался в храм. Затем этот гроб — в виде золотого саркофага3" — вносился в пирамиду и, очевидно, устанавливался в погребальной камере царицы.

Далее, как можно судить по "Книге мертвых", мумию ставили вертикально, направляя лицом к северной шахте, вероятно, представляющей собой тесло Малой Медведицы. Возможно также, что мумию временно могли поставить в нише, расположенной в восточной части погребальной камеры. Гор со своим теслом и четверо сыновей выполняли церемонию "открытия рта", давая таким образом новую жизнь мумифицированному царю. Если эта церемония действительно осуществлялась именно в погребальной камере царицы, все действие должно было совпадать со временем, когда северная шахта была направлена на Бету Малой Медведицы.

После того, как в результате магических операций душа фараона готова была отправиться на небо, из-за горизонта появлялась звезда. Отсюда пошло древнее название Великой пирамиды —"горизонт Хуфу"; этот термин означает, что "звезда Хуфу" должна появиться из-за горизонта, и в 2450 году до н.э. действительно появлялась Дзета Ориона. Осирис-Орион Хуфу возрождался в качестве звезды в момент, когда небесное тесло разрезал ночную тьму.

Но Осирису оставалось выполнить на земле еще одну функцию — оплодотворить Исиду-Сотис и дать Египту своего наследника. Здесь должны были производиться соответствующие обряды звездного соединения между Осирисом-Орионом и Исидой, как это описано в "Текстах пирамид" [Тексты пирамид, 632], и в этом действии принимала участие южная, направленная на Сириус, шахта погребальной камеры царицы.

Когда земные обязанности были полностью выполнены, мумия Осириса-царя, по всей вероятности, выносилась из погребальной камеры царицы и через Большую галерею доставлялась в погребальную камеру царя. Здесь могла происходить другая церемония —"взвешивание сердца" — перед тем, как мумию ставили лицом к южной шахте погребальной камеры. Наконец наступал драматический момент, когда душа Осириса освобождалась от своей мумии и через южную шахту направлялась к поясу Ориона, фаллическому району Осириса-Ориона на небе. Здесь звездный царь встречался с Исидой в ее звездной форме, для того чтобы дать жизнь новому Гору-царю. Гору, который "в Сотис":

"Твоя сестра, Исида, приходит к тебе насладиться любовью твоей. Ты [умерший царь]
поместил ее на свой фаллос, и твое семя вошло в нее; она готова к тому, чтобы стать Сотис, и Гор-Сопду вышел из тебя как. "Гор, который в Сотис... ", и он (я) защитит тебя в его (мое) имя Гора, сына, кто защитит отца..." [Тексты пирамид, 632-3],

Из этой цитаты можно сделать вывод, что южная шахта погребальной камеры царицы, направленная на Сириус, служила как бы космической связью между фаллосом Осириса-царя и чревом Исиды. Возможно, существовал еще один ритуал, производимый через девять месяцев и знаменующий рождение нового Гора. Это могла быть какая-либо церемония коронации, утверждающая царя фараоном обеих земель.

Таким образом, Великая пирамида представляется центром наиболее важной государственной церемонии, и трудно поверить, что эта церемония производилась только один раз — при похоронах Хуфу, и затем пирамиду запечатали навсегда. Впрочем, несмотря на существование гранитных блоков, которые закрывали восходящую галерею, с определенностью нельзя утверждать, когда именно была замурована пирамида.

Измерения Гантенбринка, произведенные в южной (направленной на Сириус) шахте погребальной камеры царицы, предоставили нам шанс подтвердить символическую архео-астрономическую связь между этой шахтой и южной шахтой (направленной на пояс Ориона) погребальной камеры царя. Также можно предположить, что существует физическая связь между двумя южными шахтами, поскольку благодаря Гантенбринку мы знаем, что прямо над тем местом, где находится дверца, то есть в конце южной шахты погребальной камеры царицы, в южной шахте камеры царя есть небольшая ниша. Это создает геометрическую, а возможно, и структурную, связь между двумя шахтами, объяснение которой, видимо, можно получить из описания погребального ритуала "Текстов пирамид".

Необходимо также заметить, что погребальная камера царицы располагается по оси "восток — запад" и на одной оси с вершиной пирамиды, где когда-то находился камень Бенбен. Размер этого Бенбена неизвестен, поскольку камень исчез очень давно. Некоторые исследователи предполагают, что на вершине пирамиды этого камня не было вообще.

Великая пирамида связана с Гелиополем системой геодезических линий, так что символически пирамида соединена с Храмом Феникса и его камнем Бенбен.

С 22 марта 1993 года мир знает, что в конце шахты находится дверь. Вполне уместен вопрос — а не скрывается ли за дверью камера с первоначальным Бенбеном?

Изучение Весткарского папируса и иллюстраций к "Книге мертвых" может укрепить нас в этом мнении. Весткарский папирус говорит, что Хуфу весьма интересовался секретной камерой Тота и вполне мог создать такую камеру в своей пирамиде. Большое количество иллюстраций церемонии "открытия рта" показывает, что позади мумии находится небольшая рака, закрытая камнем Бенбен. Если мы предположим, что лицо мумии направлено на север, в сторону приполярных созвездий, представленных на этом рисунке теслами Гора и его сыновей, то и рака должна находиться на южной стороне погребальной камеры. На многих рисунках эта рака изображается с маленькой дверью. Не исключено, что южная шахта погребальной камеры царицы может вести к такой раке, в которой до сих пор находится Бенбен. Согласно некоторым авторам, в частности, Уильяму Летаби, камень Бенбен сам по себе считался ракой, в которой должны были находиться книги Тота, написанные в "первое время", когда Египтом правил сам Осирис. Это опять же совпадает с пророчеством Эдгара Цайка" о том, что в последние годы нашего века в пирамиде будет обнаружена потайная камера, в которой найдут записи. Если это предсказание сбудется, мы сможем увидеть первоисточник "Текстов пирамид". Мариет верил, что когда-нибудь Великая пирамида заговорит.

В заключение зададим последний вопрос: а что, если наши надежды не оправдаются и тайна останется тайной? Ну что ж, по крайней мере, мы разгадали истинное предназначение пирамид: быть отражением на земле очертаний Ориона — вечной обители для звезд-царей Египта.

4ygeca.com



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.