Статьи > Аномалии

Особенности восприятия очевидцами аномальных явлений и их учет в ходе расследования

 
Анализируя и расследуя показания очевидцев Неопознанных Летающих Объектов, нетрудно выявить некоторые основные закономерности процесса восприятия.

На первый взгляд может показаться, что когда очевидец лично наблюдал объект, все, что он рассказывает, в точности соответствует внешнему виду объекта. Однако не все так просто. Восприятие на самом деле связано с цепочкой событий, и в каждом звене этой цепи могут возникать некоторые неточности. В результате сформировавшийся в сознании наблюдателя образ объекта может в чем-то, а иногда и очень значительно отличаться от действительного. Иногда можно "увидеть" и несуществующий объект; некоторые уфологи предлагают, кроме категорий "НЛО" и "ОЛО" (Опознанные Лsетающие Объекты) выделить категорию "псевдо-НЛО", то есть запредельные случаи, когда самый заурядный объект был искажен мозгом очевидца до неузнаваемости (в психиатрии - иллюзии) или же все "наблюдение" началось и закончилось в его мозгу без всякой реальной на то причины в окружающем мире (в психиатрии - галлюцинации).

Цепочка восприятия очевидца НЛО начинается с какого-либо объекта, отражающего или излучающего свет и находящегося на некотором расстоянии от наблюдателя. Этот свет проходит в некоторой среде, как правило, в атмосфере, затем через орган чувств (глаз) и, посредством оптического нерва, образ, созданный светом, передается в мозг, где постигается форма объекта, и наблюдатель дает свою интерпретацию конечного образа.
Если образ достаточно странен и наблюдатель имеет достаточную мотивировку (заинтересованность, служебный долг и др.), то он может рассказать о своем наблюдении заинтересованным лицам, которые выслушают его описание, в результате чего создается картина события.

Если мы исследуем этот процесс поэтапно, то нам станет очевидной необходимость делать скидку на искажения в показаниях свидетелей.

Предположим, что увиденное очевидцами не является плодами их воображения и большинство сообщений об НЛО порождены реальными физическими явлениями, воспринятыми очевидцами. Все, что нам нужно узнать на данном этапе вне зависимости от природы явления - отражал он или испускал свет во все стороны (особенно в сторону очевидцев) и то, каким образом образ объекта был донесен до очевидца.

Это не риторический вопрос, так как известны случаи, когда обычный канал восприятия - свет, попадающий в глаз - ставится под сомнение или заставляет предполагать серьезные искажения непосредственно в процессе передачи образа. Я имею в виду случаи, когда вполне здоровые очевидцы с хорошим зрением, находящиеся рядом, видят один и тот же объект совсем по-разному или одни очевидцы его видят, а другие нет. В сентябре 1964 года около 22 часов отдыхающие Кастропольского дома отдыха (150 человек) совершали вечернюю прогулку на катере и находились довольно далеко в море - береговые огни видны не были.

Вдруг пассажиры катера увидели летящий со стороны земли ярко-желтый диск с туманной серо-голубой поволокой вокруг него. Величина диска была чуть меньше Луны. Он летел с невероятной скоростью. Пролетев мимо, диск остановился довольно далеко. 3-4 минуты возбужденные пассажиры наблюдали объект. Но среди них раздавались возгласы: "Где? Покажите. Не вижу". Не видящим стали показывать ярко светящийся НЛО, они смотрели в указанное место и продолжали ничего не видеть. Диск сделал несколько бросков то в одну, то в другую сторону и улетел. Похожий случай произошел под Винницой в июне 1974 года. На фоне темных туч пролетел очень яркий желтый диск несколько меньше Луны с серовато-голубым нимбом. Пролетев прямо над очевидцами, диск завис над городом, а затем быстро скрылся.

Очевидцев было пятеро. Трое из них очень четко видели диск, причем испытали чувство тревоги, нараставшее с приближением диска. Четвертый сказал, что он что-то видел, но ничего не помнит и не может рассказать. Пятая же, обладавшая хорошим зрением, не видела ничего, сколько ей не показывали. Как это объяснить? К настоящему времени уфологами было выдвинуто несколько довольно путаных теорий. Все они предполагают физическое присутствие объекта, который оказывает некое воздействие (физическое, парапсихологическое или психологическое) на очевидцев или имеет природу, мешающую его реальному восприятию. Существуют так называемые негативные галлюцинации, когда в результате психической болезни или внушения гипнотизера человек как бы "не видит" предмет, хотя он никуда не делся.

В данном случае можно было бы заподозрить подобное внушение, сработавшее не для всех очевидцев, но остается проблема - каким образом внушение было доведено до свидетелей? Привлекать в таком случае парапсихологию мне кажется преждевременным, но кто знает? Парапсихологическим является и объяснение, предложенное Дж. Килем. По его мнению, видеть НЛО могут только хотя бы немного экстрасенсорно одаренные люди и те, кто находятся в пределах их ауры (так называемый "эффект ауры"), причем чем ближе к человеку-реципиенту, тем отчетливее они видят НЛО, а остальным это не дано.

Шведский уфолог Йоста Рэн предположил, что объекты или их пилоты вводят нужный им образ прямо в мозг очевидца при помощи модулированного пучка электромагнитных волн; люди, находящиеся "в фокусе" пучка, видят образ отчетливо, находящиеся "не в фокусе" видят нечто расплывчатое, а находящиеся вне его не увидят ничего, т. к. объекты испускают эти пучки с больших расстояний (например, с геостационарной орбиты, не подвергая себя риску в земной атмосфере) или прикрываются экранами, скрывающими их истинный облик.

Александр Кузовкин предположил, что (по крайней мере, некоторые) НЛО имеют плазменную природу и пульсируют с огромной частотой, а мозг очевидца, не в силах "переварить" образ столь нестабильного объекта, выстраивает картинку из сложившихся в нем стереотипов или просто отказывается воспринимать такой объект. Прекрасная возможность проверить, какая из этих гипотез верна, представилась одному из коллег академика Б. В. Раушенбаха. Он рассказал на страницах журнала "Техника-Молодежи" (1989, N 5), что его покойный друг - "прекрасный специалист", который вместе с ним работал у Королева, как-то раз признался, что уже несколько раз видел "летающие тарелки".

Рассказал, как они устроены, где садились и прочее. Однажды у него была возможность поставить чистый эксперимент. "Он шел к гаражу через лужок. Вдруг видит - садится тарелка. Причем так, что одно дерево ее закрывает, а она сама закрывает другое. То есть можно составить словесный портрет места посадки. Рядом с ним шел взрослый сын, студент. "Между двумя березами - ты видишь тарелку?" - спрашивает он сына. "Ничего не вижу!" - отвечает тот. "А я вижу!" Стояли и спорили. Потом стали подходить к "тарелке", а она поднялась и улетела. Сын так и не видел ничего. Отец видел все... Когда я спросил: "Вы посмотрели, там трава хотя бы была примята?", он хлопнул себя по лбу: "Ой, господи, я и не догадался!". Так был упущен случай проверить, что же кроется за полной невидимостью НЛО для отдельных лиц.

Однако большинство наблюдений этих объектов отнюдь не заставляют усомниться в канале передачи информации (свет-глаз). Мне хотелось бы только заметить, что в процессе прохождения света от явления до глаза очевидца тоже могут появиться искажения, не зависящие от восприятия самого очевидца. Свет проходит через некую среду (обычно через воздух); в типичных событиях, связанных с НЛО, между НЛО и очевидцем имеется определенная дистанция. Чем больше это расстояние, тем слабее становится получаемый им "сигнал": сила света ослабевает с расстоянием.
Во-вторых, всевозможные препятствия на пути распространения света - туман, дымка или дым, причем не обязательно замеченные свидетелем, могут внести помехи в процесс его прохождения.

В-третьих, плотность светопроводящей среды может меняться, и слои более теплого или холодного воздуха могут отклонить, рассеять или исказить световой "сигнал". Такие искажения весьма разнообразны; они могут быть незначительными, а могут увеличить видимый размер объекта, исказить его очертания или продемонстрировать его движение, в то время как на самом деле он неподвижен.

Это, конечно, не является темой сегодняшнего доклада, так как относится к атмосферной оптике, но не учитывать такие явления мы не можем. Когда же, наконец, свет достигает глаза, может произойти множество других явлений. Остается только надеяться, что свидетель не дальтоник (кстати, дальтонизм встречается у 5-8% мужчин и 0,4% женщин; известны три его типа - "краснослепота", "фиолетослепота" и "зеленослепота".) Я уж не говорю о таких известных вещах, как близорукость, дальнозоркость и астигматизм: все это может значительно исказить образ объекта.

Важным является и физическое состояние очевидца. Он может быть больным, пьяным, усталым и т. д., так что его способность наблюдать может претерпевать значительные изменения. Свет достигает зрительных рецепторов и зрительное впечатление проходит по нервам и от одной клетки к другой в мозгу, который это впечатление фиксирует (то и другое, как мы надеемся, тоже работает исправно). Но даже в нормальной воспринимающей образы системе без серьезных сбоев и дефектов могут произойти очередные искажения.

Вне зависимости от яркости и даже цвета объекта, восприятие которых может искажаться из-за фона, на котором он наблюдается, глаз очевидца в разных обстоятельствах воспринимает свет по-разному. Так, если вы только что вышли из темной комнаты, свет обычного фонарика будет ослеплять вас, но если ваши глаза адаптировались к солнечному свету, вы можете даже не заметить, включен фонарик или нет. Это - следствие адаптации глаза к яркости света. Менее известна цветовая адаптация: под влиянием предшествующих условий освещения цветовое восприятие изменяется. Если человек долго находится в комнате с красным светом, то, выйдя из нее в помещение с нормальным освещением, на время адаптации окружающие предметы приобретут зеленоватый оттенок, что будет особенно заметно на белых участках.

Хорошо известно, что наше зрение несовершенно и иногда мы видим не то, что существует в действительности. Но факт, что огромное большинство людей получают иногда одинаковые ошибочные зрительные впечатления, говорит об объективности нашего зрения и о том, что оно, дополняемое мышлением и практикой, дает нам относительно точные сведения о предметах внешнего мира.

С другой стороны, тот факт, что разные люди в процессе зрительного восприятия обладают различной способностью ошибаться, иногда видят в предметах то, чего другие не замечают, говорит о субъективности наших зрительных ощущений и об их относительности. Некоторые несовершенства глаза природа сумела компенсировать: так, "слепое пятно" (место входа оптического нерва в глаз, где нет палочек и колбочек, то есть светочувствительных элементов сетчатки) не мешает нам воспринимать предмет - место, не видимое из-за слепого пятна в одном глазу, приходится на другой участок сетчатки во втором глазу. Но и одноглазый человек не страдает из-за слепого пятна, так как мозг тут же заполняет отсутствие изображения, "достраивая" все недостающие детали; так как глаз при рассматривании предмета движется, качество "достройки" тут же проверяется и исправляется. Однако некоторые несовершенства, нам почти незаметные, могут сильно помешать очевидцам НЛО.

В физиологии зрения хорошо известно, например, явление иррадиации: из-за несовершенства хрусталика светлые предметы на темном фоне кажутся более увеличенными против своих настоящих размеров, как бы захватывая часть темного фона. Из-за этой причины размер НЛО, наблюдаемого ночью, может быть преувеличен. Преувеличение размеров НЛО может быть обусловлено и его положением на небе. Все вы, наверное, обращали внимание на то, что Луна или Солнце у горизонта кажется гораздо больше, нежели в зените, хотя ее угловые размеры нисколько не менялись. Угловые размеры вообще всех объектов на небосводе кажутся увеличенными, если они располагаются ниже 35 градусов и, наоборот, уменьшенными при их высоте более 35+ над горизонтом. Данный эффект так и называется - "лунная иллюзия".

Убедиться, что это не более чем иллюзия, можно двумя простыми способами. Возьмите сложенные вместе три спички в вытянутой перед собой руке. Для человека среднего роста расстояние спичек от глаза составляет примерно 75 см, а поперечник спичек 6 мм. Спички закрывают на небосводе угол около 0,5 град., т. е. равный диаметру Луны или Солнца. Закройте Луну спичками при ее высоком положении на небосводе, когда она кажется маленькой, а затем еще раз, когда она опустится к горизонту и будет казаться в несколько раз больше. К своему удивлению, вы обнаружите, что спичками можно закрыть Луну при любом ее положении, то есть, что размер Луны не изменяется.
Всем хорошо известно, что чем дальше от нас на земной поверхности находится любой предмет, тем под меньшим углом мы его видим.

Это явление перспективы. Луна находится от Земли на расстоянии очень большом (384000 км) по сравнению с расстояниями до наземных предметов, и при ее приближении к горизонту видимого уменьшения ее размеров не происходит. Мы же зрительно ожидаем, что размер Луны при ее опускании к горизонту должен уменьшиться, как у всех видимых в поле зрения предметов у горизонта. Поскольку этого не происходит, то создается впечатление, что Луна становится больше, чем ей следовало быть. Она кажется больше не потому, что в действительности увеличивается, а потому, что не сокращается в размерах, как остальные предметы. В пользу такого объяснения говорит следующий эксперимент.

Сделайте длинную, например, картонную трубку и посмотрите через нее на низко стоящую Луну. Неожиданно обнаружится, что Луна уменьшилась до обычных размеров, потому что мы не видим теперь других предметов у горизонта и их перспективного уменьшения. Уберите трубку, и Луна снова становится большой.

В газете "Сельская жизнь" была опубликована модификация этого опыта: иллюзия исчезает, если встать - как бы это выразиться? - "раком" и посмотреть на Луну между своих ног. Демонстрировать данное положение я, понятное дело, не буду. Эффект здесь тот же: резко суживается поле зрения, и иллюзия исчезает. Эта иллюзия приводит к тому, что мы завышаем не только кажущиеся размеры Солнца, Луны, созвездий, облаков и других объектов у горизонта, но и их высоту над горизонтом.

Когда объект находится на фоне каких-то известных нам предметов или, наоборот, закрывается ими, у нас появляется возможность хоть как-то судить о его угловых и истинных размерах. Но на безопорном пространстве - скажем, на фоне звездного или голубого неба - ошибки при определении размеров объектов значительно возрастают. Это связано не только с почти неизбежной ошибкой в определении расстояния до объекта на небе, но и с особенностью психики человека - очевидцы преувеличивают размеры объекта, если их внимание было сосредоточено на нем. Если же угловые размеры объекта очевидец вспоминает при опросе в помещении, ошибка возрастает еще больше.

Уфолог Вадим Андреев предложил в таких случаях заставлять очевидцев сравнивать представление размера объекта с удаленными деталями конструкций (1-2 км) с перенесением этих размеров на линейку. Результат будет более точным, если есть возможность возвратиться к месту наблюдения для того, чтобы восстановить угловой размер объекта. Что же касается расстояния до объекта на безопорном пространстве, то здесь нередки ошибки в тысячу и более крат. Истинное расстояние до НЛО в таком случае можно определить только методом триангуляции, отложив азимуты на местоположение объекта при одновременном наблюдении из разных мест с достаточной базой (основанием треугольника, то есть расстоянием между местами одновременного наблюдения). Оно, это расстояние, иной раз оказывается решительным образом расходящимся с представлениями о нем у очевидцев. Ошибки здесь могут быть как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения расстояния.

Так, почти все очевидцы феномена 19 февраля 1997 года над Ладогой резко приуменьшили расстояние до него, так как даже не предполагали о его огромных размерах и светимости. Даже весьма опытные наблюдатели (моряки, геодезисты) считали, что объект находится в 2-3 км от них, в то время как он находился в 100-150 км от очевидцев. С другой стороны, известны случаи, когда маленький объект у самого глаза очевидца (капля воды на паутине, пух) принимался за огромный и далекий НЛО. Ошибка в определении любого из факторов - размера, расстояния до объекта, его высоты или скорости - может привести к неверным выводам относительно всех остальных факторов.

Перемены в яркости или размерах объекта могут восприниматься как его движение. Объект, который расширяется или становится более ярким, часто воспринимается как приближающийся, а тускнеющий или уменьшающийся - как удаляющийся. Ночью яркие объекты кажутся находящимися ближе их истинного положения. Подобные же заблуждения возникают при наблюдении двух огней разной яркости, находящихся на одинаковом расстоянии. Более тусклый огонь будет казаться более далеким, и, если они будут поочередно вспыхивать, можем показаться, что это один огонь, который летает взад и вперед. Два источника света, находящиеся неподалеку друг от друга, издали вообще могут показаться одним огнем.

Примеры подобных иллюзий можно было бы приводить и дальше, но я полагаю, что сказанного вполне достаточно. Процесс дальнейшей интерпретации и узнавания объекта напрямую зависит от количества информации об объекте, доступной очевидцу, а также от уровня его знаний и жизненного опыта. Большинство людей, однако, способны придти к какому-либо выводу, даже если информации - как полученной непосредственно из визуальных наблюдений, так и из последующих расчетов и умозаключений - недостаточно для того, чтобы дать недвусмысленный результат.
Ясно, что идентификация образа сильно зависит от личного опыта наблюдателя.

Папуас с Новой Гвинеи, никогда не видевший самолет, вряд ли сможет его правильно идентифицировать. Одна из ошибок идентификации образа вызывается доминирующей потребностью. Она делает человека особенно чувствительным к предмету своей потребности: охотник лучше видит зверя, сборщик ягод - ягоды. Однако, чем сильнее эта потребность, тем чаще может иметь место переигрывание: охотник может принять за зверя какой-либо предмет или подстрелить своего собрата-охотника, сборщик ягод - сорвать несъедобную ягоду, поэтому доминирующие в данный момент у наблюдателя потребности могут явиться источником ошибок.

Если человек сидит в аномальной зоне - каком-нибудь "М-ском треугольнике" - и ждет "тарелку", он может увидеть ее в чем угодно в соответствии со своей доминирующей потребностью. В процессе идентификации образа происходят явления, известные в психологии как генерализация, опущение и искажение. Генерализация - это придание наблюдаемому объекту свойств, характерных для данного класса объектов. Опознав данный конкретный объект как "птицу", наблюдатель автоматически переносит на него все сведения, известные ему о птицах. Если очевидец опознает в объекте "дирижабль", то даже без получения дополнительной информации объекту будут присвоены все свойства "дирижабля".

Применительно к уфологии данный процесс имеет большое значение, поскольку опознавший "аппарат пришельцев" очевидец автоматически перенесет на него сведения, почерпнутые из бульварной прессы и фантастики. Опущение - процесс удаления "лишних", "второстепенных" деталей, упрощение образа. Все мы видели фильм, снятый в Бельгии. Большинство скажут - объект с тремя огнями и одним мигающим посредине. А многие ли вспомнят, что мигающий огонь был смещен относительно центра объекта, а около двух угловых "прожекторов" периодически возникало свечение низкой интенсивности? Второстепенные детали отсеялись... Искажение - процесс, позволяющий смещать восприятие данных. Т. е. сведения, не полностью соответствующие "модели явления" (убеждениям) будут подредактированы в нужном направлении.

Итак: генерализация, опущение и искажение позволяют очевидцу значительно переврать картину увиденного. Процесс генерализации дополнит картинку сведениями, не полученными при наблюдении; опущение отбросит все "лишние" для него (но не для уфологов) сведения; искажение устранит возникшие противоречия. Любая иллюзия из числа тех, о которых мы только что говорили, способна решительным образом повлиять на процесс идентификации. Автокинез - мнимое движение неподвижных (особенно светящихся точечных) объектов, наблюдаемых на фоне безопорного пространства - хороший тому пример: если объект кажется движущимся, это сразу меняет список вещей, которыми он может быть, и, соответственно, изменяет его восприятие. Количество наблюдателей здесь не имеет значения, так как автокинез - как и другие иллюзии - сильно подвержен влиянию группового внушения: когда несколько людей наблюдают объект вместе, они склонны оценивать степень его движения одинаково.

Все факторы, сопровождающие наблюдение предполагаемого НЛО, отнюдь не способствуют его правильному опознанию. Неожиданность наблюдения, его кратковременность, эмоции, охватившие наблюдателя, не готового к такому зрелищу - все это значительно снижает качество наблюдения.

Специалисты по метеорной астрономии знают, насколько сильно отличаются друг от друга показания людей, видевших один и тот же болид - явление, наиболее близко похожее на НЛО по своей кратковременности, внезапности и эмоциональному воздействию на очевидцев. Особенно сильно страдает восприятие времени, так как человек, захваченный врасплох эффектным зрелищем, не может в то же самое время смотреть на часы. Ошибки здесь достигают десятков секунд и даже целых минут, как правило, в сторону увеличения.

Очередные искажения возникает в процессе запоминания информации. Как правило, в глаза в первую очередь бросаются самые приметные детали, они же и оседают в памяти, а все "второстепенное" оттуда выпадает. Это в сочетании с процессом "опущения", о котором мы уже говорили, способно очень заметно исказить образ увиденного. Этой особенностью человеческой психики зачастую пользуются опытные преступники, когда по тем или иным причинам не могут надеть маски: фальшивый шрам или подложная татуировка приковывают к себе большую часть внимания свидетелей, и весь остальной облик преступника большинством людей просто не запоминается.

В криминалистике (теория свидетельских показаний) неоднократно проводились эксперименты по проверке способностей людей к восприятию и запоминанию увиденного. Для этого ничего не подозревающим свидетелям показывали тщательно отрепетированное "ограбление" или "убийство", для лучшего контроля фиксируемое на пленку, а потом проводился "допрос". К величайшему сожалению криминалистов, качество свидетельских показаний было чрезвычайно низким, особенно если опрос "свидетелей" происходил не по "горячим следам", а спустя некоторое время.

В Советском Союзе такие эксперименты проводить не рискнули, и для проверки свидетельских показаний использовались тепличные условия: наших "подопытных" собрали в кинотеатре и показали кусок из зарубежного фильма "на заданную тему". Конечно же, заранее предупрежденные "свидетели", не испытывающие никакого страха в мягком кресле кинотеатра, запоминали все гораздо лучше. Но и они дали всего 80 процентов правильных ответов (из них мужчины - 78,2%, женщины - 81,5%). "Второстепенные" детали - такие, как цвет транспортных средств - запомнились еще хуже (67,2% правильных ответов). Советские и зарубежные эксперименты выявили, что наводящие вопросы могут сбить с толку многих очевидцев (в советских опытах - около 30%), в результате чего они начинают "вспоминать" несуществующие подробности.

Криминалистами отмечено, что добросовестные люди зачастую бывают плохими свидетелями. Когда человек очень хочет помочь, он частенько выдает желаемое за действительное. Впечатлительные люди многое домысливают.

Например, увидел свидетель, как мимо проехала машина. Когда члены следственно-оперативной группы начинают что-то уточнять, появляется дополнительная информация. Оказывается, интересующая милицию машина повернула за угол и ее чем-то загрузили. Начинают воссоздавать ситуацию и выясняется, что свидетель просто не мог видеть того, о чем поведал. То же самое относится и к уфологии. Познавательная способность личности может влиять на то, каким образом человек видит различные вещи. Некоторые люди способны видеть картины в языках пламени или среди облаков, и, хотя то, что они там видят, говорит нам очень многое об их личности (вспомните хотя бы о тестах Роршаха), это нисколько не помогает понять, что же они видели на самом деле.

Это может заметить любой, кто обратит внимание на данное обстоятельство и изучит зависимость образа от личности наблюдателя, его опыта, образованности, жизненных установок и т. п. Чем меньше визуальной информации ему доступно, тем больше данные факторы внутренней жизни человека будут влиять на описание увиденного, предоставляемое исследователю, причем зачастую сам очевидец об этом и не подозревает.

Таким образом, любое наблюдение НЛО представляет из себя крайне причудливую смесь объективного и субъективного, реальности и образов, порожденных разумом человека. После этого меня уже не удивляет, что люди могут описывать один и тот же объект по-разному или что на фотографии НЛО выглядит не так, как в описаниях очевидцев. Что бы ни побуждало очевидца сообщить о случившемся, в ходе опроса могут наложиться дальнейшие искажения, особенно если он не был проведен как следует.

Про опасность наводящих вопросов мы уже знаем, но не менее опасны и "открытые" вопросы типа "Расскажите-ка мне, что вы видели". Я полагаю, излишне напоминать, что в случае группового наблюдения крайне необходимо всех очевидцев опрашивать по отдельности, чтобы их показания не влияли друг на друга. Предвзятость исследователя - скептика или ярого уфомана - здесь может сыграть не менее важную роль, чем предвзятость самого очевидца.
Определенную долю искажений даже при правильно проведенном опросе вносит сам процесс вербализации, то есть оформления в словах имеющегося опыта, перевод ощущений в речевую форму.

Очевидец далеко не всегда может подобрать нужные слова, особенно для описания вещей, далеко выходящих за пределы своего обыденного опыта. Кроме того, на этапе вербализации львиная доля информации будет потеряна из-за недостаточности речи для точного обозначения формы, цвета и т.д. Для обозначения 750 тысяч оттенков, различаемых глазом (в других источниках указано 100 тысяч цветов), в русском языке применяется всего не более сотни понятий (включая таких монстров словообразования, как "цвет морской волны" и "небесно-голубой"). При этом существуют языки, в которых цветовых понятий гораздо меньше (в языке майду весь цветовой спектр определяется тремя словами). Понятия цвета к тому же несколько не определены - с равной долей вероятности цвет апельсина может быть назван "желтым", либо "оранжевым".

Таким образом, уфолог, представляющий картину произошедшего по описанию очевидца, получает уже дважды искаженный образ. Для избежания искажений от вербализации надлежит требовать от очевидца графические изображения; соблюдение фотографической достоверности (соблюдение масштабов, перспектив, прорисовка фона и деталей) позволит в некоторой степени нейтрализовать искажения, внесенные в процессе генерализации. Здесь главное, чтобы крылья творчества и фантазии не унесли очевидца далеко от реальных воспоминаний.

Только сейчас мы начинаем понимать, насколько важна приборная фиксация, фото-, видеосъемки и физические следы НЛО, которые позволяют исключить или свести к минимуму субъективный фактор.

Это же можно отнести и к мультиканальным наблюдениям НЛО, когда объект фиксировался людьми, не связанными друг с другом, из разных точек в сочетании с его приборной фиксацией. Надо всегда помнить, что человеческий фактор неизбежно влияет на все сообщения, с которыми нам придется иметь дело, и мы должны всегда делать скидку на сбои в системе восприятия, вне зависимости от того, чем они были обусловлены - состоянием атмосферы или зрения очевидца.

Опыт и непредвзятый подход должны уберечь исследователя от влияния данных факторов. Особую благодарность я выражаю Вадиму Андрееву, чей сайт, собственно, и натолкнул меня на мысль поднять затронутую тему в стенах Географического Общества.


Михаил Герштейн
UFOnews 02-4-9



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.