Статьи > Миражи над Жигулями > Статьи Авесты

Учтенные и неучтенные природные памятники Среднего Поволжья как важный элемент современной экологической культуры

 
Данная статья является развитием темы затронутой в авторском докладе «Некоторые последствия современного неорганизованного туризма на территории Рачейских Альп (Рачейского бора)», представленном на III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием ПГСГА-Самара 2014 [7, с. 304–316], а также доклада «Неучтенные природные памятники и некоторые проблемы связанные с их сохранением» представленном на IV международной научно-практической конференции ПГСГА-Самара 2015 [5, с. 218–230].

Геологически сложилось так, что на территории Среднего Поволжья сформировалась целая группа уникальных ландшафтов (из них наибольшую известность получили Самарская Лука, Жигулевские и Сокольи горы), а также еще множество находящихся здесь природных и исторических памятников (например, Царев курган – геологический останец древнего массива Жигулевско-Сокольих гор [9, с. 114–119]).

Вышеотмеченные объекты местным населением исторически воспринимались либо мистически, либо восторженно поэтически (вследствие чего и оказались органично включены в местную фольклористику) и тем самым долгое время сохранялись от разрушения.

Развитие промышленности в ХIХ веке (в том числе и в Поволжье) породило антропогенную трансформацию природной окружающей среды,ведущую к разрушению естественных ландшафтов, и зачастую сопровождаемое полным уничтожением уникальных природных памятников. А поскольку последние играли и продолжают играть весьма значительную роль в культурно-просветительном и эстетическом плане, их исчезновение, по меньшей мере, весьма негативно сказывается на эмоционально-духовной составляющей жизнедеятельности общества.

В начале ХХ века началась масштабная добыча известняка на Самарской луке в окрестностях села Ширяево [9, с. 125], разработка Сокского месторождения на другом берегу реки Волги, а также выемка камня из тела Царева кургана в 1876–1879 годах.

Стоит отметить, что на первоначальном этапе масштабы начавшейся разработки были не очень велики. Большая часть добычи здесь сырья велась закрытым тоннельно-шахтным способом. И при этом снижение эстетической привлекательности местности даже в чем-то компенсировалось красотой возводимой промышленной архитектуры. Недаром большинство сохранившихся зданий и сооружений того времени сегодня объявлены архитектурными памятниками или даже рассматриваются некоторыми исследователями как явные следы совершенно иной ныне замалчиваемой цивилизации (подобные идеи представлены например, на сайтах «iskatel.info»
[14], «Тартария» и т. д.).

Ситуация самым существенным образом ухудшилась после завершения второй мировой войны. В частности, добыча известняка и строительного камня в описываемых местах стала осуществляться уже карьерным способом. Возможно, что на первоначальном этапе руководству он казался более простым и дешевым, но в более отдаленной перспективе породил и продолжает порождать множество самых различных проблем.

Вот к чему, например, привела разработка такого уникального объекта как Царев курган: «Сейчас курган лишился своей верхушки. Половина его высоты уничтожена в связи с разработкой камня… Гора в результате активной и не совсем продуманной деятельности человека потеряла свое было величие» [9, с. 117]. Более того за прошедшие годы так и не был осуществлен проект рекультивации Царева кургана, разработанный Тольяттинским отделением ВНИИнеруд еще в 1982 году… Даже сегодня продолжается разработка известняка на территории Самарской Луки. Хотя еще в середине 70-х годов ХХ века было понятно, что нельзя допустить разработки камня на волжских берегах. Нужно сохранить богатейшую растительность гор. Сотни тысяч людей ежегодно совершают поездки по Волге, наслаждаясь красотой великой реки. Пусть и наши потомки любуются чудесным творением природы» [9, с. 114].

При этом, все выше изложенное касалось выявленных и обще признанных природных и природно-исторических памятников. Вместе с тем с самим процессом выявления, постановкой на учет и последующей охраной новых природно-антропогенных памятников не все хорошо. Например, в Интернете сохраняется статья Ю. А. Насимовича «Методические подходы к выявлению ценных природных объектов и формированию системы особо охраняемых природных территорий в городах и пригородных зонах» (данная статья была написана еще в начале 2006 года для университетского сборника, но этот сборник так и не был опубликован). Этот исследователь пишет: «Процедура выявления ценных природных объектов не может быть полностью формализована из-за того, что наибольшей ценностью, как правило, обладают нестандартные объекты, которые уникальны для той или иной территории» [3].

Закономерен вопрос: «Что можно считать природным памятником?» Ответ на него был изложен еще в первом пункте «Типового положения о государственных памятниках природы» СССР утвержденных постановлением Госплана СССР и ГКНТ №77/106 от 27 апреля 1981 г. (с последующей его коррекцией Приказом Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов РФ № 20 от 16.01.1996 г.). Там записано: «Государственными памятниками природы объявляются уникальные или типичные, ценные в научном, культурно-познавательном и оздоровительном отношении природные объекты, представляющие собой небольшие урочища (рощи, озера, участки долин и побережий, достопримечательные горы) и отдельные объекты (редкие и опорные геологические обнажения, эталонные участки месторождений полезных ископаемых, водопады, пещеры, минеральные источники, живописные скалы, метеоритные кратеры, отдельные редкие или исторически ценные деревья и т.п.), а также природные объекты искусственного происхождения (старинные аллеи и парки, участки заброшенных каналов, карьеры, пруды и т.п.), не признанные памятниками истории и культуры или не входящие в состав единых природноисторических памятников…» [9, с. 152].

К сожалению, данное положение несколько абстрактно и практически не дает разъяснений, а откуда собственно берется или откуда должна появляться информация об уникальных объектах/ландшафтах и кто собственно первоначально оценивает их уникальность или типичность. На протяжении последней четверти века автор в ходе своих исследованиях неоднократно сталкивался с этой проблемой. (Частично данная тема рассматривалась в авторском докладе «Некоторые психологические проблемы связанные с выявлением природных и природно-исторических памятников на территории Самарской области» представленном на LXX международной научно-практической конференции Новосибирск 2017 [6, с. 36–49]).

Но вот яркий пример. В начале двухтысячных годов самарский краеведфотограф Виктор Пылявский активно занимался парапланеризмом. В ходе полетов он на свой фотоаппарат и видеокамеру фиксировал казавшиеся ему чем-то интересными различные объекты и пейзажи Самарской области. И вот к югу от города Чапаевск им был запечатлен необычный ландшафт (рисунок 1). При взгляде с высоты представлялось, что словно кусок поверхности Луны, с ее округлыми кратерами, вытянутыми цирками, извилистыми бороздами, самым тщательным образом был кем-то откопирован, а потом «вписан» в классически привычный пейзаж средней полосы Поволжья.


Рис. 1. Панорамный ландшафт «лучистое плато» 2001 год Самарская область,
фото самарского краеведа Виктора Пылявского


Сразу оговоримся, что данный ландшафт, скорее всего не входил в официально утвержденный перечень охраняемых природных или археологических памятников. Вероятнее всего он даже не был известен профильным специалистам историкам и археологам.

Еще раз уточним, что это необычное плато Виктор Пылявский видел только во время пролета в этом районе, а большую часть отснятых на маршруте панорам просматривал и того позже. Конечно, его заинтересовало каменистое овалообразное плато, практически лишенное поверхностного грунта, окруженное своеобразной дугой округлых холмов (возможно, что это были рукотворные курганы), где на земле что-то переливчато мерцало, порой вспыхивая нежными радужными всполохами.

Вероятно, именно из-за этого мерцания данное место в среде стихийных исследователей-энтузиастов получило неофициальное название «лучистое плато». Необходимо указать, что долгое время именно эффект мерцания воспринимался как элемент чистого фольклора. И только в ходе поездки 2013 года, автору удалось установить, что эффект мерцания скорее всего порождают солнечные лучи, преломляющиеся в крупных кристаллах выходящего здесь на поверхность земли минерала именуемого в народе «Марьиным стеклом».

«Марьино стекло» – толстолистоватый прозрачный обезвоженный гипс обогащенный стронцием и магнезией. Он хорошо преломляет свет и может флуоресцировать и фосфоресцировать в бледно зеленоватых и сиреневых цветах при облучении ультрафиолетом.

Наличие большого числа подобных кристаллов в данном месте, косвенным образом могло свидетельствовать о существовании в этом районе древних могильников или святилищ. Ведь как установил еще советский археолог Я. А. Шер – обычно места возведения культовых объектов, связаны с особенностями ландшафта, которые сейчас определяются как природные памятники [12, с. 12].

Вместе с тем осмотр данной территории позволил выдвинуть предложение, что ее формирование в относительно недавнем прошлом могло идти под воздействием ударных сил (например, падения группы метеоритов, ударивших в данном районе в северо-западном направлении). Данное предположение ставило территорию «лучистого плато» в один ряд с находящимся относительно недалеко от него другим природным памятником Майтуганскими солончаками (в простонародье именуемое Майтуганские болота). В пользу экологической значимости формирования данного ландшафта, косвенно может свидетельствовать и следующая быличка, обнаруженная в конце 80-х годов ХХ столетия самарским этнографом Кириллом Серебреницким. Ее суть сводилась к следующему. Был в древности на месте где ныне Майтуганские болота разбойничий скит, и там творились страшные злодеяния. Потом упал сюда небесный огонь. Скит исчез, а на том месте, где он стоял – болота образовались. И теперь только в темные безлунные ночи, вновь порой появляется старый разбойничий скит. А местные туманы наполняются странными бестелесными голосами, зовущими куда-то случайного путника или что-то пытающиеся рассказать ему в ночи.

Еще в середине 70-х годов ХХ столетия, благодаря своему уникальному ландшафту, они были объявлены памятником природы регионального значения. Важно отметить, что до настоящего времени среди специалистов нет единой теории их образования.

Казалось бы, и соседний район должен был получить подобный статус. Но когда район посетили энтузиасты исследователи, большую часть уникального плато «съел» безобразный, но активно функционирующий карьер (рисунок 2).


Рис. 2. Коллаж панорамы карьера у села Троицкое 2013 год,
фото автора с двумя вставками


На рисунке 2 стоит особо обратить внимание, то в верхней части пылевого столба поднимающегося из карьера идет формирование темного шара. Он специально укрупнен и вынесен в виде вставки в правый верхний угол фотографии.

Поездка в данный район показала, что вместе с воронками и кратерами, оказались безвозвратно разрушенными большая часть округлых холмов/курганов. Хотя отдельные холмы/курганы еще сохранялись к юго-востоку от карьера. Они запечатлены на космическом снимке представленном в Интернете программой Google Earth в 2015 году.

Кто и зачем все это разрушил? Информации по данному карьеру найти удалось не много. Местные практически не чего не знают. Только работа с Интернетом позволила установить, что некое ООО «ВГЗ-Новые Материалы» смогло перевести земли сельскохозяйственного назначения в Безенчукском районе в промышленную категорию и начало разработку карьера [2].

Ощутимая утрата. Хочется напомнить, что на протяжении последней четверти века, Среднее Поволжье и Самарская область уже потеряли множество интереснейших объектов, при этом как отнесенных к официально утвержденным природным или историческим памятникам, так и памятников остававшихся безымянными.

Еще одна трагедия, связанная с потенциальной утратой природного памятника разворачивается буквально сегодня и у нас на глазах. «Местные жители называют эту местность «Рачейские Альпы» и она вполне заслужено, определена как памятник природы… Основной достопримечательностью окрестностей села Смолькино являются останцы и глыбы песчаников, образующие природный парк скульптур, валунов и лабиринтов…

Размеры валунов от одного до десятков метров в диаметре. В основном они имеют сглаженные, обтекаемые или скругленные формы… За свои очертания многие природные скульптуры у местных жителей и туристов получили имена и названия: Мыслитель, Ладья, Каменный конь, Воин, Черепаха, Бегемот, Рачейский Сфинкс (рисунок 3)» [1, с. 146]. Не вступая в дискуссию по поводу того насколько контуры тех или иных останцев сформировались под действие стихийных сил природы, а насколько на местные скалы целенаправленно воздействовали люди (это тема отдельного исследования), автор считает нужным напомнить, что в данном районе имеется/имелось довольно много камней несомненно обработанных человеком и их можно разделить на две условные группы.


Рис. 3. Природная скульптура в составе гряды
получившая у местных жителей имя «Сфинкс» 2016 год, фото автора


Первая – камни, которые классифицируют как жернова или вырубленные заготовки необходимые для получения жерновов. Вторая группа – это камни конкреции, чья поверхность в меньшей или большей степени была подвергнута целенаправленной обработке.

Наиболее массово они были сконцентрированы на поляне урочища Белая лошадь (рис. 4), по существу являвшемся необъявленным природноисторическим памятником.


Рис. 4. Коллаж фигурные конкреции, некогда установленные
на поляне урочища Белая лошадь 2004 год, фото автора


Некоторые фрагменты истории этого урочища, а также последствия его разрушения представлены в статьях «Древние капища и современный туризм» [4, с. 3–10] и «Региональное краеведенье и неучтенное культурное наследие» [8, с. 259–267].

В рамках восприятия экологической культуры необходимо указать, что в начале XXI века интерес местных жителей к этим камням имел резко выраженный возрастной характер. Складывалось впечатление, что всю последнюю треть века данный объект (капище) посещался редко, а сами камни если и изучались, то лишь силами отдельных энтузиастов.

В ноябре 2008 года «ритуальная поляна с камнями» была показана по одному из областных телеканалов. Практически сразу после демонстрации данного сюжета – фигурные камни с этого места пропали. В настоящее время считается, что они были вывезены неустановленной группой лиц в неизвестном направлении. Поскольку все эти камни не были официально зарегистрированы и не находились на учете какой-либо официальной организации, их поиск даже не производился [11].

После «исчезновения» фигурных камней с поляны капища, изучать что либо в данном урочище стало весьма затруднительно. Более того интересно отметить, что очень быстро у местных жителей практически утратилась память об этих камнях. Вместе с тем конкреции продолжают самым активным образом варварски вывозить из этих мест и в настоящее время.

Самарский парапланерист фото-краевед Виктор Пылявский, много времени уделявший изучению данного района и посетивший его самые труднодоступные уголки, неоднократно сообщал автору, что в период с 2012 по 2014 годы часто наблюдал вывоз фигурных камней и жерновов.

Это явление Виктор Пылявский объяснял следующим образом – часть населения Сызрани, Тольятти, Самары восприняло откуда-то появившийся слух о том, что если установить «рачейский камень» на своем огороде или приусадебном участке, то можно получать из года в год завидный урожай. Этот слух быстро распространился по области, вследствие чего за местными конкрециями началась настоящая охота. Под горячую руку попали и заготовки жерновов, и даже сами жернова. Но самое страшное, что этим поверьем сразу же воспользовались предприимчивые деятели, организовавшие сбор и вывоз камней уже грузовиками.

Вот что принесла в «Рачейский бор» современная городская культура. Но это еще по беды. 14 сентября 2017 года автор по электронной почте от интернет-пользователя Владимира получил письмо. Его лейтмотив – «сохраним Рачейские Альпы от разрушения». Речь идет о планах строительства в данном районе нового цементного завода, базирующемся на карьерном способе добычи сырья. Как говорится комментарии тут излишне.

Еще один аспект рассматриваемой темы находится в рамках экологической психология, к сожалению дисциплины находящейся в стадии становления. К.п.н. И. А. Шмелева отмечает: «Психогенное влияние факторов внешней среды зависит от отношения к ним данного человека, а не только от величины их параметров» [13, с. 105–120].

В этой связи важно отметить, что все попытки энтузиастов, вывести в этот район и произвести профессиональную оценку обнаруженных объектов представителей профессионального историко-археологического сообщества как столичных, так и региональных – успехом не увенчались.

Ехать на местность специалисты отказывались, впрочем, также как и работать с накопленным энтузиастами фото-видео материалом. Более того, даже последующее обращение к данным материалам, в частности например их представление на Пятой межрегиональной научно-практической конференции «Самарский край в истории России» СОИКМ им. П. В. Алабина, Самара 2014 г. (доклад «Самарское краеведение и фрагменты истории урочища Белая лошадь») было встречено негативно. Хотя доклад был формально выслушан, но позже он так и не вошел в сборник материалов данной конференции. Вот как причину происшедшего объяснил основной составитель сборника материалов конференции ученый секретарь музея к.и.н. Д. А. Сташенков: «Ваши публикации (как и статьи некоторых других авторов) выходят за рамки традиционно сложившихся рубрик нашего сборника. К сожалению, в ближайшее время опубликовать Ваши статьи не представляется возможным… Они не соответствуют духу нашего издания». (При этом совершенно неясно, что это за традиция и дух и чем все это можно измерить?)

В завершении статьи хотелось бы сказать еще об одном объекте/ландшафте, в настоящее время находящемся под потенциальной угрозой разрушения. Речь идет еще об одном фольклорно выделяемом объекте – Стреле Тохтамыша. Изначально об этом объекте в начале двухтысячных годов стало известно из рассказов местного населения.

В 2005 году при тщательном рассмотрении космических снимков данного и прилегающих к нему районов полученных со спутников и представленных в Интернете программой Google Earth, был обнаружен замкнутый контур длиной более 5 км, внешне напоминающий наконечник большой стрелы или малого охотничьего копья.

Если ранее в статье уже было отмечено крайне негативное отношение специалистов к подобным «фольклорным объектам», то в отношении «Стрелы Тохтамыша» можно отметить особый негатив уже со стороны собратьев энтузиастов-исследователей. Вот как, например, оценивает в Интернете данный поиск исследователь, укрывшийся под ником Kudessnik:

«Павлович, Ратник и Кирюша Серебряницкий, а еще и Пылявский с ними давно ищут всяку хрень…» [15].

Показательна попытка автора представить материал по «Стреле» к обсуждению, например, на Третьем Международном семинаре "Поиск следов техногенных цивилизаций" Каир 2014 год была отвергнута сходу. Как написал автору создатель «лаборатории альтернативной истории» и руководитель семинара Андрей Скляров «В природе очень много объектов, имеющих забавную форму, но это еще ни о чем не говорит. Солнце похоже на баскетбольный мяч (особенно на закате), но отсюда не следует, что Солнце – искусственный объект…». Более того тема Стрелы Тохтамыша была первоначально принята к рассмотрению на 4-м съезде исследователей наследия древних цивилизаций – «Атлантология в ХХI веке – перспективы развития» Москва Институт океанологии 2015 г., но в последний момент без объяснения причин была вообще снята с обсуждения.

В завершении данной статьи хотелось бы указать, что территория Самарской области к настоящему времени изучена не в полном объеме. Она по-прежнему изобилует множеством белых пятен и может содержать немало потенциальных природных и природно-исторических памятников. И соответственно потенциал области в рамках экологического туризма [10, с. 70–75] еще не оценен должным образом. Поэтому внимательное отношение к любым народным свидетельствам и индивидуальным исследованьям, открывают в данном направлении самые прекрасные перспективы.

Библиографический список

1. Варенов Д.В., Сименко К.Н., Оробинская Т.В. Останцы верховий реки Усы и история их формирования (Природные скульптуры – валуны), // Краеведческие записки.
Выпуск ХIII, Самара 2004. – 240 с.

2. Гипсовые карьеры Новости бизнеса Самары [Текст] http://www.samru.ru/bisnes/news/27508.html дата обращения 29.01.2018 г.

3. Насимович Ю.А. Методические подходы к выявлению ценных природных объектов и формированию системы особо охраняемых природных территорий в городах и пригородных зонах / Сайт журнала «Темный лес» [Текст]
http://temnyjles.ru/ekologia/CPO2.shtml дата обращения 23.01.2018

4. Павлович, И.Л. Древние капища и современный туризм // журнал Austrian Journal of Humanities and Social Sciences № 4 (7-8)/2014, С. 3-10

5. Павлович, И.Л. Неучтенные природные памятники и некоторые проблемы связанные с их сохранением / Биоэкологическое краеведение: мировые, российские и региональные проблемы: материалы IV международной научно-практической конференции - Самара: ПГСГА, 2015. – 400 с., С. 218-230

6. Павлович, И.Л. Некоторые психологические проблемы, связанные с выявлением природных и природно-исторических памятников на территории Самарской области // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXX междунар. науч.-практ. конф. № 3(70). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 36-49.

7. Павлович, И.Л., Ратник, О.В. Некоторые последствия современного неорганизованного туризма на территории Рачейских Альп // Материалы III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, Самара: ПГСГА, 2014, -449 с.

8. Павлович, И.Л., Ратник, О.В. Региональное краеведение и неучтенное культурное наследие / Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции с международным участием «Жизнь провинции: история и современность» 19-21 марта 2015 года – Нижний Новгород: Изд-во «Книги», 2015. – 324 с., С.259-267.

9. Памятники природы Куйбышевской области. Куйб.кн. издательство, 1986, - 158 с.

10. Святоха Н.Ю., Филимонова И.Ю., Яковлев И.Г. Экологический туризм как форма рационального рекреационного природопользования (на примере Оренбургской области) / Вестник Оренбургского государственного университета 2016. №8(196), С.70-75.

11. Украли идолов. В чувашском селе осквернена языческая святыня / Областной аналитический еженедельник «Хронограф» [Текст]
http://chronograf.ru/articles/?num=143&a=3193 дата обращен. 07.09.2014 г.

12. Шер, Я.А. Каменные изваяния Семиречья // М.Л. Наука, 1966. - 140 с.

13. Шмелев И.А. Проблема взаимодействия человека с окружающей средой: области и аспекты психологического исследования. Вестник Моск.ун-та. Сер.14. Психология.
2010. №3, С.105-120.

14. Vaduhan_08 «Античные акведуки в неантичных местах и не античную эпоху» [Текст] https://iskatel.info/iskateli/vadim-vaduhan-08/ дата обращения 23.01.2018 г.

15. Kudessnik Стрела Тохтамыша на космоснимках [Текст]
http://velosamara.ru/forum/viewtopic.php?f=28&t=41470&start=20 дата обращения

И. Л. Павлович
Ведущий инженер,
Самарский государственный университет,
г. Самара, Россия, 21.12.2015 г.
Источник



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—2018
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.