Статьи > Перевал Дятлова

Тайна гибели экспедиции Дятлова (версия Александра Каса)

Как Власть УД закрывала

 
В этой Главе мы подробно рассмотрим, как Власть и спецслужбы пытались скрыть основные сведения о Преступлении с группой Дятлова, и каким образом им удалось закрыть УД, не доводя до суда.

Ниже представлен крайне интересный документ. Это Письмо Зам. прокурора РСФСР Уракова прокурору Свердловска Клинову о возвращении УД от 01.07.59


Письмо Зам. прокурора РСФСР Уракова прокурору Свердловска Клинову о возвращении УД.
На Письме стоит резолюция о засекречивании Дела под разными грифами


Письмо датировано 01.07.1959, то есть через месяц после прекращения УД Свердловской облпрокуратурой (Постановление от 28.05.1959). Это означает, что УД сразу после вынесения постановления было досмотрено в Москве. Чтобы прекращенное дело сразу после закрытия отправлялось в Прокуратуру РСФСР для рассмотрения - это нонсенс, исключение из правил. Что могло вызвать такое внимание Власти? На самом документе под третьим пунктом стоит заштрихованная чернилами надпись: "3. Копия письма т. Слободину". Это необходимое Основание для дополнительного рассмотрения Дела вышестоящим органом ( в данном случае это Прокуратура РСФСР). Когда это письмо дошло до Прокуратуры, мы не знаем, но для возбуждения проверки по прекращенному делу имеется строго оговоренный срок: в 1959 году он составлял 7 дней после вынесения Постановления о прекращении Дела. Перед нами официальный ответ Прокуратуры РСФСР на письмо отца Рустема Слободина - обязательная в данном вопросе процедура. Решение по УД может пройти дополнительное рассмотрение вышестоящим органом ТОЛЬКО после вынесения решения нижестоящим органом, следовательно, отец Слободина отправил заявление на пересмотр решения Свердловской облпрокуратуры в течение 7-ми дней после 28.05.59. Надо полагать, это было не единственное Заявление, но в данном случае это не играет роли - даже одного Заявления было достаточно для повторной проверки.

На указанном выше Письме есть надпись чернилами: "Роговой Ю.И. по указанию Н.И.Клинова просьба хранить в секретном архиве, пакет хранить в с/с хранилище". Подпись: Иванов. Дата: 11.07.59. Также есть штамп Сведловской областной прокуратуры, что Письмо получено 06.07.59. И резолюция Иванова о засекречивании УД по приказу прокурора Свердловской облпрокуратуры Клинова от 11.07.59. То есть, после получения Письма из прокуратуры РСФСР еще неделю в Сведловске что-то решали и лишь потом дело засекретили. В СССР имелись следующие степени секретности документов (по убыванию):
"особой важности",
"совершенно секретно",
"секретно",
"для служебного пользования".

Гриф "особой важности" и "совершенно секретно" проставляется на документах, изданиях, специзделиях и работах, содержащих сведения, составляющие государственную тайну.

Гриф "секретно" проставляется на документах, изданиях, специзделиях и работах, не содержащих сведений, составляющих государственную тайну, но отнесенных к категории секретных в соответствии с ведомственными перечнями сведений, подлежащих засекречиванию.

Гриф "для служебного пользования" дается документам, изданиям и работам, а также различного рода инструкциям, наставлениям и другим материалам, содержащим сведения, которые хотя и не являются секретными, но в соответствии с Перечнем Государственного комитета Совета Министров СССР по печати запрещены к опубликованию в открытой печати, к использованию в передачах по радио и телевидению или опубликование которых может нанести вред Советскому государству.

Гриф секретности документов и выписок из них определяется исполнителем и лицом, подписывающим документы.

В соответствии с грифом секретности определяется порядок изготовления, хранения особо важных, совершенно секретных и секретных документов, изданий, специзделий и ознакомления с ними, а также порядок допуска к особо важным, совершенно секретным и секретным работам.

Степени секретности по ответственности:
а) "особо важно" - такой гриф имеют сведения, разглашение которых может нанести ущерб интересам РФ; снять такой гриф секретности для ознакомления может только указ руководителя страны и/или государственная комиссия,
б) "совершенно секретно" - такой гриф имеют сведения, разглашение которых, может причинить ущерб министерствам и ведомствам; снять такой гриф может межведомственная комиссия ответственного министерства,
в) "секретно" - такой гриф имеют сведения, разглашение которых может причинить ущерб предприятиям, учреждениям, организациям (до 1991 г. сведения такого рода относились к служебной тайне). Снять гриф может руководство организации.

Многие прожженные дятловеды очень любят заявлять, мол нет на папке с УД никакого грифа секретности, а значит дело не было засекречено, все липа, есть другое настоящее засекреченное УД... Ну, эту демагогию мы даже рассматривать не будем. Грифы секретности накладываются не надписью ручкой на картонной бумаге, а специальной резолюцией. По Делу Дятлова такая резолюция есть. И уж коли именно это УД отправлялось на рассмотрение зампрокурору Прокуратуры РСФСР Уракову, то именно это УД и есть настоящее, других уголовных дел нет. А если некие дела и велись параллельно, то перед отправкой Уракову они должны были объединиться и приведены в порядок в рамках одного УД. Иначе Ураков моментом уволит всех, кто занимался расследованием, и будет абсолютно прав.

Если мы внимательно посмотрим на приведенный выше документ, то обнаруживается крайне любопытная вещь: само Дело решено хранить в архиве с грифом "секретно", а вот некий ПАКЕТ под высочайшим грифом "с/с" - СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. То есть за секретность самого УД отвечает Свердловская областная прокуратура, она вправе открывать его, или нет. А вот секретный "пакет" с грифом "совершенно секретно" - это уже степень секретности министерства юстиции, т.е. Генерального прокурора СССР. Что же это за "пакет" такой совсекретный, откуда он появился?

Будем разбираться в рамках нашей реконструкции. Когда следователь Лев Никитич Иванов принял дела от В.И. Коротаева, он уже был введен в курс дела. Конечно же, никакую гостайну по аварии ракеты, по убийству группы Дятлова ему не сообщили. Его просто вызвал к себе прокурор Н.И. Клинов и в присутствии второго секретаря обкома А.Ф. Ештокина обрисовал пикантность передаваемого дела. Мол, в связи с ненужной оглаской трагедии с 9-тью погибшими, дело надо провести быстро, особо никуда не влезать, подвести под замерзание. Конечно же, Иванову сообщили, что из-за вопиющих ошибок предыдущего молодого следователя, предполагается легализовать спектакль на перевале. Но все это сугубо ради спокойствия граждан и во избежание ненужных кривотолков. Его познакомили со "сведущими людьми" из областного управления КГБ, там и обрисовали основную операцию по легализации трупов согласно тщательно разработанного Спектакля. Также Иванову указали, что крайне желательно, чтобы фотопленки из фотоаппаратов проявили именно студенты-поисковики. Ну, чтобы потом сомнений не осталось в правдивости следствия и искренности властей. Иванову сообщили, что по сценарию Спектакля обнаружение палатки и трупов должно быть осуществлено самими студентами. Но там потрудятся другие специалисты, а Вам, товарищ Иванов, надо срочно вылетать в Ивдель к товарищу Темпалову, он и введет Вас в курс дела более подробно. Само-собой, все первичные документы по УД за подписями Коротаева должны быть Вами из дела аккуратно извлечены и сохранены в особой папке, вне основного Дела. Вам надо срочным порядком провести УД с белого листа, так называемое - адаптированное дело.

Наверное, Лев Никитич Иванов не очень обрадовался такому назначению, но в данном случае у него не оставалось выбора. Дело надо было провести в рамках областной прокуратуры совместно с товарищами из областного КГБ. Никакой утечки информации быть не должно.
Как там шил Дело товарищ Иванов мы уже подробно рассмотрели. Спектакль шел по сценарию и готовился к завершению. Вот только в мае случилось непредвиденное...

Первоначально режиссеры планировали по факту обнаружения первых наиболее неповрежденных трупов провести показательные экспертизы. Мол, вот Вам трупы, никаких особо повреждений нет. Синяки и сбитые кулаки? Так это в агонии при замерзании получили. А то, что тяжелые травмы головы у Колмогоровой и Слободина - так то сами о дерево ночью ударились, чего в походах не бывает... Так все и шло шито-крыто, пока химическая экспертиза не выявила наличие в крови трупов алкалоидных ядов. Тогда включился КГБ, и извлек опасные акты вместе с образцами биоматериалов. Худо-бедно выкрутились...
План режиссеров был предельно понятен: так как первые трупы обнаружены без следов насильственной смерти и увечий, значит и вся группа замерзла где-то рядом. Так удалось сузить поиски до пяточка в районе высоты 1079. Наиболее опасные трупы планировалось обнаружить по теплу уже в непотребном для экспертиз виде. Мол вот, разложились до неузнаваемости, быстренько осмотрели и похоронили в закрытых гробах. Чем позже трупы найдут, тем режиссерам лучше (больше степень разложения). Когда в начале мая начал сходить снег, и стали проступать яркие следы присутствия в районе поисков чужих людей, решили приступить к завершению операции по легализации. К тому же близились студенческие каникулы, когда студенты всех вузов Свердловска собирались отправиться на поиски пропавших товарищей. Пришло время для обнаружения трупов последней четверки.

Читаем журнал радиограмм с поисков. Он дошел до нас уже в серьезно отредактированном виде (даты отсутствуют, многие слова затерты). Тем не менее даже то, что сохранилось, довольно любопытно. В начале Радиограмма Отрюкова с места поисков в адрес Проданова Ивана Степановича (Первый секретарь горкома Ивделя):
Иван Степанович!
Ведь это же возмутительно! Я вместе с четырнадцатью товарищами и на плечах вынес трупы к вертолету, а личный состав экипажа расст... полтора десятка ... состоянии сел вертолет, несмотря на мои убедительные просьбы, не взял просимое на борт. Как коммунист ... возмущенные поведением экипажа, прошу проинформировать об этом горком партии и командующего дважды героя Советского Союза генерал-полковника Лелюшенко. Лично для вас. Трупы замерзшие, в том состоянии, в котором вы их видели. Это ... касается их открытых частей тела. Мы их нет ... ориентировались в ... Подробное исследование показало, что они в замерзшем состоянии, медэксперт ... отказался произвести их резекцию из-за невозможности сделать это, о чем он вам, по вашему требованию, доложит лично. Ортюков.
Оказывается, даже вскрытие трупов планировали провести на месте, прямо на перевале. А была законодательная основа под этим мероприятием? Как ни странно это звучит - была! Я не буду приводить здесь полный ворох поднятых мной и коллегами документов - поверьте на слово, но на 1959 год судмедэксперт, в случае трудности транспортировки трупов, мог провести внешний и внутренний осмотры трупов прямо на месте. Так и планировали Режиссеры. Им нужно было образцово-показательное расследование. В правовом поле, но с заведомо известным результатом.

Вот для чего в мае 1059 года Возрожденного подвезли прямо на место обнаружения последних трупов. Но вот беда, судмедэксперт отказался делать вскрытие по причине промерзания трупов и физической невозможности проведения операции. Обратите внимание, Ортюков отправляет информацию не в штаб поисков Сульману, не прокурору, а напрямую Проданову. Следовательно, еще на тот момент (05.05.1959) контроль над операцией был на уровне городских партийных властей, без контроля вышестоящих прокуратур, полуподпольно. Дальше Ортюков сообщает в радиограмме: "трупы замерзшие, в том состоянии, в котором вы их видели". Это означает, что в день обнаружения трупов на месте присутствовал сам Проданов и видел трупы в ручье. Откуда такое стремление у Первого секретаря горкома посмотреть на разложившиеся трупы? Да и не помнит никто Проданова на поисках. Намного более правдоподобно предположить, что Проданов видел эти трупы раньше обнаружения, когда контролировал неудачное для Режиссеров следствие Коротаева. Но в то время Георгий Семёнович Ортюков дурагонил студентов на военной кафедре УПИ и был ни сном ни духом. Получается, что Ортюков видел Уракова у трупов совсем недавно, накануне обнаружения в овраге. Хотя, может, старый денщик Жукова просто оговорился. Пока не суть...

Читаем вторую радиограмму:
Проданову Прошу передать Клинову. Трупы мёрзлые. По этой причине подробный осмотр сделать нельзя. Трупы хорошо подготовлены к отправке в Ивдель, обложены лапником, зашиты в брезент. Если завтра не вывезти, то разложатся. В случае захоронения на высоте вскрытие сделать не удастся из-за отсутствия элементарных условий. Возрожденного отправил в Ивдель в ожидании трупов. Следов насилия нет. Разрезы одежды сделаны самими туристами. Остаюсь в лагере для розыска мелких вещей. Иванов
Опять срочной депешей самому прокурору области телеграфируют о невозможности сделать подробного осмотра трупов на месте. А почему осмотр трупов с "резекцией" должен быть проведен именно на Перевале??? До Ивдельской больницы лететь час, до Свердловской три с пересадкой. Но даже с такой незначительной задержкой Осмотры трупов пройдут быстрее и, самой главное (!), намного более информативно. Но именно этого и боялись Режиссеры. Решение проводить невообразимые вскрытия и осмотры трупов на продуваемом уральском перевале - это приказ. Это заранее оговоренное решение.

Далее Иванов строчит в телеграммах сногсшибательную фразу: "В случае захоронения на высоте...". Это еще раз выдает первоначальный сценарий главного Спектакля с дополнительными подробностями: быстренько провести осмотр с понятыми в лице "своих" военных из Ивдельлага, и захоронить трупы прямо на Перевале. Мол, разложились, не транспортабельные. И все концы в воду! Именно поэтому вертолетчики первоначально и не стали брать трупы, на это было строгое указание Проданова - трупы с перевала не везти. По свидетельствам поисковиков, трупы не забирали с Перевала еще двое суток, якобы по несговорчивости вертолетчиков. Попробовали бы вертолетчики так поартачится, если был приказ партийных боссов... Но приказ был противоположный - трупы с Перевала не забирать, проводить осмотр и погребение на месте. Два дня ждали от Возрожденного спасительных Актов осмотров и... не дождались. Пришлось пойти на поводу у судмедэксперта и везти трупы прямиком до Свердловска.

О том, что трупы планировали захоронить именно в горах прямо свидетельствует командир вертолета, который вывозил трупы. Это владимирец Виктор Потяженко: "«Пропащее» дело решили замять. Сначала хотели студентов прямо в горах похоронить. Но родители и родственники возмутились. Забастовки были, весь Свердловск гудел - незаконно, неправильно хоронить тайком". Также очень показательно поведение Следователя Иванова. Казалось бы, наконец обнаружены последние трупы, тут могут быть важнейшие улики и разгадка гибели группы. Надо все оцепить, облазить с лупой, провести трасологическую экспертизу, все зафиксировать на многочисленных фото под разными ракурсами. НИ-ЧЕ-ГО подобного Иванов не делает, стоит как статист и просто доигрывает свою роль следователя-простофили.

Вот что пишет свидетель Аскинадзи:
Одного только я знал в лицо – следователя Иванова. Он вел себя удивительно отстраненно. Даже не фотографировал толком. Если бы я был следователем, то я бы на пузе лазил, снимал все. А он стоит равнодушно, руки в карманы. Видимо, ему было всё ясно и потому всё уже безразлично. По-моему, он даже к трупам не подходил. Кстати, в этот же день Иванов и улетел.
(источник)
Поэтому ничего там Иванов не искал, он ВСЁ прекрасно знал. Когда опасные трупы вылетели в Свердловск, Иванов понял, что его ждут нелегкие времена.

В сбое первоначального Сценария просматривается твёрдая позиция Бориса Алексеевича Возрожденного. Именно он настоял на вскрытии трупов в нормальных условиях морга. Почему? Да потому что потом, в случае пересмотра УД, именно его и припрут к ответственности, что провел и расписался в липовых СМЭ. А зачем Возрожденному срок на себя своими руками подписывать? Возрожденный отказался, и правильно сделал. Переводя опасные Осмотры СМЭ с Перевала, он гарантировал свою безопасность, в обратном случае он становился единственным свидетелем насильственной смерти и планировать дожить до глубокой старости никак не мог. Фактически, Возрожденный решил соскочить с крючка по методу Коротаева - ознакомить с опасным делом как можно больше свидетелей в своем ведомстве. Как мы говорили - это был единственно верный ход в той ситуации. В рамках адаптированного Дела шла тонкая игра основных фигурантов. Никто не хотел в случае чего оказаться в роли виновного, но и открыто выступать против заказанного сверху Спектакля было нельзя. По сценарию Следствие должно было пройти показательно, в рамках существующей законности.

Итак, Борис Алексеевич Возрожденный отказался делать Осмотры трупов на перевале и назначил эти мероприятия в Свердловск. По тогдашнему законодательству именно судмедэксперт принимал решение по данному вопросу. Ни Иванов, ни Клинов, ни сам Хрущёв не могли в этом вопросе ему давать приказы. Картина, открывшаяся в Свердловске перед глазами изумленной комиссии ошарашила даже бывалых криминалистов... Навязанную Режиссерами трактовку смерти от замерзания не подписал ни один судмедэксперт, выявленные увечья никак нельзя было списать на воздействие низкой температуры. Так первоначальный сценарий Режиссеров сорвался окончательно и благодарить за это мы должны ОДНОГО человека - Бориса Алексеевича Возрожденного. Его до сих пор взахлёб оплевывают всё дятловедческое сообщество, мол трус-предатель-агент... Но не будь Возрожденного, и его гражданского подвига, всё бы в Деле группы Дятлова так и закончилось на Перевале. Тогда бы в армейскую палатку тупо занесли трупы, зашли бы эксперт с Ивановым и Ортюковым, выпили спиртяги на троих и дружно бы подписали заранее заготовленные Акты: холодовая смерть. И далее приписочку: трупы не транспортабельны, захоронили по месту. И всё! И не было бы сейчас ни Дятловедения, ни нашего страстного любопытства к этой истории. Ничего бы не было. Но благодаря Возрождённому всё случилось иначе...

За окном торжественно гремел праздник Дня Победы, а Спектакль окончательно провалился. В морге Свердловской городской больницы озадаченный Иванов молча слушал монотонные ремарки Возрожденного о различных выявленных патологиях. Нет, Иванов не задавал наводящих вопросов, никто не задавал. Всё всем было ясно... Последняя надежда замять дело и подписать фиктивные Акты тут же провалилась - член комиссии Чуркина вообще не стало ничего подписывать. Борис Алексеевич машинально отобрал образцы тканей для судебно-химической и гистологической экспертиз и молча откланялся до СОБСМЭ. Последней сценой этого акта был уставший Иванов в своем кабинете, который от нескольких бессонных ночей в морге уже не понимал, какой сегодня день... А еще он совсем не понимал, как фразу в Заключениях Возрожденного "травма получена от воздействия большой силы.., смерть насильственная" преобразить в спасительный вердикт "смерть наступила от воздействия низких температур.., несчастный случай". Решения не было ни у него, ни у Режиссёров. Решили тупо подождать, мол, само-собой как-нибудь рассосётся... Главное дотянуть до 28.05.1959, когда срок Следствия закончится (продлен 30.04.59 до 28.05.59 по ходатайству Иванова), и УД можно будет тихонько прикрыть...

Но "весёлые времена" для Иванова начались сразу после праздников. Информация об умышленном сокрытии преступления быстро дошла до Прокуратуры СССР. От кого прошла утечка сейчас установить не возможно. Но 11.05.59 заместитель нач. следственного управления Прокуратуры СССР, Государственный советник юстиции 3-его класса Камочкин отписал срочную депешу в Свердловск товарищу Клинову Н.И.: "Прошу Вас сообщить о результатах следствия и принятом решении по делу о гибели 9 студентов лыжников" (с точным указанием номера УД 3/2518-59). Нет, это не номер самого УД, его в Прокуратуре СССР могли и не знать. Номер Дела №3/2518-59 - это индексный номер Надзорного производства по Делу о гибели 9-ти туристов. Теперь Центральная прокуратура СССР взяла делопроизводство под свой официальный надзор. Скрыть преступление от Москвы не удалось, а это означало, что скоро режиссеров позовут на ковер в высокие кабинеты.

Далее в свердловской областной прокуратуре возникает момент принятия решения. А решения-то нет. Клинов не знает, что отвечать на запрос Центральной прокуратуры СССР и просто тянет время. Ясно, что липовое укороченное УД в Прокуратуру СССР не отдашь, - сразу кресло поменяешь на нары в красной зоне. Но и полное УД отдавать стрёмно, по нему вырисовывается яркая картина умышленного сокрытия преступления с убийством 9 человек... Клинов берет паузу, консультируется с Ештокиным и Кириленко. Вопрос на повестке один: ЧТО ОТВЕЧАТЬ В МОСКВУ? Но 15.05.59 уже из прокуратуры РСФСР отправляется повторный запрос, то есть из непосредственной головной прокуратуры над областной (она уже может принимать непосредственные меры воздействия, вплоть до ареста Клинова и всей команды). Зам. нач. следственного отдела старший советник юстиции Семенов пишет депешу: "Прошу сообщить о результатах розыска группы туристов г. Свердловска, пропавших без вести в Ивдельском районе".

Обратите внимание, по состоянию на 15.05.1959 года прокуратура РСФСР ничего не знает о расследовании свердловской облпрокуратуры, и даже еще не в курсе, что все туристы УЖЕ обнаружены мертвыми. А, значит, Свердловск играл свою игру, вышестоящие прокуратуры ставились в известность по остаточному признаку - получали только фильтрованную информацию. Но теперь Свердловску делать было нечего, пришла пора вскрывать карты. 16.05.59 Клинов пишет чернилами на первом письме из Центральной прокуратуры СССР резолюцию: "т. Иванову дать ответ". Идет еще затяжка времени и какая-то подковерная возня. И лишь 20.05.59 на втором письме из Прокуратуры РСФСР Клинов пишет резолюцию: "т. Иванову подготовить дело". Всё, настал момент держать ответ.
Но перед тем, как передавать Дело на проверку, режиссеры Спектакля решили подстраховаться. Тогда и родился виртуозный план провести физико-техническую экспертизу майских трупов на радиацию, уже через 9 дней после проведения основного судебно-медицинского осмотра и через неделю после похорон погибших туристов! В Свердловском обкоме и областной прокуратуре отлично понимали, что если радиация обнаружится, то дело автоматом засекретят и все концы в воду. Тогда УД возьмет под свой зонтик КГБ, и никакого доследования и суда не будет.

18.05.1959 года Иванов подписывает Постановление о проведении физико-технической экспертизы на выявление в образцах одежды и тканей трупов радиоактивного загрязнения. Тем же днем эксперт Левашов приступил к экспертизе, то есть в сверхсрочном режиме. Операция "Радиация" стартовала!


Постановление следователя Иванова о назначении Физико-технической экспертизы от 18.05.1959


Отчет Левашова по проведенной экспертизе 18-27.05.59. Последний Лист

Физико-техническая экспертиза проводилась Левашовым с 18.05 по 25.05.1959. А спустя двое суток (27.05.1959 года) Левашов предоставил заключение. Его и почитаем:
ВЫВОДЫ:

1)Исследованные твердые биосубстраты содержат радиоактивные вещества в пределах естественного содержания,обусловленного Калием-40.

2)Исследованные отдельные образцы одежды содержат несколько завышенные количества радиоактивных веществ или радиоактивные вещества, являющегося бета-излучателем.

3) Обнаруженные радиоактивные вещества или радиоактивное вещество при промывке образцов одежды проявляют тенденцию к смыванию, т. е. вызваны не нейтронным потоком и наведенной радиоактивностью, а радиоактивным загрязнением бета-частицами. (Главный радиолог города Левашов)...

4) Уровень загрязненности отдельных частей одежды (№ 4 – свитер коричневый) доходил до 9900 распадов в минуту на 150 кв. см, а после промывки в течение 3 часов в проточной воде он составлял 5200, что примерно соответствовало норме для одежды людей, работающих с радиоактивными веществами (до промывки). Пояс свитера № 1 показал до промывки 5600, а после промывки – 2700. Т. е. этот пояс до промывки был активирован немного больше нормы для работающих с радиоактивными веществами, а после промывки имел естественный фон. Нижняя часть шаровар от № 1 показала 5000 распадов до промывки и 2600 после промывки. Т

5) Одежда загрязнена или радиоактивной пылью, выпавшей из атмосферы, или эта одежда была подвержена загрязнению при работе с радиоактивными веществами,или при контакте.

6) С учетом того, что до исследования участки одежды находились в проточной воде около 15 дней, можно полагать, что их загрязненность могла быть во много раз большей, но здесь надо учитывать, что одежда могла промываться неравномерно, т. е. с разной степенью интенсивности.
Поясню, о чем тут речь: в биоматериалах никакой повышенной радиоактивности экспертиза не обнаружила. В тканях содержалось естественное количество радиоактивных веществ. Повышенную радиоактивность обнаружили всего на трех фрагментах одежды: на «свитере коричневом» - 9900 распадов в минуту,нижняя часть шаровар – 5000 распадов в минуту, пояс свитера – 5600 распадов в минуту. Радиация оказалась слабой, – она максимально превышала естественный фон в 3,7 раза (9900 распадов против 2700), – лишь на одном фрагменте одежды, а на двух других превышала примерно в 2 раза (5600 и 5000 против 2700 распадов).Следовательно, дятловцы не были поражены радиацией и даже нейтронным излучением(это тем дятловедам, которые фантазируют о взрыве нейтронной бомбы). На одежде есть загрязнения, которые можно получить при попадании радиоактивной пыли на одежду, например, с ветром в зоне с радиоактивным заражением. То есть эта радиация не летальная. По нашей реконструкции это загрязнение туристы получили 03.02.59, когда пришли в зону падения ракеты в районе Отортена.

Само по себе Заключение Левашова абсолютно не раскрывает причину смерти туристов. Но этого и не требовалось. Для Свердловска важно было само присутствие радиации. По незыблемым правилам того времени при выявлении радиационного следа Дела моментом засекречивались и передавались в ведение КГБ. Именно этого и добивались режиссеры во главе с Первым секретарем обкома Кириленко: не допустить оглашения Трагедии и Преступления областных структур в отношении невинных студентов УПИ. Вот почему официально УД, проводимое Свердловской областной прокуратурой, было успешно закрыто 28.05.59 и засекречено. После этого УД со всеми материалами, собранными с 06.02.59 было тщательно собрано, прошнуровано и отправлено в Прокуратуру РСФСР под своим текущим номером и датой официального открытия 06.02.59. Но это вовсе не означало, что служебное расследование по этому резонансному Делу было завершено...

Вот почему радиоактивный след, падение ракеты и тайные испытания военных- это спасительная легенда, дабы ни у кого не осталось вопросов. Ответ простой и по-окопному лаконичный: там военные что-то намутили, секретные испытания, табу. И всё, все вопросы отпали - всё засекречено, военная тайна. Именно об этом настойчиво говорили родственникам погибших властные чиновники, именно об этом умышленно распускали слухи на поисках. Ниже приведена матчасть.

Поисковик Аскинадзи о ракетной версии:
Я предполагаю, что она специально муссировалась властью, поскольку народ уже был приучен, что всё связанное с ракетной тематикой, всё это строго секретно. Тогда это никого не удивляло… Я уже писал, что эта версия во время поисков была единственной, и никто не считал её секретом. Принималась, как само собой разумеющаяся. И авторов этого секрета никто не знал – было народное творчество, которое передавалось от группы группе. Нам передал по наследству Ю.Блинов, а ему - предыдущая группа. (http://samlib.ru/p/piskarewa_m_l/pismavma.shtml)
Летчик Карпушин
Примерно в то же вре­мя, когда нашли тела туристов, - говорит Георгий Александрович, - кто-то ляпнул, что они стали жер­твой обломков отработан­ной части ракеты, но у меня эта версия вызывает только недоумение.
(https://www.kp.ru/daily/25949.4/2891959/)
Поисковик Аскинадзи:
Тогда весь Свердловск говорил, что где-то на перевале взорвалась ракета. Этой же информацией начинял нас и полковник Ортюков. Возможно, что у него задание было такое. Властям было выгодно пустить слух о ракетной версии, потому что эта версия оправдывала всю секретность вокруг этого дела. Это как-то успокаивало людей и даже родственников погибших. Эта версия уводила от поиска настоящей правды. Ну, раз ракета, то это все связано с государственной тайной. Потому и не надо требовать от властей объяснений каких-то.Но властям уж тогда никто не верил, все понимали, что чиновники врут.
(https://www.yar.kp.ru/daily/26186/3075303/)
©ОО"ИНТЕРНЕТ-ЦЕНТР трагедии Дятловцев" . Текст беседы "ЦЕНТРа гражданского расследования трагедии Дятловцев" 28.09. 2011 г.:
НАВИГ брату Рустему Слободина: А Вы обращались к властям?
Борис Владимирович Слободин: Ой. много обращались.
НАВИГ: Есть ответы?
Борис Владимирович Слободин: Письменных нет. а устные: Обращайтесь в министерство обороны.
Сестра Колмогоровой Татьяна Алексеевна: У меня родная сестра была партийная, сходила туда, в Свердловске... Кто там раньше-то был?
НАВИГ: Кириленко
Т.А.:Кириленко. Она сходила к нему и ей сказали вроде того, что "Вы коммунист?" Что Вы тут ходите? Если родителям нужна пенсия, обращайтесь к военным". Вот и всё.
Как мы видим, ни ракетную версию, ни причастность военных Власть не скрывала. Наоборот: усиленно насаждала. Поэтому, когда вы увидите ликующего дятловеда, что он, якобы, открыл великую тайну полишинеля о причастности военных к трагедии и ракетным испытаниям - перекрестите его и тихонько шепните на ушко - ИМЕННО ОБ ЭТОМ В 1959 ГОДУ ЗАСТАВЛЯЛИ ГОВОРИТЬ ВЕСЬ СВЕРДЛОВСК. Вот он, наверное, расстроится... Так может и не было никакого секрета и секретности? Нет, секретность была и еще какая!
Правда, этому была и пока остается серьезная помеха в виде глубочайшего засекречивания дела в самом его истоке вплоть до попытки не допустить похороны в Свердловске, многочисленные подписки о неразглашении вопросов расследования. Все это хорошо описано в книге «Человек, спорт, природа», изданной в УПИ еще в 99 году. Большой авторский коллектив во главе с Давыдовым. Многие из моего поколения пока остаются под гипнозом этого засекречивания и нежелание властей помочь разобраться в этом деле. Многие годы дело было хорошо спрятано от общественности.
(Текст из выступления Бартоломея П.И. 01.02.2009, © ОО"ИНТЕРНЕТ-ЦЕНТР трагедии Дятловцев" , 2009г.)
Вот почему тайна и её строжайшее засекречивание имели место быть. При этом Власть боялась вовсе не информацию о военных испытаниях. Власть боялась вскрытия намного более ужасного преступления: убийства 9-ти человек. А с такой тайной и ракетная версия покажется цветочками. Когда 27.05.59 по экспертизе Левашова были выявлены следы радиации и об этом сообщили в Москву, в Свердловске мигом нарисовался товарищ Ураков. Занимая высокую должность зам ген. прокурора Генрокуратуры СССР Леонид Иванович Ураков был для органов юстиции богом на земле. Чем мог быть вызван его приезд в областную прокуратуру? Ну, обнаружение радиации - это не его поле контроля и не его уровень. Приехали бы представители КГБ областного уровня, уточнили бы подробности обнаружения, дело бы засекретили, взяли бы себе копии документов, начали бы свои оперативные действия. По этим условиям приезд Уракова не объясним.

По-видимому, приезд заместителя генпрокуратуры был вызван тем, что областная прокуратура вышла из под контроля и полностью потеряла субординацию. Что прокурор Клинов не предоставляет информацию по делу с гибелью 9-ти человек, запросы вышестоящих прокуратур либо игнорирует, либо пишет непонятные отписки с недельными опозданиями. Само дело было скрыто от Москвы и стало известно благодаря другим сигналам. Вот это повод уровня Уракова. Поводом могла стать так же подковёрная борьба КГБ и Генпрокуратуры уже в московских властных кабинетах. Никто не хотел оказаться в роли виновного и доводить Дело до суда. Дело надо было просто срочно закрыть, под любым предлогом. Евгений Федорович Окишев, который непосредственно курировал Дело по гибели группы Дятлова в Свердловской обл. прокуратуре так описывает приезд Уракова:
А для нас в то время развернулись другие события. Приехал заместитель прокурора республики по следствию Ураков. В спешном порядке взял дело. Сказал – пишите постановление. И поехал вместе с Клиновым в обком партии и Иванов с ними. Когда Иванов вернулся, он сказал мне – есть указание прекратить дело. Стали мы с ним обсуждать, как прекратить, по каким мотивам? Ведь девять трупов!... И вот тогда решили мы с Ивановым в отношении руководителей организаторов турпохода прекратить дело, а трупы оставить. А когда разрешат, то будем работать по ним. А после я получил прямое указание от Уракова – родственникам объяснять, что это был несчастный случай. Нам всем тогда показалось происходящее очень странным. Мы решили, что все было связано либо с ракетами, либо с какими-то испытаниями. Но больше мы при всем желании не могли сделать. И дело у нас уже забрали. Мог бы Ураков, конечно, всё прояснить, но не стал. Ведь он прямо получил указание от генеральной прокуратуры, а те тоже от кого-то свыше. Потому что ведь дело было в самом разгаре, когда вдруг появился Ураков и всё закрыл.
(https://www.kp.ru/daily/26177.5/3067449/)
Ураков поехал в обком Сведловска не просто так, он хотел получить разъяснения и у Ештокина, и у Кириленко, что здесь все-таки происходит? Вот тогда он и получил полную картину трагических событий января-февраля 1959 года и осознал реальный масштаб проблемы с этим УД. Вот тогда и решено было Дело до суда не доводить, само УД привести в порядок и предоставить ему для ознакомления. Сегодня бытует мнение, что УД было закрыто 28.05.59. и приводят Постановление Иванова. Но это не так. Постановление было вставлено в УД задним числом, а бурная деятельность по адаптации Дела проходила в течение последующих месяцев. Об этом свидетельствуют не только Протокол СМЭ по гистологии от 29.05. за подписью Ганса. В Наблюдательном делопроизводстве (Т. №2) имеется уже приводимая нами выше телеграмма из Генпрокуратуры СССР от 10.06.59



Зам. генпрокурора Требилов запрашивает телеграммой у Свердловской обл. прокуратуры: какое решение по Делу принято? А 15.06.59 Клинов отправляет на рассмотрение Уракову "подколотый подшитый материал", авиа-депешей. В этом материале был проект адаптированного УД. Также в отдельном пакете были ВСЕ документы, все постановления, все СМЭ, которые планировалось потом из дела изъять. Ураков должен был дать резолюцию об одобрении финишного варианта УД, которое пойдет в архив обл. прокуратуры. На документе стоит приказ Клинова Иванову: "Т. Иванову надо выслать дело. Подпись". Ураков рассматривал УД две недели и 01.07.59 года УД вернул, тем самым одобрив закрытие УД (см. оригинал в начале Главы). И лишь 11.07.59 Иванов сдал УД в архив с резолюцией: "Роговой Ю.И. по указанию Н.И. Клинова просьба хранить в секретном архиве, пакет хранить с с/с хранилище" (см. оригинал в начале Главы). Таким образом точная дата закрытия УД - 11.07.59.

Чем занимался Иванов 10 дней после возвращения УД от Уракова, и откуда появился Пакет для сов. секретного хранения? Всё это время товарищ Иванов проводил скрупулезную работу по финишному причесыванию УД для архива. Из Дела были изъяты все материалы по первоначальному следствию В.И. Коротаева, все опасные СМЭ и Постановления, Фото-таблицы, все не вписывающиеся в общую канву Протоколы допросов. Даже Метеосводку от начала февраля, которую Окишев лично держал в руках и ту из УД изъяли - погода была слишком теплая и безветренная.

Именно эти изъятые документы и были опечатаны в "пакет" и отправлены в сов. секретное хранение. Но в конце, когда делалась завершающаяся опись документов и надо было выносить номер на папку, Лев Никитич осознал: а ведь номер УД взять-то не откуда - Постановление о возбуждении УД от 06.02.59 с присвоенным номером из адаптированного дела изъято. Вставлять в УД этот документ было никак нельзя, ибо по новому варианту УД все следственные мероприятия начались 26.02.59 с липового Постановления прокурора Темпалова (без подписи и номера УД) на бланке Свердловской обл. прокуратуры (вот почему не на бланке Ивдельской городской прокуратуры). Иванов, понимая что Дело навечно засекретят и за Табу Уракова и Клинова никто не зайдет, так и сдал папку УД без номера. При этом номер в Реестре уголовных дел Областной прокуратуры Свердловской области уже был зафиксирован, он перекочевал туда номером УД, которое открыл В.И. Коротаев 06.02.1959 года.

Здесь сделаем небольшую паузу и разберемся, как осуществляется нумерация Дел по судебному делопроизводству на практике. Сначала следователь составляет Постановление о возбуждении Уголовного дела, согласовывает его с прокурором (при этом на постановлении отдельным абзацем пишется, что копия постановления отправлена либо старшему следователю, либо прокурору) и идет в канцелярию своей прокуратуры для присвоения номера Дела. Там на Постановлении в верхней шапке чернилами ставится присвоенный канцелярией номер Дела - это порядковый номер согласно Реестра открытых дел, следующий за последним открытым делом. Параллельно Дело фиксируется в алфавитном указателе, где по первой букве названия Дела можно найти номер рассматриваемого Дела в Реестре. При этом первая буква, как правило, берется по фамилии лица, в отношении которого возбуждено делопроизводство.

Потом следователь начинает свою работу, проводит следственные действия, осмотры, допросы, экспертизы. При этом с собой он имеет переносную папочку с основными документами дела. Со временем, когда документов становится много, следователь берет картонную Папку для делопроизводств и начинает там аккумулировать все документы. При этом он берет не абы какую папку, а именно соответствующую открытому делопроизводству: "Уголовное дело №", "Надзорное Делопроизводство №", "Наблюдательное делопроизводство№" и т.д., для административных дел используется папка с надписью "Дело №". Так как формирующееся Дело начинает запрашивать прокурор и другие надзорные органы, следователь простым графитовым карандашом проставляет на Папке номер Дела и дату возбуждения, в полном соответствии с Постановлением о возбуждении дела. При этом все прикладываемые к Делу документы нумеруются графитовым карандашом по строгим правилам: 1-ый лист: Постановление о возбуждении УД, второй лист: Протокол осмотра места происшествия и т.д. с копиями, которые прикладываются в Наблюдательное делопроизводство (с номером, и подписями). В Деле Иванова ничего подобного не наблюдается: Папка не соответствует уголовному делу, номера дела нет ни на папке, ни на постановлении, номера проставлены красным карандашом. Как такое могло получится, я указал выше: Иванов не открывал УД, постановление Темпалова от 26.02.59 липовое, оригинальная папка была изъята и уничтожена. Вместо оригинальной папки "Уголовное дело №", Иванов взял имеющуюся в наличие папку "Дело №" для административных дел и прошнуровал туда собранные документы. По запросу прокуратуры РСФСР Иванов отправил УД Уракову, где цветным карандашом отметил рядом с графитовыми номерами основного дела те листы, которые он планировал сохранить в адаптированном деле для архива. После одобрения Уракова Иванов затер оригинальные графитовые номера и получилось новое УД с красными номерами листов, без опасных документов и постановлений. Изъятые листы были отправлены в сов. секретную папку.

Когда Иванов сдавал УД в канцелярию после закрытия, материал зафиксировался в Алфавитном указателе по букве "Д" от фамилии Дятлова. Именно по алфавитному указателю УД и находят сейчас в канцелярии Свердловского архива, где ему был присвоен номер фонда архива. Но номера у этого УД действительно нет. Настоящий номер этого резонансного УД мог сохранится в Реестре и Алфавитном указателе Ивдельской городской прокуратуры, он там просто обязан быть, ибо даже по официальной версии УД открывал прокурор Ивделя Темпалов. Было бы очень любопытно, если бы кто-нибудь проверил этот нюанс в архиве Ивдельской прокуратуры. Самого УД там нет, оно перекочевало в Свердловскую обл. прокуратуры вместе с наблюдательным делопроизводством, даже Постановление о передаче дела скорее всего уничтожено. Но Реестр дел и Алфавитный указатель уничтожить, или подделать трудно - там сквозная нумерация. Интересно, что там стоит под датой 06.02.1959?


Такая же ситуация с секретной Папкой у УД, которую Иванов сдал в сов. секретное хранение. Где сейчас находится эта сов. секретная папка к УД не известно. Наверное, так и лежит где-то в сов. секретном хранении в архивах областной прокуратуры. В данном случае сам Гриф секретности дает надежду на её сохранность. Для ознакомления с этими материалами надо делать запрос в Генпрокуратуру, только она может снять этот гриф секретности. Но верится в это с трудом, ибо сразу вскроется большой мухляж по тому делу внутри самой прокуратуры. Именно поэтому ни Коротаев, ни Иванов не сказали нам всего, чего знали. Зачем им марать свою репутацию в столь уважаемом возрасте? А вот Окишев, давно живя за границей, поведал нам намного больше, хотя знал немного. Намного меньше главных фигурантов того "следствия".

Сейчас некоторые пенсионеры-дятловеды важно заявляют: УД - не настоящее, настоящее УД лежит где-то в архиве КГБ. В чем то они правы. То УД, которое открыли для общественности несколько лет назад - это выжимки следователя Иванова из материалов полного УД. Но это единственное Уголовное Дело по тому Следствию. КГБ никогда не занимался уголовными делами - это не его профиль и прерогатива. Конечно же, КГБ может вести некое надзорное делопроизводство по какому-то событию, проводить оперативные мероприятия, доследования, но это не Уголовное Дело. Уголовные Дела ведет Прокуратура. Гражданская, или специальная - не суть. Они все в подчинении Генеральной прокуратуры, которая и курирует уголовные дела. КГБ вне юридического поля данного рода деятельности. Конечно же, иногда КГБ и Прокуратура проводят совместные мероприятия, делятся полученной информацией, агентурными данными, но не более того. КГБ не может вести параллельно свое УД и тем более изъять УД из ведения Прокуратуры.

Но, несомненно, в КГБ имеется большой архив документов по расследуемому нами Делу. Это оперативные и дознавательные мероприятия, секретные задания и операции. Там свое секретное делопроизводство, которое живет по своим строжайшим законам. И, наверное, по делу 1959 года было проведено множество оперативных действий и операций, была задействована широкая агентурная сеть, секретные лаборатории, проведено множество опросов, экспертиз, оперативных действий. Это грандиозная работа! Надо было решить множество параллельных задач: скрытие места аварии секретного объекта, ликвидация посторонних людей в секретной зоне, операция по засекречиванию этих действий, операции по ликвидации опасных свидетелей (о чём мы поговорим чуть позже). Эти документы для нас закрыты.

20.01.2016 Межведомственная комиссия по защите государственной тайны запретила рассекречивать архивы ВЧК-НКВД-КГБ за период 1917 - 1991 гг. до 2044 г. По закону они должны были утратить свой статус секретности в 2023 году. Комиссия аргументировало свое решение тем, что информация в этих документах сохраняет свою актуальность и их распространение может нанести ущерб национальной безопасности. Но даже рассекречивание этих документов едва ли даст нам полную картину действий КГБ по нашему делу. Там все зашифровано, информация настолько специальная, что понять ее смогут только сведущие специалисты того отдела, который проводил операции. Там есть некие номера агентов, оперативные прозвища сотрудников, кодовые имена операций, закодированные мероприятия. Это сложная работа спецслужб, которая построенная таким образом, чтобы утечка отдельной информации не могла нанести серьезного вреда и большой утечки. И не надо эти архивы вообще рассекречивать, они "не для вшивых агентов и перевербованных министерских шоферов которые возят к ним любовниц под объективами Шеленберга". Поэтому нам, исследователям тайны группы Дятлова, не стоит ждать подачек со стороны КГБ. Их не будет. Надо рассчитывать только на себя и те материалы, которые нам доступны. А можно просто превратиться в дятловеда-фанатика: упала на головы ракета, все погибли, и все яснее-ясного.

Попробуем проследить судьбы главных фигурантов нашего Дела после нашумевших событий.

1. Проданов Иван Степанович



Первый секретарь горкома Ивделя (1953-1959). Именно он должен был курировать это Дело на уровне Ивдельского райкома и не выпускать за рамки района. Обладал на месте неограниченной властью и полной поддержкой обкома. До 16 апреля (экспертиза палатки) настаивал на виновности манси, или смерти от замерзания. Со своей задачей явно не справился - дело вышло за рамки Ивдельского района и в мае дошло до Москвы. За неисполнение партийного задания свердловского Вождя был тут же разжалован и навсегда закончил с руководящей партийной работой. Так Свердловский Обком в лице Кириленко раздавал "пряники" после провального Ивдельского Спектакля. Был разменной картой большой Игры. Несомненно, знал многие подробности о трагедии с группой Дятлова, непосредственно на месте зачищал всю неудобную информацию, направлял следствие и поиски по ложному следу.

2. Темпалов Василий Иванович



На момент расследования гибели группы Дятлова был прокурором Ивдельской районной прокуратуры. По архивным сведениям прокурора Ивделя Пешкурова В.В.:
с В.И. Темпаловым я, конечно, по возрасту не был знаком и тем более вместе не работал. По моим архивным данным он работал в прокуратуре города Ивделя с 1955 по 1963 год, куда он уехал из Ивделя и когда был уволен - не знаю.
(http://samlib.ru/p/piskarewa_m_l/tempalov.shtml)
С 1963 года больше не занимался прокурорской работой. С 1976 по 1981 работал инженером по кадрам цеха 32 ВСМОЗ. Закат карьеры прокурора начался сразу после ивдельских событий с группой Дятлова, по словам родственников ни слова не молвил о той трагедии, был под подпиской о неразглашении.

По-видимому, пал в немилость областной прокуратуры за желание утаить информацию. Был разменной пешкой большой Игры. Если и знал какие секреты, то незначительные. Был отлично осведомлен о Первом УД, которое начал 06.02.1959 года В.И. Коротаев. Именно последний похоронил карьеру Темпалова, когда напрямую вышел на Свердловскую областную прокуратуру и сорвал первоначальный сценарий.

3. Коротаев Владимир Иванович



После 1959 года сделал головокружительную карьеру. Дослужился до следователя по особо важным делам. С почестями ушел на пенсию в 1999 году заслуженным пенсионером прокуратуры. Участвовал во многих громких делах. А каких делах? Как правило совместных с КГБ. Я уже в отдельной главе подробно рассказал о подвигах Коротаева, включая Дело о подпольных цеховиках. которое курировал лично Андропов. На такие мероприятия приглашали далеко не всех. а только проверенных следователей, лояльных Комитету. И участвовать в подобных делах Владимир Иванович начал задолго до Андропова. Вот для примера:
В 1970-х годах старшего следователя прокуратуры Свердловской области Коротаева пригласили в Москву. Под руководством следователя по особо важным делам прокуратуры РСФСР Ладейщикова ему предстояло работать над одним из эпизодов весьма запутанного дела. Напарником Коротаева был старший следователь прокуратуры Липецка Борис Уваров. Вот что вспоминает Борис Иванович:

- В 1958 году Коротаев окончил Свердловский институт и был распределен в какую-то районную прокуратуру, но надолго там не задержался. Поссорился с прокурором из-за того, что тот пытался через Коротаева некую аферу провести. Володя возмутился, разругался с начальством в пух и прах. И после был перераспределен в Ивдель, где и проработал более 10 лет.

- Как вы познакомились?

- В 1973 году мы оба были командированы Москву. Тяжелейшее дело у нас было, но интереснейшее. Сотрудники КГБ поймали американского шпиона по фамилии Кухиев. Он сидел в Лефортовской тюрьме. Его обвиняли в том, что он, будучи работником одного института, сфотографировал карту местности, где был проложен секретный нефтепровод. Эту фотографию он должен был передать иностранному агенту при входе в ГУМ. Один шпион идет в потоке из магазина, а другой - во встречном. И в момент передачи фотографии обоих ловит наружка. Но наше дело было не это. Этот Кухиев дружил с некоторыми работниками прокуратуры РСФСР и во время допросов стал рассказывать о преступных связях с этими ребятами. Он, оказалось, в свое время работал в милиции. И тогда он вместе с прокурорскими гробил иные дела, которые им были невыгодны
(https://www.spb.kp.ru/daily/26541/3558758/)
Как мы видим и в более ранних делах Коротаева участвовал КГБ, при этом дела весьма пикантные, связанные с нечистоплотными сотрудниками милиции и прокурорскими работниками. Это прямо указывает на то, что Владимир Иванович стал для Комитета "своим" следователем. Таких следователей в прокуратурах не трогали, ибо понимали - себе дороже может выйти. Имея на начало карьеры две ссоры с прокурором и партийными работниками ничего хорошего Коротаева не ждало. Тем не менее, он не только остался в прокуратуре, но и весьма преуспел. Мы можем предположить, что то Дело по дятловцам Владимир Иванович блестяще раскрыл по горячим следам и сообщил в Свердловскую областную прокуратуру. Ну а далее КГБ ему сделал предложение, от которого нельзя было отказаться. Согласно этому предложению Коротаев забывал о деле дятловцев, а его криминальный талант берет под свое кураторство КГБ. Еще раз приведу воспоминания Владимира Иввановича по этому важному моменту:
Со мной беседовал один майор из КГБ, фамилию уже забыл, он меня агитировал перейти из прокуратуры в контразведку к ним , я тогда был молодой специалист, а он был тогда один из кураторов по линии КГБ, а КГБ тогда было в одном лице, Красноперов Василий Иванович, по моему на Ивдель-1, и вот этот майор сказал мне, что вот мы там все сделали, указания есть. И я сделал вывод, что раз в морг никого не пускали, то это дело рук комитетчиков.
(http://russia-paranormal.org/index.php?topic=5907.0)
На пенсии Владимир Иванович посмелел, да и времена поменялись. Но это в своих поздних воспоминаниях Коротаев не пошел на уговоры майора КГБ Красноборова. В то время, если такие предложения делались, то отказаться от них было нельзя. Да и другого выбора у Коротаева тогда просто не было, ибо без мощной защиты сверху его наверняка бы заклевали в Ивдельской прокуратуре. Надолго в Ивделе Владимир Иванович не задержался. Его друг по Ивделю, региональный глава комсомола Феликс Яковлевич Соломонович свидетельствует:
Коротаев был членом горкома комсомола, все поручения он выполнял исключительно добросовестно. После гибели дятловцев он очень быстро уехал в Свердловск.
(Олег Архипов, "Судмедэксперты в деле группы Дятлова", Тюмень, 2015, стр. 28)
Если Коротаев провел начало следствия бестолково, то почему последовал такой взлет? Хорошо бы послушать ответы на этот вопрос у бывалых дятловедов.

Мы можем смело утверждать сейчас, что без Коротаева мы могли вообще сегодня ничего не знать о группе Дятлова. И не ходили бы сегодня родственники на кладбище в Свердловске, а ездили в далекий Ивдель на местное кладбище. Несомненно, во всем этом деле фигура Владимира Ивановича Коротаева выглядит наиболее незапятнанной. Он не пошел на сделку с совестью, не провел УД по сценарию Проданова-Темпалова, сообщил правду в вышестоящую прокуратуру. Ну и в заключение несколько цитат от товарища Коротаева по работе Юрия Георгиевича Привалова:
- Каким Владимир Иванович был следователем?

- Коротаев отличался умением получать признательную информацию.

- Выбивал показания?

- Нет. Что вы?! Он работал как психолог. И вообще он был одним из немногих, кто умел по-настоящему заниматься следствием. В Ивделе он раскрыл десятки убийств, его за это ценили.

- Известно ли, как он работал по делу группы Дятлова?

- Многих подробностей по этому расследованию я не знаю. Но когда Коротаев рассказывал мне о нем, то я чувствовал, что оно не дает ему покоя. Он начинал это дело, выезжал на место происшествия.

- Но в деле нет ни одного документа, подписанного Коротаевым!

- Дело точно было поручено Коротаеву. И отсутствие материалов за его подписью свидетельствует о том, что кто-то был заинтересован в том, чтобы первичные документы не сохранились. Группа погибла при загадочных обстоятельствах. Он был уверен, что к этому причастны военные... Он ведь даже в партию не вступал, не хотел ни от кого зависеть. И он никогда не присваивал себе чужих заслуг.
В 2012 году Владимир Иванович Коротаев умер у себя на квартире в Свердловске. Он знал только то, что сумел расследовать по горячим следам. Но, несомненно, рассказал он нам далеко не все, что знал об этом деле.

4. Иванов Лев Никитич



С 1951 работал в следственном отделе Свердловской области. С 1962 года начальник следственного отдела Целинного края. 1965-1968 - заместитель прокурора Павлодарской области. 1968-1978 прокурор Павлодарской области. С 1978 по 1989 прокурор Кустанайской области. В 1989 году ушел на пенсию.

После событий 1959 года сделал стремительную карьеру по служебной лестнице. Надо понимать, с заданием Партии и областного прокурора он справился на отлично. Это не смотря на то, что само УД велось вызывающе плохо, с огромными нарушениями и вопиющими ляпами. А это значит, что именно в этом и заключалось главное указание Власти. Да и сам Иванов перед своей кончиной и не скрывал этого:
Когда совместно с прокурором области я доложил начальные данные первому секретарю обкома партии А. П. Кириленко, тот дал четкую команду - всю работу засекретить и ни одного слова информации не должно было просочиться. Кириленко приказал похоронить туристов в закрытых гробах и сказать родственникам, что туристы погибли от переохлаждения....Руководство следствием по моему делу взял в свои руки второй секретарь обкома партии А. Ф. Ештокин... Всем было сказано, что туристы оказались в экстремальной ситуации и замерзли. Однако это была неправда. От народа были скрыты истинные причины гибели людей, а эти причины знали считанные единицы: бывший первый секретарь обкома А. П. Кириленко, второй секретарь обкома А. Ф. Ештокин, прокурор области Н. И. Климов и автор этих строк, занимавшиеся расследованием дела. Сегодня ни Кириленко, ни Ештокнна, ни Клинова в живых нет.
(Л. Иванов ТАЙНА ОГНЕННЫХ ШАРОВ (газета "Ленинский путь", г. Кустанай, 22 и 24 ноября 1990 г.)
Едва ли Лев Никитич знает истинные причины смерти туристов, о чём так откровенно бахвалится. Он был по большому счету мелкой фигурой, которая исполнила свою роль безупречно. А вот другие, указанные Ивановым фигуранты: Кириленко, Ештокин и Клинов - это действительно те самые крупные фигуры этой Игры, которые были осведомлены значительно лучше. По крайней мере представители обкома Кириленко и Ештокин знали ВСЕ, от аварии ракеты до имен тех, кто совершил оплошность при задержании и кто завершил зачистку студентов. Лев Никитич очень верно заметил, что они знали все... Вот и рассмотрим, как развивалась карьера этих персонажей после 1959 года...

5. Кириленко Андрей Павлович



Послужной список на партийной лестнице:
В 1944—1947 годах второй секретарь Запорожского обкома и горкома партии (в 1946—1947 годах первым секретарём обкома был Л. И. Брежнев). В 1947—1950 годах первый секретарь Николаевского обкома партии. В 1950—1955 годах первый секретарь Днепропетровского, а 1955—1962 годах — Свердловского обкомов партии. Одновременно в 1956-1957 годах член Бюро ЦК КПСС по РСФСР... По воспоминаниям Е. З. Разумова, тогдашнего помощника Кириленко, именно он, будучи до избрания секретарём ЦК первым секретарём Свердловского обкома КПСС, проявил инициативу по строительству резиденций для высокопоставленных руководящих работников... Член ЦК КПСС (1956—86), член Политбюро (Президиума) ЦК КПСС 23 апреля 1962 года — 22 ноября 1982 года (кандидат с 29 июня 1957 года по 31 октября 1961 года), секретарь ЦК КПСС (8 апреля 1966 года — 22 ноября 1982 года). Член ЦК КП Украины (1952—56).
Ссылка
Как мы видим, на момент трагедии с группой Дятлова А.П. Кириленко был богом Свердловска, абсолютным авторитетом. Будучи с 1956 года членом ЦК КПСС он обладал таким авторитетом, что предложил строить себе и своим помощникам резиденции. Это в аскетическом советском обществе было на грани дозволенного, но Андрей Павлович мог себе это позволить. В 1959 году он был кандидатом в члены Политбюро (высшая номенклатура чиновника в СССР) и готовился к переезду в Москву. Ему категорически не нужен был скандал в области с гибелью 9-ти туристов. Тем более он, как глава области, курировал все территориальные силовые структуры, включая Свердловское областное УКГБ. Даже предоставление вертолетов решал в то время обком. Поэтому, если надо было замять то Дело, то власть и средства для этого были с избытком. И очевидные мотивы были. Учитывая заветное назначение в апреле 1962 года, Кириленко удалось избежать негативных последствий по Делу группы Дятлова. По-видимому, когда в мае 1959 года Прокуратура РСФСР решила проявить активность и открыла надзорное делопроизводство, спустить дело на тормозах Кириленко помогли московские связи в ЦК.

Однако Дело гибели группы Дятлова товарищ Кириленко просто обязан был сохранить. Дело в том, что по сути это дело - страшный компромат на КГБ, а во внутриполитической борьбе такие компроматы на вес золота. Вот почему в 70-ые годы, когда все архивные отказные дела Свердловской областной прокуратуры были сожжены за давностью лет, это УД было сохранено. Кстати сказать, неимоверным образом была сохранена и главная сохранившаяся в Деле улика - палатка. Руководитель Свердловской НИКЛ (научно исследовательская криминалистическая лаборатория) Б.Ф. Кретов приказал бессрочно хранить палатку и Акты её экспертизы, хотя по правилам невостребованные вещдоки подлежат изъятию из хранилища и уничтожению. По-видимому, сохраненные в обход правил отказное УД и вещдок (палатка) - это не случайность, а осмысленные действия в рамках одного плана.

Кириленко отлично понимал, что в борьбе за самую вершину власти ему подобные козыри будут необходимы, поэтому ручная для него Свердловская обл. прокуратура так и расстаралась. Как показало время, он не ошибся. В начале 80-ых разразилась горячая схватка основных властных структур СССР за трон после Брежнева, и Кириленко играл в этой схватке одну из главных ролей: "После прихода Брежнева в ЦК роль второго секретаря оспаривали Суслов и Кириленко. Они сражались за право быть рядом с генеральным и рвали друг у друга полномочия...Андропов пребывал в растерянности: согласовав вопрос с Сусловым, он должен был решить его и с Кириленко, чтобы избежать неприятностей. Но Кириленко мог дать прямо противоположное указание, и тогда Андропов и вовсе оказывался в дурацком положении, не зная, чей приказ выполнять" (КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы. Млечин Леонид Михайлович). Как мы видим, на финишном этапе борьбы после смерти Сусловаа на пути Андропова встал именно Кириленко.

О том, какую роль могут сыграть подобные "опасные" уголовные дела отлично продемонстрировал сам Ю.В. Андропов, когда по результатам резонансного дела "Убийство майора КГБ на Ждановской" успешно нейтрализовал главного своего конкурента-силовика министра МВД Щелокова, который выступал на стороне партийных боссов во главе с Кириленко. Вот почему сразу после смерти Брежнева с политической арены внезапно сходит и тяжеловес Кириленко:
К 1982 году впал в старческий маразм и в ноябре, всего через 12 дней после смерти Брежнева, отправлен на пенсию.
Ссылка
К концу 1982 года Андропов расправился со всеми политическим конкурентами и занял теплое место генсека.

Но Дело по группе Дятлова в любой момент могло опорочить честь КГБ и его лидера. Зная дотошность в этих вопросах, едва ли секретная папка по УД сохранилась до наших дней. Андропов подобные моменты просчитывал особенно хорошо. Но помимо папки многие люди были в курсе тех событий по служебной необходимости.

В этом свете может стать понятен еще один новый ребус дятловедения: почему в 1983 году Борис Алексеевич Возрожденный неожиданно решил рассказать молодому эксперту-криминалисту В.Анкудинову о страшной тайне 1959 года. Со слов Владимира Анкудинова информацию о гибели группы Дятлова в результате военных испытаний рассказал ему сам судмедэксперт Возрожденный. До и после этого Возрождённый не проронил о деле Дятлова ни единого слова, а тут вдруг так разоткровенничался! Зная Бориса Алексеевича, почитав воспоминания о нем его сослуживцев и родных, поверить в спонтанность этого откровения крайне сложно. Но если предположить, что Возрожденному приказали запустить эту информацию умышленно, то всё встает на свои места. Борис Алексеевич был на коротком поводке КГБ, именно его участие в СМЭ по группе Дятлова позволило скрыть истинные причины смерти туристов и закрыть дело до суда. Ну и вполне возможно его "мягко" попросили доработать по старым грешкам. Вот Возрожденный и разоткровенничался с Анкудиновым и в подробностях рассказал, как на головы дятловцев упала ракета, был взрыв и все погибли. Якобы ему это следователь Иванов на ушко шепнул, мол даже ракетная воинская часть была установлена. Абсурдность подобных откровений очевидна. Но, если Возрожденный исполнял указание КГБ, то все вполне нормально. 1983 год, Андропов пришел к власти, ему жизненно важно подобными акциями зачистить опасные моменты, которые могут его и КГБ как-то скомпромитировать. А по легенде Возрожденного-Анкудинова все понятно - упала ракета, виноваты военные. Пусть теперь другой политический соперник отдувается в лице Устинова.

И выбор Возрожденного пал на Анкудинова не просто так, он знал, что этот товарищ плохо держит язык за зубами. Выбор оказался верным - Анкудинов до сих пор трубит на всех дятловедческих форумах о гибели туристов от взрыва военной ракеты. Если бы он хоть на чуточку призадумался: зачем из этого делать такую тайну, если именно эту версию старательно насаждали власти в 1959 году? Многие свердловчане помнили то мутное дело и не верили в легенду Властей. Пришлось запускать нового глашатая "страшной тайны" в лице уважаемого Владимира Анкудинова.

Как мы видим, роль А.П. Кириленко в Деле по группе Дятлова очень важная. Да и самому этому Делу Кириленко уделил сверхважное внимание: во время следствия он дважды приезжал в Ивдель
Вне всякого сомнения, это был неординарный случай. Ведь не они одни погибали. Даже первый секретарь Обкома партии Кириленко прилетал сюда дважды. Это не так просто.
(Олег Архипов, "Судмедэксперты в деле группы Дятлова", Тюмень, 2015, стр. 30)
Чтобы начальник обкома дважды приезжал и участвовал в следствии - это нонсенс. Значит ситуация была критическая. Само это дело в умелых руках могло разразиться бомбой как против КГБ, так и против обкома. При этом эта бомба по своей мощности была ничем не меньше, чем "Дело об убийстве на Ждановской", она запросто могла не пустить Андропова к власти и завалить Кириленко в самом начале его московского взлета.

6. Ештокин Афанасий Фёдорович



В июне 1957 года Ештокин был назначен начальником управления топливной промышленности создаваемого Свердловского совнархоза, а уже через полгода выдвинут на партийную работу и избран 2-м секретарём Свердловского обкома КПСС. В апреле 1962 года, после перевода первого секретаря обкома А.П. Кириленко Москву, областную парторганизацию возглавил председатель облисполкома и кандидат в члены ЦК КПСС К.К. Николаев , а Ештокин, в свою очередь, занял кресло Николаева в облисполкоме. Однако в новой должности он проработал чуть более полугода — в декабре 1662 года облисполком был разделён на две части, Ештокин сложил с себя полномочия и не стал занимать должностей в новых структурах, в течение месяца он числился инспектором ЦК КПСС по РСФСР, а в январе 1963 был отправлен в Кемерово на пост первого секретаря Кемеровского промышленного обкома КПСС. После объединения промышленных и сельских обкомов в декабре 1964 избран первым секретарём Кемеровского обкома КПСС. Умер 19 августа 1974 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 7).

Карьера второго секретаря Свердловского обкома А.Ф. Ештокина сложилась после событий 1959 года очень удачно. Имея такого патрона, как Кириленко, Афанасий Фёдорович мог не переживать за свою партийную карьеру. Но это стало возможным благодаря той преданности и активности, которую он проявил в Свердловском обкоме. Фактически именно Ештокин курировал операцию по легализации смерти туристов группы Дятлова. Именно он в обкоме руководил областными силовыми структурами включая местное УКГБ и, по всей вероятности, именно Ештокин осуществлял прикрытие всех операций по задержанию, ликвидации и инсценировки с группой Дятлова. Роль Ештокина в расследовании гибели туристов была главенствующая, об этом прямо свидетельствуют Коротаев, Окишев и Иванов:
Дело в том, что, когда шло расследование, в газете "Тагильский рабочий" появилась крошечная заметка, в тот период, когда студенты были на горе Отортен, в небе Нижнего Тагила был замечен огненный шар, или, как теперь говорят, неопознанный летающий объект. Этот светящийся объект двигался бесшумно в сторону северных вершин Уральских гор. Автор заметки спрашивал: что бы это могло быть? За публикацию такой заметки редактору газеты объявили взыскание, а мне я обкоме предложили эту тему не разрабатывать. Руководство следствием по моему делу взял в свои руки второй секретарь обкома партии А. Ф. Ештокин.
(Л. Иванов ТАЙНА ОГНЕННЫХ ШАРОВ, газета "Ленинский путь", г. Кустанай, 24 ноября 1990 г.)
От народа были скрыты истинные причины гибели людей, а эти причины знали считанные единицы: бывший первый секретарь обкома А. П. Кириленко, второй секретарь обкома А. Ф. Ештокин.
Текст беседы "ЦЕНТРа гражданского расследования трагедии Дятловцев" НАВИГ с Коротаевым В.И (КВИ) 24.04.2007 г.)
Как мы видим, А.Ф. Ештокини не только был в курсе всех событий с группой Дятлова, но и входил в режиссерский состав большого Спектакля по сокрытию правды о гибели группы Дятлова. Эта фигура очень мощная, основная. Если Кириленко по своему величию получал только "причесанные" доклады по операции, Ештокин знал всю подноготную, все подробности, даже те, которые по тем или иным причинам товарищу Кириленко не докладывали. Если Кириленко - это главный продюсер Спектакля , то Ештокин - это режиссер-сценарист, главный исполнитель.

7. Клинов Николай Николаевич

До назначения прокурором области занимал должности помощника, заместителя прокурора области по спецделам. С октября 1950 года по январь 1969 года – прокурор Свердловской области. За заслуги в укреплении законности и правопорядка присвоено почетное звание "Заслуженный юрист РСФСР".

Николай Николаевич после 1959 года примерно доработал на посту прокурора до пенсии и с почетом отправился отдыхать. Фигура Клинова в нашем деле очень не однозначная. Оказавшись между молотом (Обком) и наковальней (прокуратуры РСФСР, СССР) Клинов был вынужден играть только ту роль, какую ему уготовила судьба. Кириленко требовал провести Дело в рамках области, по тихому варианту, особо не вдаваясь в подробности. Провести так, чтобы до суда УД не дошло. Для этого нужен был прокурор надежный, проверенный, свой в доску и умеющий держать язык за зубами: в Москве ничего не должны знать, это для Кириленко было важно (там на должность в ЦК свои московские кандидаты выстроились). При этом прокурор области мог и повернуть дело против обкома. Проявить, так сказать, кристальную честность, выявить грубейшие нарушения по Следствию в Ивделе, докопаться до истинных причин смерти туристов. Тут нужен был только "свой" прокурор, проверенный.
А был ли Клинов приближенным к Свердловскому обкому? Да! Ближе и надежней не придумать. ниже приведен фрагмент беседы Евгения Федоровича Окишева (в 1959 году работал в следственной части Свердловской обл. прокуратуры) и Прошкина Леонида Григорьевича (в те годы прокурора-криминалиста):
Прошкин: - Так вот, я не знаю ни одного случая, чтобы прокурор области присутствовал при вскрытии. А по делу дятловцев почему-то прокурор Свердловской области Клинов приехал в Ивдель и пробыл три дня в морге при вскрытии пяти тел.

Окишев: - И на моей практике это был единственный случай.

Прошкин: - Это, видимо, означает, что расследованию придали особую значимость?

Окишев: - Это означает, что дело было взято на контроль партийными органами. Причем не только областными, но и центральными. Клинов раньше работал в обкоме партии, так что он имел связи там, и я хорошо помню, что у него остались знакомства среди бывших коллег. Поэтому ему подсказали видимо – займись этим делом сам, потому как там всё очень серьезно. Тот же Ештокин (второй секретарь обкома в 1959 году, – Авт.) мог, или еще кто-то. Или сам Кириленко (первый секретарь обкома, - Авт.). Кириленко потом перевели в Москву, кстати. Что касается вскрытия, то, я помню, этот вопрос обсуждался. И кто-то из нас должен был присутствовать в морге. И я помню, что Клинов сказал, что мы все сделаем сами
(https://www.kp.ru/daily/26177.5/3067449/)
В нашем Спектакле роль Клинова - это роль оператора-постановщика. Он должен был так преподнести действо, как требовал продюсер и режиссер-сценарист: отфильтровать только нужные кадры, все ненужное и опасное уничтожить. Вот почему областной прокурор Клинов лично присутствует на вскрытие первых трупов туристов, что является нонсенсом во всей истории юриспруденции. Клинов решил все сделать сам, чтобы поменьше было посвященных. Сделать так, как требует обком. А с совестью и вышестоящими прокуратурами как-нибудь выкрутимся, главное не довести УД до суда и прикрыть партийных боссов своим прокурорским кителем.

Николай Николаевич знал очень многое, и про первое следствие Коротаева, и про не совсем случайную смерть туристов. Знал в том объеме, в какой его соизволили посвятить Кириленко и Ештокин. Ну, наверное не все, в Гостайну с аварийным испытанием ракеты и операцию с участием КГБ его могли и не посвящать. Просто вызвали и приказали: дело до суда не доводить, в Москву ни словом, закрыть УД под несчастный случай, дело под контролем товарищей из Комитета - оказывать содействие и слушаться. Клинов проявил рачительность и справился с пикантным заданием удовлетворительно: УД до суда не довели, но информация по линии прокуратуры до Москвы дошла...

Таким образом основные персонажи режиссерской коллегии по Спектаклю - это Кириленко, Ештокин, Клинов. Вот почему Лев Иванов в своих последних откровениях был абсолютно прав:
Всем было сказано, что туристы оказались в экстремальной ситуации и замерзли. Однако это была неправда. От народа были скрыты истинные причины гибели людей, а эти причины знали считанные единицы: бывший первый секретарь обкома А. П. Кириленко, второй секретарь обкома А. Ф. Ештокин, прокурор области Н. И. Клинов и автор этих строк, занимавшиеся расследованием дела. Сегодня ни Кириленко, ни Ештокина, ни Клинова в живых нет.
(Л. Иванов ТАЙНА ОГНЕННЫХ ШАРОВ (газета "Ленинский путь", г. Кустанай, 22 и 24 ноября 1990 г.)
Вот только Иванов немного приукрасил свою роль в этом Спектакле, он был скорее рядовым оператором, снимавшем только тем кадры, которые разрешали. При этом ему дали целый ворох уже отснятых другими операторами материалов, он должен их был просто вставить. А к составлению сценария товарищ Иванов не имел никакого отношения, обычная пешка в большой игре. Но в этой игре были так, или иначе задействованы и более мощные фигуры...

8. Ураков Леонид Иванович



В органах прокуратуры работал с 1926 года, последовательно занимая должности следователя прокуратуры, старшего следователя прокуратуры Московской и Рязанской губернии, прокурора следственного отдела прокуратуры РСФСР. В феврале 1947 году назначен начальником следственного отдела Прокуратуры РСФСР, а в 1953 году — заместителем прокурора РСФСР.21 ноября 1959 года был назначен прокурором Московской области.Умер в 1964 году, находясь в должности прокурора Московской области. В органах прокуратуры Леонид Иванович Ураков проработал 38 лет.Как мы видим, Л.И. Ураков пережил события 1959 года не бесследно. Осенью 1959 года он был значительно понижен в должности, с заместителя прокурора РСФСР до прокурора Московской области. Будем разбираться.

Когда в мае 1959 года в Прокуратуру СССР пришли вести о страшной трагедии в Свердловской области и неадекватном расследовании дела местной прокуратурой, было открыто надзорное делопроизводство. Его спустили в ответственную за Свердловск вышестоящую прокуратуру РСФСР и передали Уракову. Судя по майским депешам из Прокуратуры СССР и Прокуратуры РСФСР, в Москве еще не знали о ходе следствия и масштабах произвола местных властей и прокуратуры. Не получая внятных ответов от областной прокуратуры Леонид Иванович в конце мая сам наведался в Свердловск. Перед ним открылась удручающая картина, которая была настолько вопиющей, что оправданий местного прокурора Клинова явно было не достаточно.

Непосредственный свидетель тех событий, Евгений Фёдорович Окишев, так описывает ситуацию:
А для нас в то время развернулись другие события. Приехал заместитель прокурора республики по следствию Ураков. В спешном порядке взял дело. Сказал – пишите постановление. И поехал вместе с Клиновым в обком партии и Иванов с ними. Когда Иванов вернулся, он сказал мне – есть указание прекратить дело. Стали мы с ним обсуждать, как прекратить, по каким мотивам? Ведь девять трупов!... А после я получил прямое указание от Уракова – родственникам объяснять, что это был несчастный случай. Нам всем тогда показалось происходящее очень странным. Мы решили, что все было связано либо с ракетами, либо с каким-то испытаниями. Но больше мы при всем желании не могли сделать. И дело у нас уже забрали. Мог бы Ураков, конечно, всё прояснить, но не стал. Ведь он прямо получил указание от генеральной прокуратуры, а те тоже от кого-то свыше. Потому что ведь дело было в самом разгаре, когда вдруг появился Ураков и всё закрыл.
(https://www.kp.ru/daily/26177.5/3067449/)
Когда в Свердловском обкоме товарищу Уракову популярно обрисовали всю сложность текущего Дела и невозможность выноса его в суд, последний добился закрытия УД и взял само Дело с собой в Москву. Это еще раз прямо указывает на то, что в столице никаких подробностей до июня 1959 года не знали. В Москве с Делом был ознакомлен и прокурор РСФСР, и генеральный прокурор СССР Роман Андреевич Руденко. Были вызваны ответственные чины КГБ, поставлены в известность представители ЦК. Дело было настолько щепетильным и неприятным, что его решили забыть. Но, так как были выявлены опасные и абсолютно не допустимые признаки утаивания важной информации как от Прокуратуры СССР, так и от ЦК КПСС, требовались показательные жертвы. По прокурорской линии решили примерно наказать товарища Уракова, мол как же ты так проморгал такие события в подконтрольной тебе областной прокуратуре? Нет, рано тебе на руководящую должность в Прокуратуре РСФСР, посиди пока прокурором области. Но и от КГБ требовалась сакральная жертва. После снятия Л.П. Берии партийные вожди крайне ревностно относились к любой самодеятельности Комитета, тем более утаенной от ЦК КПСС. И жертва от КГБ тоже была принесена...

9. Лунев Константин Федорович



В сентябре 1937 – декабре 1940 г. учился в Промышленной академии, в январе – июне 1941 г. – в текстильном институте в Москве.С июня 1941 г. – на партийной работе в Московской области: инструктор по текстильной и легкой промышленности Московского обкома, с марта 1942 г. – секретарь Серпуховского горкома по кадрам, с августа 1942 г. – 1-й секретарь Павлово-Посадского горкома ВКП(б), с ноября 1946 г. – заместитель заведующего отделом кадров, с ноября 1948 г. – заведующий административным отделом, с мая 1953 г. – отделом административных и торгово-финансовых органов МК ВКП(б)-КПСС.В органах внутренних дел и госбезопасности: с 1953 г. После ареста Л.П.Берии, с 27 июня 1953 назначен начальником 9-го Управления МВД СССР (охрана руководителей партии и правительства), а уже 30 июля 1953 становится первым заместителем министра внутренних дел СССР. Участвовал в суде по делу Берия Л.П. — в составе специального судебного присутствия, представлял МВД.

С образованием 13 марта 1954 КГБ СССР назначен первым заместителем председателя КГБ при СМ СССР, член коллегии КГБ, одновременно член Комиссии по рассмотрению положения спецпоселенцев. С 1958 года представитель от КГБ в Комиссии ЦК КПСС по выездам за границу.С. С. Бельченко вспоминал:
Ивашутин и Лунёв являлись первыми заместителями. Лунёв был выходцем из партийной среды. Опыта работы не имел вообще.
В декабре 1958 г. и. о. председателя КГБ при СМ СССР. В августе 1959 г. отстранён от должности заместителя председателя КГБ СССР и назначен председателем КГБ КазССР. С 1960 г. в отставке. Константин Фёдорович Лунев был человеком с удивительной биографией. Не имея никакого отношения к спецслужбам и будучи исключительно партийным номенклатурщиком, после снятия Берии его вводят в КГБ. Опыта оперативной работы никакой, но именно таких бездарей Хрущёв расставлял тогда вместо профессиональных разведчиков на ключевые места в КГБ. Потому что боялся и хотел сделать Комитет подручным отделом партии. Лунев занимался внутригосударственными делами, связанными с задачами Партии. В декабре 1958 года даже несколько дней возглавлял КГБ, был птицей очень высокого полета. второй человек в Комитете.

И вдруг в августе 1959 года резкое падение, снятие со всех должностей. фиктивное назначение в КазССР и полная отставка в начале 1960. По всей видимости товарищ Лунев пал жертвой разборок в ЦК по результатам надзорного производства Прокуратуры РСФСР. В чем конкретно был виноват Лунев мы можем только предполагать, но имеем два варианта: 1) неудовлетворительно проведенная операция по сохранению Гостайны в районе г. Отортен, 2) сокрытие преступления от органов ЦК КПСС. Возможно и по совокупности обеих вариантов. Константин Федорович Лунев знал все, вплоть до фамилий убийц из группы захвата. Кто руководил операцией захвата, кто производил прикрытие по инсценировки, кто проводил подчистку опасных артефактов во время делопроизводств Коротаева и Иванова, какие меры устрашения-ликвидации применили к опасным свидетелям. Лунев знал все, но он нам не интересен, потому что представители высшего эшелона КГБ самые плохие свидетели - не скажут ничего и никогда. Учитывая такие печальные последствия для заместителя председателя КГБ СССР Лунева, на местах разборка должна была последовать намного жестче. Давайте проверим. были ли какие-то кадровые изменения в УКГБ по Свердловской области? Да, такие изменения имели место быть, они были очень радикальными...

10. Давыдов Семён Прохорович



ДАВЫДОВ Семен Прохорович (14 августа 1954 – 28 августа 1959 г.), полковник ГБ, с 1955 г. – полковник. Скоропостижно умер 28 августа 1959 года, похоронен на Ивановском кладбище Екатеринбурга.Конечно же, можно предположить, что указанные в этой главе удивительные сведения - это просто совпадения. Не смею переубеждать. А тем, кто в подобные совпадения не верит, могу предложить следующее. Отстранение зам. председателя КГБ СССР К.Ф.Лунёва и внезапная смерть в августе того же года заместителя руководителя УКГБ по Свердловской области - это звенья одной цепи, непосредственно связанные с делом гибели группы Дятлова. Когда информация о кровавой операции свердловского УКГБ по зачистке студентов УПИ дошла до ЦК, и, учитывая, что родители погибших (Дорошенко, Кривонищенко, Слобцов) были далеко не последними в Партии, требовалась какая-то сатисфакция. У всех партийных боссов были дети, родные, и представить их на месте погибших было жутко. Но, если КГБ примерно не наказать сейчас, то могут вернуться времена береевщины, а этого никто не хотел. На беспредел силовиков власти надо реагировать. Поэтому партийные боссы провели закрытое заседание и приняли решение ликвидировать непосредственного исполнителя Операции в районе г. Отортен. Так дни Давыдова Семена Прохоровича были моментом сочтены. Операцию поручили провести самому Комитету, тем самым очистить себя перед Партией. Обычно в этих случаях старшие офицеры пускают себе пулю в висок. Кстати сказать, сейчас КГБ и не отрицает свое участие в событиях 1959 года, связанных с группой Дятлова. Ниже приведен ответ ФСБ на официальный Запрос руководителя фонда памяти Дятлова Кунцевича:



Как мы видим, Пресс-служба ФСБ признает участие КГБ в деле группы Дятлова, но все участники тех событий со стороны умерли. По всей видимости Давыдов Семен Прохорович - непосредственный разработчик и куратор многоходовой операции КГБ на Отортене. В то время (да и сейчас) подобные проколы спецслужб зачастую стоят жизни ответственного руководителя. И задержание группы Дятлова, и последующая зачистка, и инсценировка, и сам Спектакль были проведены с грубыми ошибками. За ошибки приходится платить - на роль жертвы выбрали товарища Давыдова. Следом должна была пройти волна зачисток непосредственных исполнителей и опасных свидетелей того преступления...

В продолжение нашего расследования о главных исполнителях и режиссерах стоит раскрыть еще одну группу деятелей. Как известно из последнего видео-интервью Комсомольской Правды у Евгения Федоровича Окишева, последний не на камеру поведал, что там ещё какая-то Авария была. Эта информация была раздута некоторыми дятловедами до неимоверных размеров: "Ага! Авария была! Значит ракета упала прямо на головы туристов! Мол, по этой аварии и было основное УД, а все остальное бутафория!". Абсурдность этой версии очевидна, ибо авариями занимается не прокуратура районного (областного) масштаба, а государственная комиссия. Государственная комиссия не занимается уголовными делами, уголовными делами занимается исключительно Прокуратура. По нашей реконструкции все было именно так, как вспоминает Окишев: отдельное Уголовное Дело, которыми занимался он и некая авария. Как мы выяснили, действительно, в районе Отортена произошла авария военного объекта (по-видимому, межконтинентальной крылатой ракеты проекта "Буря"), место падения было обнаружено - началась работа Государственной комиссии по аварии. Это отдельное действо. Вторым действом шло обнаружение посторонних людей в районе падения объекта. Этим делом занимались другие структуры - сначала КГБ и Обком, потом (когда напортачили) прокуратуры (ивдельская, потом областная) под присмотром Обкома.

Государственная комиссия по расследованию Аварии решала стандартные вещи - установление причин аварии, обеспечение охраны места падения и Гостайну, ликвидация следов аварии. Знала ли государственная комиссия пикантную ситуацию с обнаружением посторонних в месте падения? Несомненно знала, частично: мол да, были некие посторонние, этим занимается КГБ. К уголовному делу эта комиссия не имела ни малейшего отношения. Если бы Государственная комиссия была создана по факту пропажи группы студентов, по факту обнаружения трупов, то в ней бы числились прокурор Генпрокуратуры, следователи по особо важным делам, лучшие в Союзе судмедэксперты. Но никак не генералы ВВС и МВД. Но и в этом случае едва ли имело смысл создавать Гос. комиссию по столь незначительному происшествию: ну замерзли туристы, с кем не бывает? Тогда в год погибали сотни туристов и ни по одному инциденту Государственные комиссии не создавались. И по более громким уголовным делам не создавались. Если бы комиссия была создана в мае, тогда еще можно понять происходящее - вскрывались насильственные и неординарные причины гибели большой группы людей, мухляж местных органов следствия. Но создавать Государственную комиссию в феврале по факту нескольких замерших туристов - это нонсенс. А если комиссия создана до обнаружения первых трупов, то это вообще не объяснимо.

А кто входил в эту Государственную комиссию, можно установить? Оказывается можно, и даже поименно. Состав этой Государственной комиссии известен: генерал-майор МВД, начальник УВД по Свердловской обл. М. Н. Шишкарев, генерал-майор авиации М. И. Горлаченко, заместитель председателя Свердловского облисполкома В. Павлов. Состав очень интересный и абсолютно понятный в рамках нашей реконструкции: Павлов, как член облисполкома обеспечивает материальную часть операции, Горлаченко - это главный ответственный за результаты испытаний (в 1959 году разработкой межконтинентальных крылатых ракет занимались ВВС), ну а Шишкарев обеспечивал охрану и непосредственные людские ресурсы по месту аварии. Именно так и должно было быть. Самое интересное, что об этой комиссии вспоминал потом только следователь В.И. Коротаев. Ни один поисковик, ни один журналист, никто не вспомнил этих товарищей в районе поисков группы Дятлова. Комиссию московских альпинистов помнили все - были, тщательно исследовали место, сделали заключение. А вот про Государственную комиссию ничего не известно, ни на Перевале, ни в Штабе поисков в Ивделе (там были совсем другие люди: Сульман и Темников). Да и Иванов, уж коли подобная комиссия была в рамках его расследования был просто ОБЯЗАН её помянуть и привести в УД Заключение комиссии (так на Заключение комиссии московских туристов Иванов сослался). Но ничего этого не наблюдается, Иванов не молвил про важную Государственную комиссию ни словом.

А где же находилась эта странная Государственная Комиссия, которую никто не видел? По свидетельствам В.И. Коротаева, она находилась вовсе не в Ивделе, а в маленьком поселке Лозьва: «О результатах вскрытия я срочно доложил членам правительственной комиссии, которые в то время пьянствовали в Лозьве. Но новые данные оказались никому не нужны: всех устраивала версия гибели студентов от замерзания. Вскоре я был отстранен от расследования» («АиФ-Урал», № 5, 2004 г.). И еще от В.И. Коротаева:
Но вот интересный случай, это было отражено, но Лёва (Иванов) это не признал.Значит, был Павлов, зам председателя комиссии облисполкома, потом какой-то Ермаш... Когда я стал их разыскивать, это ЧП, они все пьянствуют там, рыбы навезли им, спирт нахаляву... москвичи туда тоже нахаляву... Они мне в ответ: "Не может быть.
(Текст беседы "ЦЕНТРА гражданского расследования трагедии Дятловцев с Коротаевым В.И. 31 марта 2007)
Такое впечатление, что Коротаев вообще набрел на эту гос. комиссию случайно, когда расследовал дело по дятловцам. Заходит в поселок на Лозьве, а там пир горой, москвичи какие-то, партийные работники... Ну и Коротаев им о гибели группы Дятлова доложил, а они не поверили. И Лев Иванов, по словам Коротаева, про эту комиссию никогда ничего не признавал. То есть Государственная комиссия существовала как бы боком, к УД не относилось. В.И.Коротаев очень хороший свидетель, он поведал нам много интересных вещей. И едва ли он все это придумал, ибо помнит всех пофамильно - Ермаш Филипп Тимофеевич действительно работал в 1959 году в Свердловском обкоме, он был заведующий отделом Свердловского обкома КПСС.

11. Шишкарев Михаил Николаевич



1939 - 8.1942 начальник Отдела Главного управления пограничных войск НКВД СССР, полковник - комбриг - генерал-майор.
1942 - 1944 - начальник Армянского пограничного округа НКВД, генерал-майор
1944 - 1946 - начальник Забайкальского пограничного округа НКВД - МВД, генерал-майор.
1945 - заместитель командующего Забайкальским фронтом по охране тыла, генерал-майор.
13.4.1946 - 8.6.1951- начальник Управления МВД по Приморскому краю, генерал-майор.
8.6.1951 - 16.3.1953 - начальник Управления МВД по Свердловской области, генерал-майор.
3 - 8.1953 - заместитель начальника Управления рабоче-крестьянской милиции Москвы Управления МВД по Московской области, генерал-майор.
7.8.1953 - 17.11.1963 - начальник Управления МВД - Министерства охраны общественного порядка Свердловской области, генерал-майор.

Послужной список М.Н. Шишкарева впечатляет, особенно хочется отметить его временный перевод из Свердловска в Москву в день смерти И.В.Сталина на должность начальника МВД по Московской области, а потом тем же годом обратно, в Свердловск. Это говорит о том, что генерал пользовался высочайшим доверием ЦК КПСС новой послесталинской волны, надежнее генерала для проведения расследования Аварии и не найти. По всей видимости, Михаил Николаевич знал всё и об Аварии, и, частично, о большом Спектакле с группой Дятлова. Скорее всего, именно он наводил порядок в в/ч 6602 п. Вижай (Ивдельлаг), откуда была собрана группа поисков. Это дело касалось его лично, ибо де-юре он нес ответственность за вверенную ему в/ч и её служащих. Но он не был непосредственным режиссером Спектакля и главным участником по группе Дятлова. Больше занимался "зачисткой концов" после напортачивших подопечных и КГБ. И с Комитетом он был на короткой ноге, ибо сам вышел из среды Комитета.

12. Горлаченко Михаил Иосифович



Участвовал в национально-революционной войне в Испании в 1937 году в качестве пилота штурмовика Р5-ССС 12-й штурмовой группы республиканской авиации. После возвращения из Испании продолжал служить в Военно-воздушных силах. В 1938 году присвоено звание майора. В апреле 1938 года был назначен на должность помощника командира, а в сентябре — на должность командира 4-го лёгкого бомбардировочного авиационного полка. Участвовал в советско-финляндской войне 1939-1940 годов в должности командира 4-го лёгкого бомбардировочного авиационного полка. Произвел несколько боевых вылетов на самолете Р-Зет. Окончил курсы усовершенствования командиров авиационных полков при Военной академии командного и штурманского состава ВВС Красной Армии (учился с декабря 1940 года по март 1941 года). В марте 1941 года был назначен на должность командира 260-го ближнебомбардировочного авиационного полка. Присвоено звание подполковника.

Участвовал в Великой Отечественной войне с августа 1941 года. Воевал на Западном фронте, с августа 1941 года командовал 198-м штурмовым авиационным полком. Принимал участие в обороне Москвы. Присвоено звание полковника. С мая (июня) по 19 декабря 1942 года командовал 226-й штурмовой авиационной дивизией. Принимал участие в оборонительных боях на Полтавском, Купянском и Валуйско-Россошанском направлениях. С августа 1942 года воевал на Сталинградском фронте. С 6 (19) декабря 1942 года до конца войны был командиром 3-го штурмового авиационного корпуса. 17 марта 1943 года присвоено воинское звание «генерал-майор авиации». Принимал участие в Курской битве, а также в Брянской, Городокской, Белорусской, Висло-Одерской, Нижнесилезской, Верхнесилезской, Берлинской и Пражской наступательных операциях. После окончания войны продолжал служить в Военно-Воздушных силах. В июне 1945 года был назначен на должность заместителя командующего 4-й воздушной армией по боевой подготовке. Окончил авиационный факультет Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова (учился с марта 1947 года по апрель 1949 года). В апреле 1949 года был назначен на должность командующего ВВС Приволжского военного округа. С декабря 1950 года состоял в распоряжении 10-го отдела 2-го Главного управления Генштаба. С января 1951 года по январь 1953 года находился в специальной командировке в Китае.С января 1953 года вновь исполнял должность командующего ВВС Приволжского военного округа, а в мае 1958 года был назначен на должность начальника штаба — первого заместителя командующего ВВС Уральского военного округа.В июне 1961 года в звании генерал-майора авиации вышел в отставку. Проживал в посёлке Архангельское Красногорского района Московской области (Россия).Умер 4 января 1976 года. Похоронен на Кунцевском кладбище в Москве.

Горлаченко Михаил Иосифович не только геройский генерал-фронтовик, он еще работал в секретном ВТОРОМ Главном управлении Генштаба, которое занималось Северной Америкой (США). Вот почему помимо своей постоянной приписки к Свердловскому ВО Горлаченко ездил в специальные командировки, в том числе и в Китай. Поэтому, если Горлаченко и мог чем-то заниматься в ивдельской глухомани, то исключительно военными испытаниями. Лучше всего это демонстрирует рассказ вертолетчика Потяженко:
Из Арамиля взлетели часов в 9-10, прибыли часов в 12, уже Горлаченко слетал... Побыл час-два на аэродроме и улетел (обратно в Свердловск). Вместе с ним улетели и оба самолета, потому что "на самолете там нигде не сядешь и им там делать нечего". А мы пошли устраиваться.
(Аудио-Интервью с В.В. Потяженко, март 2014)
Как мы видим, когда Потяженко еще до начала наземных поисков 21.02.1959 года прибыл из под Свердловска в Ивдель, генерал М.И. Горлаченко там уже был. Он УЖЕ там все облетал и улетает в Свердловск - мол, делать тут уже нечего. Конечно нечего, основной этап, за который отвечал Горлаченко к тому моменту был завершен - авария почти ликвидирована, основные обломки собраны и доставлены куда надо. Ну и водки с икрой выпито на Лозьве не мерено. Государственную комиссию по аварии можно потихоньку распускать и начинать "поиски" пропавших туристов. А там другие пусть отдуваются, у них своя редколлегия.


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] > 31 < [32]
Содержание :
1. Введение
2. Это не лавина
3. Мистическая составляющая не имеет под собой почвы
4. Загадочный Отортен, куда поисковиков так и не пустили
5. Была ли группа Дятлова в долине Лозьвы и на Отортене?
6. Несколько замечаний по Уголовному Делу (УД)
7. Лишние лыжи в группе Дятлова - следы «чужих людей»
8. Экспертная оценка трупов
9. Соответствовало ли УД принятым стандартам?
10. Где могла произойти гибель группы Дятлова?
11. Фальсификация с Палаткой и следы присутствия «чужих людей»
12. Почему группа Дятлова не могла установить Палатку на высоте 1079
13. Почему Дятлов «забыл» протопить печку в лютый мороз
14. Следы присутствия у Палатки чужих людей
15. О чём говорят солдатские обмотки и портянки?
16. Ёлки-палки, или как появился настил у ручья?
17. Таинственный Лабаз, и как он появился
18. Какой следователь вел Дело группы Дятлова?
19. Как и когда проходил первый, настоящий осмотр трупов
20. Записка с Отортена и «солидные люди» в Ивделе
21. «Вечерний Отортен»
22. Неожиданный В.Д. Анкудинов, или последний свидетель, с кем откровенничал товарищ Возрождённый
23. Про «огненный шар» и сигнальную ракету
24. Таинственная «Застава Ильича», или откуда прибыл радист Неволин
25. Поддельные фотоплёнки от товарища Иванова, или как «добрый» следователь студентов развёл
26. Почему туристы были без обуви, про валенки и другие любопытные вещи
27. Фактические причины смерти туристов
28. Почему из Дела изъяты все Акты судебно-химических исследований трупов
29. Последние штрихи: рассматривая материалы 2-ого тома УД
30. Последние дни группы Дятлова (реконструкция событий февраля 1959 г.)
31. Как Власть УД закрывала
32. Капитан Чернышов и его "каскадёры"

 

Комментарии :

Pashka_Dodger   2018-10-13 17:32 #168  

Огромное спасибо автору за проделанный труд. Пожалуй на данный момент это лучшее объяснение гибели группы Дятлова. Хотя место и обстоятельства гибели туристов могли быть иными, но ход мыслей правильный, вне рамок, навязанных нам официальной версией.

Pashka_Dodger   2018-10-13 17:39 #169  

Думаю первое УД от 06.02.1959 должно было заканчиваться словами следователя:
Тела обнаружил охотник Пашин.
Группа туристов погибла, попав в лавину на горе Отортен, в следствии этого у некоторых ее членов были обнаружены переломы ребер и костей черепа, остальные члены погибли от переохлаждения или задохнулись под снегом (тогда и цвет крови подошел бы как нельзя лучше).
Вскрытие произвел ..такой то..
Следователь Ивдельского р-на ..такой то..

Но не своевременное вмешательство свердловских и не готовое дело испортило все планы.


«Миражи над Жигулями»©2001—2018
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.