Статьи > Перевал Дятлова

Тайна аварии Дятлова

Уроки аварии Дятлова

 
О причинах аварии
Лавина не была главной причиной аварии Дятлова, ― и неправы те, кто называет наше объяснение «лавинной версией» аварии. Уже у Аксельрода «версия» не была «чисто лавинной», ― уже у него она была «лавинно-холодной». Но несомненно, что лавина была тем «спусковым механизмом» аварии, который создал аварийную ситуацию и сильно утяжелил эту ситуацию, нанеся травмы четырем участникам группы Дятлова и разрушив палатку. А далее «лавинный» этап аварии запустил в действие «механизм» холодной аварии, который и привел к гибели группы.

Представление о характере лавины
Само представление о характере «лавины» в случае аварии Дятлова нам пришлось в ходе расследования существенно изменить с помощью специалистов. Эта «лавина» вовсе не была тем огромным, бешеным и быстрым потоком снега, несущимся по склону в вихрях пылевого облака, ― таким, каким мы ее видим в кадрах кинохроники. Она была совсем другой. Имело место небыстрое сползание (локальное обрушение) оторвавшегося пласта снега, совсем небольшого по размерам и массе. Причем и отрыв, и движение происходили на небольшом расстоянии и только в зоне ослабления пласта, ― там, где его подрезали при установке палатки. Оторвавшийся пласт имел небольшую массу (от нескольких сотен килограммов до нескольких тонн) и небольшой объем (видимо, от 1 до 5 кубометров), но импульс от движения этой массы оказался вполне достаточным, чтобы подмять палатку и травмировать людей о жесткий пол палатки. Здесь проявилось коварное свойство пластовых лавин: при общей невысокой лавинной опасности эта опасность многократно увеличивается при подрезке и повреждении снежного пласта в зоне установки палатки. А нагрузки на человека со стороны значительной движущейся массы снега очень опасны, когда человека придавливает к жесткому основанию: к полу палатки или какому-либо иному жесткому предмету. Нагрузки обычно не так опасны при отбрасывании человека лавиной или при падении с высоты, ― в таких случаях они вызывают тяжелые травмы только при достаточно большой скорости воздействия.

Глубинные причины лавинной аварии
Специалисты по лавинам утверждают, что предсказать время схода конкретной лавины практически невозможно, ― настолько это сложное, противоречивое и «коварное» явление. Поэтому нет никакой ошибки Дятлова и его группы в том, что они не смогли предсказать сход лавины. Надо учесть, что тогда еще не был накоплен такой печальный опыт аварий и такая статистика, которая нам известна. Тогда еще не было широко известно, насколько опасной может быть подрезка снежного пласта при установке палатки. Именно этот фактор был главным фактором повышения лавиной опасности склона, ― именно из-за подрезки пласта лавина сошла там, где она могла даже не сойти никогда без повреждения снежного пласта.

Но вот тактически обойти опасный участок можно почти всегда. И, конечно, можно в большинстве случаев выбрать безопасное место для ночлега, ― его надо искать очень тщательно, поскольку здесь группа задерживается на значительное время. За это время и климатическая обстановка и состояние снега могут существенно измениться, как было и в случае с группой Дятлова.

Место, выбранное Дятловым для бивака, было небезопасным, ― это отмечали опытные туристы Бардин, Баскин, Шулешко и Карелин сразу после аварии. И Аксельрод фактически утверждал то же, построив «лавинную» версию аварии. Палатку дятловцев могла повредить не только лавина, ― палатку на склоне горы мог порвать ветер, поскольку эта палатка не обладала большой ветровой стойкостью и не обладала значительной механической прочностью. Ситуация, когда бы палатку порвало и завалило ветром, была бы сходной с ситуацией, когда ее повредила лавина. В такой ситуации группа тоже попала бы под удар сильного мороза и ветра. Правда, эта ситуация не была бы отягощена наличием травмированных участников и серьезными трудностями извлечения вещей из-под снега.

Надо видеть такой характерный момент: авария Дятлова произошла при резких изменениях условий похода. Где и в чем они, эти изменения?

Группа вышла из таежной зоны и оказалась на открытой ветрам горе, ― здесь состояние снега, условия воздействия ветра и мороза уже совсем другие, чем в тайге. И группа их почувствовала, отметив «ветер, как при взлете самолета…». В таежной зоне такого ветра они не встречали. Кроме того, в ночь аварии резко изменились климатические условия, ― резко упала температура воздуха, и по всем признакам произошло усиление и без того сильного ветра. Эти факторы не могли повлиять на условия похода так резко, если бы группа находилась в таежной зоне. Но группа находилась на горе, ― поэтому удар стихии и получился столь сильным. В горах мороз и ветер значительно опаснее и сильнее, чем в тайге. На открытой горе ветер не ослаблен деревьями, и обретает силу урагана, особенно на мощных порывах. А воздействие сильного мороза на горе не ослабишь костром и печкой, ― здесь нет топлива. И ни костер, ни печка здесь не спасут, если палатку порвет ветром.

Группа Дятлова вполне была готова переночевать на склоне горы «в обычных условиях». Но в условиях резкого удара стихии мороза и ветра положение группы становилось опасным даже без учета возможности схода лавины. Ветер здесь был очень сильным, и разрушение их слабой палатки от ветра могло произойти и без удара лавины.

Причины гибели группы в «холодной аварии»
Лавина ослабила группу и поставила в очень тяжелые условия на грань выживания. В таких условиях цена даже небольшой ошибки очень велика. Но и принять взвешенное, продуманное решение в таких условиях всегда очень трудно из-за сильного давления стихии ветра и мороза, из-за тяжелого положения группы с тремя травмированными участниками. Поэтому не удивительно, что под сильным давлением стихии группа поспешно отступила без теплой одежды и бивачного снаряжения, ― в подобных ситуациях нередко ошибаются и более опытные туристы. Ведь недооценка опасности холода, ― обычная причина аварийных ситуаций, особенно в горных и лыжных походах. Ошибкой здесь было не решение спускаться, ― ошибка состояла в поспешности отхода без теплой одежды и снаряжения.

В «обычных» условиях легкого мороза и слабого ветра такое решение могло не привести к столь трагическим последствиям, но в усложненных условиях такое решение оказалось роковым. Вернуться за вещами группа не смогла. И не смогла в условиях сильного мороза, темноты и ветра развести полноценный костер, чтобы согреться. Здесь сыграло роль и отсутствие бивачного снаряжения (топоров и пилы) и состояние ближайшего леса, в котором оказалось мало сухих дров для костра, поскольку валежник находился под снегом, а молодые ели и небольшие старые пихты на сильном морозе не горели. Травмы, темнота, мороз, ветер ― все условия крайне замедлили, утяжелили и усложнили действия туристов настолько, что опасный ход событий к замерзанию группы прервать не удалось.

Глубинной причиной большинства «холодных» аварий в той или иной степени является недооценка опасности холода. Это нередко происходит в условиях, когда внимание участников группы отвлечено какими-либо другими «проблемами», среди которых опасность холода не кажется самой «страшной» и непосредственно угрожающей жизни. И недооценка фактора холода на коротком отрезке времени затягивает туристов в безвыходную ситуацию. В этом плане авария Дятлова имеет много общего с другими «холодными» авариями не менее подготовленных туристских и альпинистских групп.

Другие ошибки группы
Можно отметить, что небрежность, допущенная Дятловым при оформлении походной документации, является ошибкой руководителя. Тем более что маршрутку Дятлов мог передать в турклуб института и позже через Юдина. Но в данном случае эта ошибка Дятлова не явилась причиной аварии, ― с аварией она прямо не связана. Эта ошибка только затруднила действия спасателей на первом этапе поиска группы Дятлова. Подобные «небрежности» при оформлении документации в практике туризма, конечно, являются недопустимыми. Вполне возможна ситуация, когда небольшая задержка действий спасателей из-за отсутствия походных документов может иметь самые трагические последствия. Эта ошибка Дятлова, конечно, не была только его личной ошибкой, ― это и ошибка руководства спортклуба института, которое не спрашивало строго с руководителей походов за подобные промахи.

Других существенных ошибок в действиях группы мы не обнаружили. Группа Дятлова совершала обычный лыжный поход в соответствии со своей подготовкой, силами и возможностями. Но попала под внезапный и сильный удар стихии, с которым справиться не смогла. Сейчас видно, что в аварии Дятлова доля «стихийных», непредсказуемых факторов достаточно велика. Авария имела столь тяжелые последствия потому, что силы природной стихии лавины, холода и ветра роковым образом сложились и оказались непреодолимыми из-за ослабления туристской группы. Несмотря на самоотверженные действия, группа не смогла переломить ход аварии из-за потери одежды и снаряжения в опасный момент аварии. Ослабленной группе не хватило сил, времени и тепловых резервов на исправление ошибки.

Мы, авторы книги, не осуждаем Дятлова и его группу за отдельные допущенные ошибки. Но и не склонны считать их действия безошибочными. Мы считаем, что группа Дятлова допустила отдельные ошибки в «тактическом», но не в «юридическом» смысле. Очевидно, что в действиях Дятлова и его группы не было нарушений, не было лихачества и неоправданного риска. Здесь, наряду с действиями самоотверженными, на грани самопожертвования, имелись отдельные промахи и неверные шаги, которые не позволили группе в тяжелейших условиях давления стихии изменить роковой ход событий.

Сейчас дело не в «обвинениях», ― сейчас, спустя 50 лет после аварии надо правильно видеть ход ее событий, надо видеть все, ― и коварное поведение стихии, и не совсем правильные действия по предотвращению критической ситуации и действия туристов в условиях аварийной ситуации. Только такое, правильное видение всех составляющих стихии и природной, и стихии человеческих поступков, позволяет сделать необходимые выводы для предотвращения подобных ситуаций в будущем.

О чем надо помнить руководителям и участникам сложных походов на примере аварии Дятлова?

«Опасные моменты ситуации» на примере аварии Дятлова
Резкие изменения условий при переходах на различный рельеф и в другие природные зоны всегда таит риск, он всегда критичен (опасен). Здесь надо вовремя изменить тактику, снаряжение и если надо, поломать и «себя», и график движения, и схемы своих решений, и свои «прихоти» и желания, и настроение группы чтобы уйти от неоправданного риска.

«Переходы стихии», ее внезапные удары также таят заметный риск, ― к ним группа должна быть морально, технически и тактически подготовлена. У нее должен быть определенный «запас прочности» во всех отношениях, чтобы суметь противостоять и давлению обстоятельств, и иметь определенный «запас прочности» для исправления собственных ошибок, если они будут иметь место. Мастерство руководства туристской группой и культура ее поведения в немало степени состоит в умении увидеть опасность и либо обойти ее, либо расчетливо и правильно ее преодолеть без неоправданного риска.

При остановке на ночлег место бивака надо выбирать очень тщательно, с учетом всех возможных факторов риска. Место бивака однозначно надо выбирать из условия безопасности, ― отсутствия опасности лавин и камнепадов и из условия хорошей защищенности палаток от ветра. Надо помнить, что погодно-климатические условия и состояние снега за время ночлега могут существенно измениться, и надо быть готовым к таким неожиданным изменениям. На открытых местах в горах ветер, снег и дождь могут представлять серьезную опасность. Они способны быстро изменять походную обстановку.

Надо помнить, что опасность лавин является очень серьезной даже на склонах, которые кажутся некрутыми и является серьезной даже при небольшой толщине снега порядка 30–40 см. Ведь выше по склону снег сугроба может иметь утолщение. А сход снежной «доски» толщиной даже в 15–20 см и площадью порядка 1 кв. м при определенных условиях может легко убить человека. Известен случай, когда горного гида-проводника убило снежной «доской» толщиной всего 20 см, упавшей с крыши его хижины.

Подрезка и повреждения снежного склона при установке палатки резко увеличивает опасность схода пластовой лавины!
Очень серьезной является опасность переохлаждения, особенно в условиях мороза и сильного ветра. Опасность переохлаждения при положительных температурах тоже сильно возрастает при сильном намокании одежды. В условиях намокания одежды опасность переохлаждения велика даже при хорошей защите от ветра в условиях снежной пещеры или хижины. Отсутствие срочных защитных мер от холода и ветра может иметь фатальные последствия. Опасность переохлаждения катастрофически возрастает при разрушении жилища (палатки, снежной хижины, пещеры, укрытия…).

Выводы следствия и методы расследования
Подробный анализ расследования аварии Дятлова позволил сделать целый ряд методических выводов и рекомендаций для расследования аварий туристских групп.

Характерным моментом расследования аварии Дятлова явилось отсутствие ошибки следствия и в части отсутствия «состава преступления», и в общем выводе насчет воздействия «непреодолимой стихийной силы». Но эти выводы были неполными, и не дали окончательный ответ, какая «стихийная сила» привела к гибели дятловцев. Слишком неопределенная формулировка давала повод для всякого рода фантазий и спекуляций на тему «аварии», особенно со стороны людей впечатлительных, психически неуравновешенных и мало знакомых с условиями туристских походов. Это проявилось и на форумах в Интернете, когда обсуждения на тему аварии со стороны отдельных лиц превращались и в злобные оскорбления и обвинения, и в обсуждения всяких фантазий, весьма далеких от реальности.

Надо видеть и почему тогда, в 1959 году, следствие не смогло до конца разобраться в причинах аварии. Целый ряд фактов был для следствия недоступен. В частности, недоступны факты запуска ракет. Даже местное партийное начальство только догадывалось о причинах полета «огненных шаров», но никак не могло объяснить эти загадочные явления. Оно лишь стремилось всеми путями уменьшить интерес населения к этим фактам, что создавало атмосферу, в которой рождались и распространялись всякие слухи и небылицы об этих явлениях.

Другой причиной частичной неудачи следствия явилось плохое знание следователями специфики туризма, взаимоотношений в туристских группах. А также непонимание главных причин аварий в лыжном туризме. В результате следователи искали причины аварии не там, где они «лежали». Следователи, к примеру, искали причины аварии по одной из «версий» в возможном конфликте внутри группы. А вот опытные туристы категорически отвергали развитие ситуации на почве «драки из-за девушек» или «пьяной ссоры». Ведь те прокурорские представления о «криминале», что так часто случался и тогда и сейчас на уровне бытовых преступлений в условиях города, никак не подходили для сплоченной туристской группы. В то же время на самый «страшный» по статистике фактор аварийности в лыжном туризме, ― на снежные лавины, следствие не обратило серьезного внимания. Никто, кроме И.Б.Попова, и не подумал обратиться к специалистам по лавинам (гляциологам, географам, метеорологам), чтобы те разобрались с состоянием снега и климата на склонах горы Холатчахль при поисковых работах и путем анализа, ― в момент аварии. А ведь выводы гляциологов и метеорологов могли раньше «вызвать к жизни», существенно подкрепить и уточнить версию Аксельрода, возникшую через некоторое время после аварии. В материалах следствия все предположения насчет лавины серьезно не изучались, и уже это увело следствие в сторону от главных причин начала аварии.

Версия Аксельрода о лавине возникла много позже окончания следствия и закрытия дела. Следователи мало прислушивались к мнению опытных туристов, и не посвящали их в детали расследования. Поэтому естественные версии аварии, связанные с лавинами и метеорологическими условиями серьезно не разрабатывались официальным следствием.

Сейчас понятно, что и с травмами следствие разобралось недостаточно точно и полно. Судмедэксперт Возрожденный имел небольшой опыт (4 года в 1959 году), причем в городских условиях. Специфику несчастных случаев в туризме он практически не знал, ― это видно по его выводам. Здесь, правда, были налицо и объективные факторы, помешавшие экспертизе, поскольку последняя четверка погибших успела частично разложиться, а это не позволило точно определить, какими были отдельные травмы, ― прижизненными или посмертными. Возрожденный явно ошибся в оценке характера и опасности травмы Дубининой и ошибся в части определения дееспособности дятловцев после получения ими травм. Его оценка тяжести травм оказалась завышенной, ― отсюда пошло и непонимание характера дальнейших событий в части определения, где были нанесены травмы, ― в палатке или в лесу. Не зная специфики лавинных травм, Возрожденный не смог увидеть единственный источник происхождения всех тяжелых травм в компрессионном сдавливании навалившейся массой снежного обвала. Он не понял, что травма сердца Дубининой тоже была последствием статической составляющей этой компрессии.

Следствие недостаточно глубоко и точно проанализировало метеорологическую обстановку в ночь аварии. И не смогло обнаружить прохождение фронта холодной непогоды с падением температуры до минус 28 °C и усилением ветра. А ведь это не так трудно было сделать, ― фронт обнаруживался 02.02.59 по минимальной температуре в Бурмантово (минус 28,7 °C). Хотя его прохождение было достаточно быстрым, и четко просматривалось только по данным погоды на 6-часовых интервалах времени ближайших метеостанций Бурмантово и Няксимволь восточнее и севернее места аварии.

Действия властей в ситуации с группой Дятлова тоже нельзя назвать «оптимальными». Надо, конечно, отдать должное властям в части организации беспрецедентных по масштабам спасательных работ. Но вот действия по сокрытию информации об аварии и закрытию следствия внешне казались непонятными и не очень разумными просто потому, что они были во многом вынужденными. Ясно, чего опасались местные власти в Свердловске: они боялись наказания со стороны «Москвы» и за свою неспособность раскрыть дело, и за возможные «санкции» по сохранению режима секретности, если бы «выплыла» какая-то информация о ракетных пусках по свидетельствам об «огненных шарах». И за «общественное брожение» в связи с событиями аварии. Не получив исчерпывающего ответа от следствия на вопрос о том, что же произошло, местные власти «закрыли» дело, ограничившись только правовой оценкой событий. В условиях, когда расследование «несчастных случаев» фактически не входило в компетенцию прокуратуры. Понятно и то, что власти выполнили «указание сверху», ― Москва тоже «закрыла дело» и негласным партийно-государственным указанием, и официальным решением прокуратуры.

Но для убитых горем родственников и друзей дятловцев, не получивших окончательный ответ на вопросы о причинах гибели, внешне это выглядело, как неспособность и нежелание расследовать дело до конца, несмотря на значительные усилия властей по организации и поддержке спасательных работ. А ведь при большом желании дело можно было довести до конца. Для этого надо было привлечь к расследованию опытных туристов, гляциологов, метеорологов, более опытных врачей-судмедэкспертов и более опытных следователей. Можно было более резко поставить вопрос: а почему Иванов и Возрожденный до конца не разобрались в причинах аварии? Можно было направить в помощь местным следователям более опытную группу.

Надо, однако, видеть, что из Москвы «не просто так» тогда затребовали дело на проверку. Сейчас ясно, что следователи в Москве путем изучения дела решали, имеет ли смысл вести расследование дальше и есть ли перспективы открыть в деле что-то новое? И понятно, что работники генеральной прокуратуры в Москве тогда не увидели ни «перспектив», ни каких-то «оснований» для продолжения расследования. Они не увидели никаких признаков преступления. Они просто вернули «дело», подтвердив решение закрыть его. Расследование причин «несчастных случаев» не входило и не входит в компетенцию прокуратуры. Такое расследование могла произвести только наделенная полномочиями специальная государственная комиссия, но власти её создавать не стали.

Общие выводы по характеру расследования аварий туристскими группами
События любой аварии развиваются по единому сценарию, с одним единственным определяющим набором причинно-следственных связей. Реальная картина не допускает какой-то «множественности» и той «неопределенности», которая возникает при расследовании, когда картину событий стараются построить не на основе прямых наблюдений за ними, а на основе каких-то отдельных, обрывочных фактов. Недостаток информации порождает неопределенность, допускающую множественность описаний.

Как же строится общая картина событий при расследовании?

Все строить можно только на проверенных фактах. Это очевидно! Неверные факты могут увести в сторону на ложный путь, с которого придется возвращаться.

То же самое относится и к предположениям, которые надо тщательно проверять.

Правильное предположение является тем «магнитом», который или притягивает к себе известные факты, или им не противоречит. А неверное предположение «расталкивает» известные факты, не позволяя их связать. Надо только отбрасывать неправильные предположения. В частности, предположение, скорее всего, неверно, если оно не имеет подтверждения или видимой связи известными фактами.

Вот в этом и состоит разница между недостоверным предположением и работоспособной версией. Работоспособная версия опирается на проверенные факты, связанные правильными предположениями.

Правильные предположения связывают отдельные факты в «куски» событий при их детальном рассмотрении. И связывают «куски событий» в цельную картину при взгляде на них «издали», при взгляде на них «целиком».

Неверные предположения и факты заводят в тупик: факт приходится отбрасывать, а от предположения отказываться. Тупиковая ситуация обычно указывает на то, что надо действовать в другом направлении.

Понимание стихийных факторов внешней среды и специфики действий людей в определенных условиях позволяет увидеть и главные факторы риска, и возможную направленность событий. А недостаток знаний и понимания в отдельных вопросах легче всего может быть устранен путем привлечения знающих специалистов.

При расследовании нельзя игнорировать никакие «случайные» совпадения событий по времени и по «месту». Настойчивый поиск всегда должен быть направлен на обнаружение и подтверждение связей фактов и событий.

Пример. Понять природу полета «огненных шаров» исследователям не удавалось до тех пор, пока не обратили внимание на связи дат наблюдений с датами стартов ракет с космодромов.

Правильно ли поступили дятловцы?
После аварий, подобных аварии Дятлова, всегда высказываются мнения, а стоит ли вообще «ходить в походы» и «заниматься туризмом», ― мнение о том, правильно ли вообще поступали дятловцы, выходя в походы? Шли ли они по «верному пути», или они совершили большую жизненную ошибку, начав заниматься спортивным туризмом?

Они шли по верному пути. По нашему мнению, другого ответа здесь нет. Они занимались своим любимым делом. Туризм и спорт их укреплял морально и физически, ― эти занятия их гармонично развивали в здоровых и сильных людей с широким кругом интересов, с богатыми, яркими представлениями и об окружающем мире и друг друге. Туризм учил их быть сильными и добрыми, учил помогать товарищам и понимать друг друга с полуслова. Туризм воспитывал их души.

Да, специфика спортивного туризма состоит и в наличии определенного риска, поскольку в походах приходится сталкиваться с проявлениями стихии, ― и природной, и человеческой. Да, здесь требуется проявлять осторожность. Надо уметь ставить и решать только посильные задачи, надо уметь уйти от удара стихии там, где стихия непреодолима.

Да, и в туризме человек не гарантирован от несчастных случаев, как и в любом другом виде деятельности. А вот уровень риска здесь зависит от очень многих составляющих, ― и от объективных факторов среды и субъективного поведения человека.

Надо понять простую истину: человек будет обречен, как биологический вид, если он перестанет активно осваивать новые среды, ― и «чисто природную» среду, ― входя в «природу», сталкиваясь с ее стихией. И входя в новую «искусственную» среду, ― осваивая свои новую технику и технологию, усиливая с их помощью свои возможности. И идя в новую «человеческую среду», ― развивая свои отношения с другими людьми и коллективами. И, конечно, развивая «свою» среду, ― самого себя и во внутренних «связях» и во внешних связях с миром.

Надо понимать, что альтернативой занятиям спортом и туризмом для «пассионарных», активных личностей в той или иной мере будут выпивка, наркотики, аморальные действия и преступления. Все те негативные проявления в «массе» людей, человеческие потери от которых будут на один-два порядка больше, чем от аварий в турпоходах. От алкоголизма, наркотиков, аварий на дорогах и «пьяной бытовухи» гибнет людей в тысячи раз больше, чем на туристских тропах. Занятие спортом и туризмом ― одна из форм отказа от этих явлений.

От автомобилей и самолетов гибнет людей в тысячи раз больше людей, чем в турпоходах. Значит ли это, что надо отказываться от автомобилей и самолетов? Возражения насчет «массовости» явления здесь ничего не дадут, ― с учетом времени турпохода и времени полета на авиалайнере полет окажется опаснее турпохода. Да и некорректны в принципе такие «возражения» и сравнения, поскольку они не учитывают специфику каждого вида деятельности и специфику поведения отдельных людей.

Надо понимать, что и в «обычных условиях» человек всегда подвержен той или иной опасности для жизни от несчастных случаев или болезней (вероятность смерти человека в каждый год жизни практически всегда превышает 1 %, ― ведь до 100 лет доживают очень немногие). А люди сильные, крепкие духовно и физически этим опасностям подвержены в наименьшей степени. История войны, например, показывает, что туристы и альпинисты лучше и быстрее адаптировались к условиям боевых действий, хорошо выполняли боевые задачи, и им было легче выжить в условиях боевых действий, чем людям без подобной подготовки.

Надо понимать и то, что каждая туристская группа, выходящая в поход, идет по маршруту с разной «вероятностью» несчастного случая, который существенно зависит и от поведения руководителя группы, и от поведения самой группы. Например, один руководитель может вести группу с вероятностью несчастного случая 0,1 %. А другой, более знающий и опытный, может обеспечить вероятность в тысячу раз меньшую. Но это произойдет только в том случае, если его действия по обеспечению безопасности будут поддержаны и самой группой. В условиях турпохода или альпинистского восхождения любой участник при неправильных действиях способен «подставить» в аварию и себя, и руководителя, и всю группу.

Но вероятность попадания в аварию зависит и от объективных факторов внешней среды, которые в отдельные моменты могут ее увеличить во много раз. И не всегда такое возрастание опасности можно заметить сразу. В случае аварии Дятлова имела место именно такая ситуация: опасность подкралась постепенно и внезапно нанесла удар ночью, оставив и «лавины предательский след», и след «девятого вала» холода.

Никакой «мистики» в аварии Дятлова нет, как нет и в цифре «9». В практике туризма есть и более крупные, и более мелкие трагедии с различным числом погибших и при разных условиях развития ситуации, ― часть из них упомянута выше. Можно отметить, что тяжелые «холодные» аварии с гибелью всей группы случаются периодически, причем и в туризме (горном и лыжном), и в альпинизме. Так же, как и тяжелые лавинные аварии.

Можно добавить еще, что вся организация туризма тогда, в 1959 году была другой, и объективно имела немало слабостей, да и сейчас их много, но они уже другие. Например, контрольно-спасательной службы (КСС) и маршрутно-квалификационных комиссий (МКК) в нынешнем виде просто еще не существовало (МКК начали формироваться в 1962 году, а КСС ― в октябре-ноябре 1972 года). Не существовало серьезной системы подготовки инструкторских кадров и руководителей туристских походов. Общественное движение организованного самодеятельного (спортивного) туризма набрало силу, а вот власть всерьез им заниматься не хотела. Опыта, литературы, умелых кадров туризма было мало. Спортивный туризм проходил детскую стадию становления. В результате резко повысилась аварийность походов. В 1959 году количество погибших туристов перевалило за 50 человек (сюда «вошла» и группа Дятлова), а в 1960 году превысило 100 человек за год. Произошел скачок аварийности, ― погибали молодые люди, едва перешагнувшие порог совершеннолетия. Хоронить детей, ― живая боль!.. Тогда власти решили вообще «закрыть» это явление политически, ― директивным порядком. Постановлением от 17.03.1961 г. самодеятельные (спортивные, организованные) походы запретили, ― фактически все эти походы перевели в разряд «диких», неорганизованных. Это решение было похоже на директиву «запретить пожары» и «упразднить пожарных»… Результат запрещения оказался трагичен: 1961 год дал более 200 погибших. Аварийность увеличилась еще в 2 раза, поскольку все организованные группы пошли в походы «сами по себе», «диким» образом, без контроля, дисциплины, правил и ограничений. Попавшие в аварии группы все равно пришлось спасать, но делать это стало куда труднее: где их искать, если маршрут неизвестен! Кого искать, если состав неизвестен? Когда искать, если сроки неизвестны?.. Вот тогда власти стала понятна простая, в общем, истина: когда общественное движение вырастает и перерастает действующие организационные формы, эти формы надо срочно не отменять и «запрещать», а реформировать. А вот запретить движение нельзя, ― такие попытки обречены на неудачу. Неуправляемое общественное движение, ― это опасная стихия!

Пришлось изменить многое: запреты, нормативы, руководящие организации, создать систему подготовки кадров, систему оформления документации походов и отслеживания движения групп. Пришлось создать Центральный (ЦСТ и Э) и местные советы по туризму и экскурсиям и систему туристских клубов, маршрутно-квалификационные комиссии (МКК) и контрольно-спасательную службу (КСС с 1972, а с 1993 МЧС), создать системы подготовки кадров, ввести новую спортивную классификацию. Постановлением ВЦСПС от 20.07.1962 г. спортивный туризм и его структуры организационно были переданы в ведение ВЦСПС (профсоюзов), а неэффективные советы по туризму спортивных обществ упразднили. Изменили сами принципы работы управлений по туристско-экскурсионной работе разного уровня, которые преобразовали в Советы по туризму и экскурсиям. В результате организационный кризис спортивного туризма удалось преодолеть и удалось сбить аварийность. А вся система спортивного туризма была улучшена и получила возможность развития на новом этапе. Кстати, настоящий кризис туризма чем-то похож на тот, прошлый, но он пока ограничен из-за падения массовости спортивного туризма по разным причинам. О кризисах развития в советское время писать не очень разрешали и не очень любили, потому сейчас о них многие просто не знают.

Авария группы Дятлова была характерна для «преддверия» кризиса самодеятельного (спортивного) туризма. У нее имелись и более глубокие причины, чем отдельные ошибки группы и руководителя, ― это видно с высоты прошедших лет. Тактические и технические ошибки этой аварии теперь хорошо видны. Авария эта явилась следствием и удара стихии, и допущенных ошибок, и трагического стечения обстоятельств. Чего было больше? Так ли это важно? Важно сделать правильные выводы.

Как следовало поступить дятловцам в критической ситуации, и возможен ли был иной исход аварии?
Сход обвала (малой локальной лавины) предсказать тогда было практически невозможно. Но и после обвала снега при самых правильных действиях группы исход и масштабы катастрофы могли ограничиться гибелью, видимо, только одного участника группы (Тибо-Бриньоля). После схода обвала и выхода из палатки всем участникам группы следовало тщательно одеться в теплую одежду и надеть всю имевшуюся в палатке теплую обувь (а Дятлову и еще одному участнику, не имевшему теплой обуви, утеплить ноги всеми доступными средствами, ― носками, мешочками, гетрами…). Для этого следовало раскопать палатку «во что бы то ни стало»! Требовалось надеть теплые головные уборы и рукавицы для защиты рук. Взять с собой бивачное снаряжение: топоры и пилу и несколько одеял для утепления пострадавших. После спуска в лес нарубить дрова, развести полноценный костер и согреться. Построить для пострадавших укрытие от ветра: чум, шалаш, возведя каркас из ветвей и прикрыв его лапником. Укрытие возвести с подветренной стороны от костра, чтобы оно согревалось током теплого воздуха. Пострадавших уложить вместе, укрыв их одеялами. На рассвете, оставив дежурных у костра, здоровые участники могли вернуться к палатке за остальными вещами, за аптечкой и продуктами в лабазе.

Дальше надо было снарядить двоих посыльных, ― они смогли бы за двое суток дойти до населенного пункта и вызвать спасателей. Остальным требовалось согревать и кормить больных, восстановить палатку или возвести более надежное жилище. Извлечь часть продуктов из лабаза. Принять вертолет и вернуться домой. Конечно, подобные действия выполнить было непросто, они могли даться ослабленной группе только ценой напряжения всех сил. По всем признакам из-за тяжести травмы и невозможности сразу оказать эффективную медицинскую помощь, Колю Тибо-Бриньоля вряд ли удалось бы спасти. Но остальных можно было спасти, и масштабы трагедии могли быть меньше. В общем, надо было сделать все то, что они пытались сделать, но сделать это требовалось немного «не так».

Да, другой исход аварии был возможен, но он зависел от многих факторов ситуации, некоторые из которых сейчас не видны. И эта, и любая другая аварийная ситуация содержат элементы неопределенности, которые могут изменить ее исход. Поэтому любые «выводы» и «сценарии» развития событий являются «верными» лишь в некотором приближении. А конечный исход событий предсказать невозможно.

Что надо извлечь из аварии Дятлова?
Вскрытие причин таких аварий для опытных туристов ― не прихоть. Оно помогает методически избежать таких аварий в будущем, ― но только при наличии культуры походов, при наличии технического и тактического умения, организации и дисциплины! Подобные аварии являются суровым предупреждением и против нарушений дисциплины, и против пренебрежений опасностями стихии всем, кто ставит группы на грань критической ситуации. По этой аварии можем сказать: «Вот что может произойти даже с хорошо организованной и подготовленной группой, допустившей с виду совсем небольшие „неточности“ действий в условиях опасного изменения ситуации и сильного давления стихии».

Очень жалко ребят! Они стремились в жизни к большим высотам, ― в учебе, в работе, в спорте! Они бы этих высот достигли, если бы трагический случай не оборвал их путь. Тогда они были старше нас. Сейчас мы старше их.

Отдельные, с виду небольшие ошибки ими допущены были. Но по-человечески, конечно, никак не было за ними и «тени» таких «тяжелых» ошибок, за которые их можно бы было наказать столь жестоко. Тем более, не было с их стороны нарушений, а были за ними действия самоотверженные, на уровне самопожертвования. Но у стихии свои, звериные повадки. Потому мы по-человечески считаем: авария Дятлова ― трагический несчастный случай.

И урок для всех нас…

Какие-либо обвинения неуместны и несправедливы. Но вот все ошибки надо видеть, ― и ошибки туристов, и ошибки следствия, и ошибки власти, и ошибки человеческих заблуждений. И, ― это главное, ― надо видеть, почему те или иные ошибки были допущены, ― где и в чем «корень зла». Того «зла», которое происходит не от «злого умысла», а просто от трагического стечения обстоятельств. И которое не удалось предотвратить, с которым не удалось справиться.

Группа Дятлова погибла в борьбе так, как погибает группа честных солдат-патриотов в неравном бою. Они не оставили своих погибающих товарищей, они до конца сражались со стихией как умели, как могли! И пали в борьбе, отдав все свои силы, все тепло своих сердец.

Раскрытие тайны этой аварии имеет глубокий человечный смысл, ― оно делает их жертву не напрасной! А их память незабвенной!

Ведь без верного понимания событий аварии память о ней будет продолжать «кровоточить» слухами, заблуждениями, мистикой и «горами» бумаги из напрасно написанных фантазий «на тему». И, главное, она будет «кровоточить» похожими авариями других групп путешественников, которые можно предотвратить на основе опыта и правильных выводов истории катастрофы группы Дятлова. Новые похожие аварии не могут быть добрым «памятником» дятловцам. Достойным памятником им будет отсутствие таких аварий. Слухи, мистика, заблуждения, всякого рода необоснованные обвинения, ― это тоже «зло» и грязь, от которой наша память должна быть очищена.

В память о группе Дятлова можно сформулировать «техническое назидание дятловцев» для туристов примерно такого содержания: «ППП: Правильно поставь палатки!»




[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] > 17 < [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29]
Содержание :
1. В памяти и на карте. Пролог
2. Гора Холатчахль и обелиск на останце
3. Тревога!
4. Трагические находки и вопросы без ответов
5. Рождение легенды
6. Предположения и версии: смесь из правды и заблуждений
7. Наш путь к аварии Дятлова (отступление Евгения Буянова)
8. Разгадка тайны «огненных шаров» (в изложении Евгения Буянова)
9. Разгадка тайны травм
10. Разгадка тайны радиации
11. Уничтожение непроверенных фактов и заблуждений. Почему и как запутались «следы аварии»?
12. Статистика и метеоданные, или Что было неизвестно в 1959 году
13. Тайна лавины: какая и почему она была?
14. Ответы на отдельные вопросы: аварии-аналоги
15. Авария Дятлова: главные аварийные факторы
16. Авария Дятлова: реконструкция событий по фактам, следам и уликам (продолжение главы 5)
17. Уроки аварии Дятлова
18. Заключение
19. Приложение А Библиография и интернет-ссылки
20. Приложение Б Ю.Е. Яровой Высшей категории трудности. Повесть. Краткое содержание (переложение и комментарии Е.В.Буянова, мс по туризму, СПб.)
21. Приложение В Расчет зависимости высоты подъема наблюдаемого объекта от заданной удаленности и высоты наблюдателя
22. Приложение Г Ветрохолодовой индекс и метеоусловия аварии
23. Приложение Д Клименко Д.Е. О возможности возникновения лавин в горах Северного Урала
24. Приложение Е Е.В. Буянов Некоторые рекомендации по методике расследования сложных аварий в туристских походах (по опыту расследования аварии группы Дятлова)
25. Приложение Ж И.Б.Попов. Реферат на тему: Лавинная опасность на Северном Урале(На правах цитирования, перепечатка Е.Буянова ― прим.)
26. Приложение И Статья Аксельрода
27. Приложение К На что была похожа лавина, сошедшая на палатку дятловцев по мнению специалистов по лавинам, указавшим на «пластовую лавину из снежной доски», как на наиболее вероятную причину аварии Тезисы из книг В.Фляйга «Внимание, лавины!» (М., «Иностранная литература», 1960) и Отуотера «Охотники за лавинами» (М., «Мир, 1980).
28. Приложение Л Е.В.Буянов Зубья аварии. Некоторые механизмы лавинных и холодных аварий на примере одной катастрофы. Методическая статья
29. Приложение М Аналоги аварии Дятлова

 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.