Статьи > Миражи над Жигулями > Статьи Авесты

Культурологический и психологический аспект в истории самарской фигурки макааваса

 
Современная наука (в том числе и культурология) предпочитает иметь дело с большим числом однородных объектов и желательно многократно повторяющимися явлениями/событиями. В идеале все они должны однозначно воспроизводится. Редкие единичные объекты, явления/события (например, такие как «антикитерский механизм», шаровые молнии, «неурочное затемнение неба» [5, С.306-316] и т.д.) сложны для аппарата современного анализа.

Более того, все что наблюдается, но не попадает в выше описанную множественную совокупность либо просто отбрасывается, либо направляется в область заблуждений, а зачастую объявляется откровенным обманом.

Еще более трудны в разработке случаи, когда исследователь имеет дело не с самим единичным явлением или объектом, а только с сообщением о нем, с его слабым информационным отражением в реальности.

Вместе с тем представляется, что сам принцип разделения на необычное и обыденное, во многом, определяется чисто психологическими особенностями конкретных исследователей, поскольку формируется соотнесением наблюдаемого с ранее заложенными предвосхищающими схемами.

«Опознание объекта явления – часть интерпретации его образа… Судить о процессах и объектах наблюдаемых неожиданно и кратковременно – по сути дела, то же самое, что пытаться рассмотреть пейзаж сквозь довольно толстое полупрозрачное стекло с нанесенным на нем рисунками. Что в изображении относится к пейзажу, а что к рисункам, ясно отнюдь не всегда» [20, С.82-83].

Важно учесть, что порой только личные интересы исследователей (а это область психологии), удерживают в поле их внимания большую часть единичных сообщений, возможно сумевших зафиксировать уникальные проявления окружающей среды. При этом «очевидец, не желающий рисковать своей репутацией, ограничится обсуждением происшествия (с большим «коэффициентом странности») в кругу своей семьи и с друзьями, либо даже промолчит о нем. Иногда с течением времени он может попытаться найти заинтересованных слушателей и поделится своей информацией. Показательно, что до 90% наблюдений НЛО (необычного «в широком смысле») так и остаются неизвестными никому, кроме самих очевидцев и их самого ближайшего окружения» [20, С.83].

Впрочем, последнее и не удивительно. Известно, что еще на рубеже конца XIX начала XX веков европейская научная общественность относилась к подобным народным представлениям и верованиям о необычном или чудесном весьма неодобрительно. Данное отношение прекрасно и точно выражает знаменитое заключение Французской академии наук: «Камни с неба падать не могут. Ибо им неоткуда там взяться…» Очень психологически выразительно.

Для автора история самарской фигурки макааваса начинается в начале восьмидесятых годов ХХ столетия. Тогда в областном архиве Самары (в то время город именовался Куйбышев) вели проработку имеющихся документов инженер И.Л. Павлович и историк О.В. Ратник. Они разбирали хранящиеся там материалы на предмет обнаружения различных местных историй повествующих о необычном.

Именно тогда, в руки этих исследователей совершенно случайно, попала папка материалов собранных в начале ХХ века действительным членом императорского общества археологии и этнологии Ф.Т. Яковлевым.

В обнаруженной папке имелись как его личные записи и зарисовки, так и многочисленные пожелтевшие вырезки из старых городских газет и имперских журналов. Часть найденного вполне могла быть отнесена к теме необычного (как культурологически его тогда понимали И.Л. Павлович и О.В. Ратник), например, легенда о световых столбах, отмечавших места где исчезают, предания о падающих звездах «салтар упре» или запретных к посещению старых каменных домах «киве чул сурт» и т.д. Но к сожалению, подобного материала было не так уж и много, а главное - большая его часть не имела точной географической привязки к местности.

Необходимо отметить, что исходя из стиля записей, применения задействованных речевых оборотов, а также подборки отобранных исследователем материалов складывается впечатление, что к теме необычное, сам Ф.Т. Яковлев относился без особого интереса, скептически и по меньшей степени весьма неодобрительно. Словно осуждая сообщения своих многочисленных информаторов, он писал: «Суеверия и верования в губернии весьма обширны…» [29]. Исследователю этот материал явно не нравился, но он его честно записал, положив начало целой цепочки маловероятных событий.

Важно отметить, что в начале восьмидесятых годов ХХ столетия, особое внимание исследователей И.Л. Павловича и О.В. Ратника привлекла запись (дополненная зарисовками, к сожалению не очень качественными) о семи небесных духах странствующих на крылатом драконе и большом летающем горшке «чакш нармутъ», некогда упавшем с неба в Жигулевских горах.

В папке также содержались упоминания о фигурках макаавасов. Впрочем, кто такие эти макаавасы или что такое «чакш нармутъ» - на тот момент не И.Л. Павловичу, не О.В. Ратнику известно не было. Лишь четверть века спустя самарский краевед О.А. Ракшин предположил, что «чакш нармутъ» это вероятно искаженное имя покш нармунь, переводящееся на современный русский язык как «великая птица» (а это один из главных персонажей эрзянского мифа о сотворении Мира).

Но тогда среди просмотренного материала исследователи И.Л. Павлович и О.В. Ратник в первую очередь обратили внимание на зарисовку фигурки макааваса. Тем более, что и сам Ф.Т. Яковлев отметил особую важность самарских верований в этих подземных существ, якобы и сегодня живущих на территории Поволжья, а случается и «ныне выходящие из вод».

Уникальный материал, тем более важный, что другие этнографы в тот период работавшие в Поволжье (включая знаменитого этнографа и писателя Д.Н. Садовникова), подобных верований почему-то не зафиксировали.

Уникальный материал и случайность. Следует отметить, что еще в начале ХХ века ряд исследователей (например, К.Г. Юнг [28]) обратили внимание, что порой характер проявления редких единичных событий/явлений отличается от обыденного и подчиняется другим законам (например, синхронистичности).

Более того, «некоторые люди притягивают к себе или сосредотачивают вокруг себя события, возможность проявления которых, рассчитывается с помощью математики как исчезающее малая» [6, С.18-19]. Появился даже специальный образ, ответственный за «плетение цепочек маловероятных событий», получивший современное название «ангел из библиотеки».

Ангел из библиотеки – «обозначение неизвестных сил, ответственных за счастливый поворот в судьбе исследователей, в результате которого в их руки в самый нужный момент попадает самая нужная информация» [27, С.428-429].

Очень точно и образно данный термин определил современный российский исследователь М.Д. Бадарин: «Иногда действительно бывает так, что таинственный случай вкладывает тебе в руки нужную книгу и открывает ее на нужной странице. Явление это необъяснимое, но хорошо известное практически каждому ученому. Этот таинственный феномен, с легкой руки Грэма Хэнкока и Артура Кестлера, получил название «ангела из библиотеки». А для людей, незнакомых с данным наблюдением, обязан сообщить, что у человека, целеустремленно ищущего нужную информацию, этот ангел постоянно находится за плечами и всегда помогает сделать необыкновенное открытие, мимо которого прошли десятки и сотни исследователей, равнодушным взглядом прочитавшие ту же самую книгу, на которой почти случайно остановился твой взгляд» [1].

Складывается впечатление, что история самарской фигурки макааваса один из ярких примеров работы именно «ангела из библиотеки».

Но вернемся в начало ХХ века. В своих записях Ф.Т. Яковлев вполне однозначно отразил свои размышления и сомнения: «Можно ли отнести фигурки Макаавасов к разновидности культовых кукол «панки», «иерех» или это нечто другое, стоящее ближе к преданиям о водяных человечках ичеткии?» Похоже при своей жизни исследователь ответа на этот вопрос так и не нашел. Впрочем, описывая странные деревянные фигурки, Ф.Т. Яковлев выдвинул предположение, что им были найдены обереги и в таком качестве фигурки обычно изготавливались, после чего нашивались на праздничную или повседневную одежду местными крестьянами.

Значительно позже И.Л. Павлович обратил внимание, что описываемая фигурка макааваса напоминает некоторые фигурки ременных накладок, обнаруженных в 1907 году членом императорского археологического общества В.Н. Глазевым в ходе раскопок Барбашинского могильника (датируется XIV веком) [15, С.19]. Впрочем, просматривалась и некоторая их похожесть на бронзовую фигурку «человечка» найденного в культурном слое поселения Ош-Пандо-Нерь (датируется VI век) [7, С.148]. Но конечно, все выше указанные фигурки, в своей проработке, а главное в демонстрации мелких деталей не в какое сравнение не шли с деревянной фигуркой макаавасова Ф.Т. Яковлева.

Вместе с тем на зарисовку этой деревянной фигурки И.Л. Павлович и О.В. Ратник обратили особое внимание, поскольку смогли оценить удивительную внешнюю схожесть и соразмерность фигурок Макаавасов и ныне ставших знаменитыми японских фигурок Догу (рисунок 1).



Рисунок 1. Японский Догу слева и волжский Макаавас справа


Следует указать, что в начале ХХ века в мире, а тем более в России японские фигурки Догу известны были мало или были вовсе неизвестны. Поэтому конечно сам Ф.Т. Яковлев сравнить эти фигурки между собой не мог.

Более того сегодня понятно, что волжскую фигурку сложно рассматривать и как прямой аналог Догу, поскольку последние практически не известны вне территории островов Японии [13, С. 244-246].

Культурологически важно, что в середине ХХ века в японских фигурках Догу некоторые исследователи увидели изображения древних существ облаченных в защитные космические скафандры. Особую роль в популяризации этой идеи сыграл заслуженный советский изобретатель и писатель А.П. Казанцев. Именно он внес огромный вклад в разработку темы палеоконтакта [9, С.24] и формирование устойчивого интереса к данной теме.

А.П. Казанцев, работая в теснейшем тандеме с талантливейшем советским художником Ю.Г. Макаровым сумел эмоционально ярко и психологически интересно отразить формирующуюся в третьей четверти ХХ века идею палеоконтакта и существования древних космонавтов (рисунок 2).



Рисунок 2. Коллаж палеоконтак. Рисунок художника Ю.Г. Макарова 1974 год


Обзорные статьи А.П. Казанцева в 1968 году «Каменный пращур ракеты?» [10, С.34-37] и в 1972 году «Из космоса в прошлое» [11, С145-164] не утратили своей психологической привлекательности и в настоящее время.

Но что такое Догу? «Википедия» определяет название Догу просто как «глиняная кукла». В Интернете встречаются иные переводы названия Догу - устройство, инструмент. Вместе с тем сам А.П. Казанцев указывал: «Любопытно, что даже само название Догу переводится как «одеяние закрывающее с головой», а это и есть современный скафандр» [12].

За прошедшее полвека в мировой культуре была найдено не так уж много примеров описаний странных «одеяний закрывающее с головой». Наиболее ярко оно выражено в древнекитайских воспоминаниях о «Фэйюй» (в переводе означает «летающая рыба»), обнаруженных д.ф.н. И.С. Лисевичем.

«Фэйюй» - это костюм «предохраняет от оружия, позволяет не боятся грома, а также защищает во время путешествия в небесах»…[16, С.139-151]

Еще одним примером упоминания древнего защитного костюма является описание «костюма рыбы», укрывающий подводное божество Оанн или Энки (уцелевшие фрагменты «Истории Вавилонии», написанные жрецом Беросом в IV – III веках до н.э.): «В первый год появилось из той части Эритрейского моря, что омывает Вавилонию, разумное животное по имени Оаннес. (По словам Аполлодора), тело у него было рыбьим, а под рыбьей головой находилась другая, [человеческая], внизу же были ноги как у человека и рыбий хвост [за ними]. Голос его был человеческим, а язык понятным, и изображение его сохранилось до нашего времени. Днем это Существо обычно беседовало с людьми, но пищи в это время не принимало. Оно дало людям письменность, науки и искусства. Оно научило их строить дома, возводить храмы, устанавливать законы и разбираться в основах геометрии. Оно показало им семена полезных растений и обучило собирать их плоды. Короче говоря, это Существо сделало все необходимое, чтобы обычаи людей смягчились и смогли они вести цивилизованный образ жизни. И столь всеохватывающими были его деяния, что с тех пор и до наших дней ничего существенного уже не было изобретено. Когда же солнце садилось, это Существо отправлялось в море и проводило всю ночь в его глубинах, ибо было оно земноводным.

После Оаннеса появлялись и другие подобные животные. Берос обещает рассказать о них, когда будет излагать историю правления [вавилонских] царей… [Элладий] излагает историю человека по имени Оэ, который появился из вод Красного моря. У него было тело рыбы, но человеческие руки, ноги и голова, и он учил людей астрономии и грамматике. Кое-кто утверждает, что он вышел из великого яйца (почему и получил такое имя) и что на самом деле он был человеком, но одетым в «рыбью чешую» [26] (рисунок 3).



Рисунок 3. Энки пришел в Эриду с юга. Рисунок художника Ю.Г. Макарова 1974 год


«Долгое время рассказ Бероса считался плодом фантазии. Когда же в конце XIX века были открыты, а затем прочтены «глиняные книги» Двуречья, оказалось, что сообщение Бероса – это пересказ вавилонского божества воды Эа (Оанн – греческая транскрипция его имени). В ХХ веке выяснилось, что и вавилонский бог Эа имеет своего предшественника в виде шумерского божества Энки… Бог Энки пришел в Эриду, самый южный город страны, и научил людей ремеслам, строительству, искусству письма, игре на музыкальных инструментах, правосудию и многим другим наукам и искусствам. Прежде же Энки жил в таинственной стране Дилмун, древнем отражении исчезнувшей в Индийском океане Лемурии» [14, С.77-78].

Интересную версию того как шумерские верования и «фигурки» могли попасть в Поволжье дает американский исследователь Захария Ситчин. Он пишет: «Шумерские беженцы (после атомных бомбардировок территории их страны анунаками) прошли через Грузию, затем поднялись вверх по Волге, основали крупный город, который теперь носит название Самара (camara – Самара – древне шумерское - h;m;ri «сумерки»)… и в конечном итоге добрались до Балтийского моря» [22, С. 439]. Любопытная «сцепка».

Еще один пример описания древнего защитного костюма уже из Южной Америки: «Он был одет в Бо, которое покрывало его с головы до ног. В руке он держал Коп, громыхающее оружие… Когда их оружие касалось одежд Беп-Коророти, оно рассыпалось в прах» [8].

По настойчивой просьбе А.П. Казанцева в 1964 году специалисты космического агентства НАСА проводили исследование фигурок Догу (а точнее той их части, что ныне именуется «Shakkoki Dogu» - «глиняные фигурки в темных очках») на предмет соответствия деталей древних костюмов и современных космических скафандров. Из предоставленного ими отчета можно было понять, что в орнаменте нанесенном на поверхности фигурок Догу можно различить не только герметичный шлем, оснащенный щелевидными очками, но и сложную систему противоперегрузочных ремней, а также фильтры для дыхания. Еще одна яркая деталь – рукава и штанины древнего одеяния были, как будто специально надуты. Все это словно специально говорило - давление в атмосфере мира, откуда прибыли эти существа больше чем в нашем (внутри скафандра давление выше, чем снаружи), а освещенность значительно ниже (используются противосолнечные очки). Интригует разнообразие конструкций. На шлемах некоторых фигурок явно обозначены две большие округлые линзы. На других обозначена только одна плоская линза-панель, закрывающая большую часть лица. Но есть такие фигуры Догу, у которых линзы на шлемах вообще отсутствуют.

В СССР (и опять-таки с подачи А.П. Казанцева и космонавта Г.Т. Берегового), также обратили внимание на защитные костюмы Догу. Имеются сообщения (хотя сегодня это, к сожалению, библиографически неподтвержденная информация), что некоторые элементы древнего костюма были даже использованы в ходе разработки лунного скафандра «Кречет» и оказались реализованы как «мягкие и жесткие сферические шарниры», «теплообменник испарительного типа», «воротничок шейная шторка» и т.д.

Другое дело, что разработанные как в СССР, так и в США, космические скафандры оказались более примитивными, чем древнее «закрывающее одеяние», поскольку базировались на использовании внешних и при этом крупногабаритных ранцев автономной системы жизнеобеспечения (в СССР для лунного скафандра «Кречет» это были АСОЖ «Каспий» и АСОЖ «Селигер» для орбитального скафандра «Орлан», а в США лунные скафандры «A7L» и «A7LB»). Советские скафандры не когда не бывали в других мирах, а межпланетные путешествия американских лунных скафандров сегодня также под большим сомнением. Возможно, что именно поэтому уже в начале 90-х годов ХХ столетия специалисты НАСА вновь обратились к анализу особенностей фигурок Догу. Хотя отдельные энтузиасты продолжали работать над этой темой все 70е и 80е годы ХХ столетия. Своеобразным итогом, отразившим эти исследования, являются довольно часто упоминаемые в Интернете книги Воун Грина (Bon M. Greene) «Астронавты древней Японии» (1978 г.) и «Космический скафандр, которому 6000 лет» (1982 г.). К сожалению, переводов именно этих книг на русский язык автору найти не удалось.

В начале 80х годов с точки зрения И.Л. Павловича и О.В. Ратника все вышеуказанное, и даже в более ярко выраженной форме было характерно и для фигурки макааваса Ф.Т. Яковлева.

Характерно, что даже высота самарской фигурки макааваса 5,5 см, а средняя высота фигурок «Shakkoki Dogu» колеблется от 3 до 30 см (рисунок 4).



Рисунок 4. Размеры и скафандрообразие контура фигурки макааваса


Конечно, интересен весь скафандроподобный костюм самарского макааваса, но особое любопытство вызывает косой локтевой шарнир, смотровые лючки на груди и в зоне локтевого сустава, а также особо выделяется верхняя часть его шлема (рисунок 5).



Рисунок 5. Коллаж. Диаграмма направленности излучения рупоров поляризационной антенны
и перевернутый фрагмент верхней части шлема антенны самарской фигурки макаавас в правом углу


В начале 90х годов найденный рисунок был представлен ряду специалистов куйбышевского авиационно-космического института (КуАИ). Тогда, рассматривая данный рисунок, некоторые из них пришли к заключению, что верхняя часть костюма макааваса удивительно напоминает разрабатываемую в те годы конструкцию спиральной радиоантенны или другого аналогичного устройства с поперечным излучением, круговой диаграммой направленности и круговой (вращающейся) поляризацией сигнала. Подобное устройство могло быть эффективно использовано для организации устойчивой радиосвязи «абонентов» с различными разрабатываемыми в те годы космическими объектами (сигналы с которых приходят с любого случайного направления), непрерывную пеленгацию с орбиты, а также массовой связи «абонентов» между собой в Wi-Fi диапазоне. Но тогда дело дальше общих рассуждений и удивлений не пошло. Спустя четверть века подобное устройство было реализовано на западе. Это «линза Люнеберга» с облучателем в виде микрополосковой антенны. Оно демонстрирует отличные характеристики, и все это - при весьма малых габаритных размерах самого антенного устройства.

По настоятельной просьбе И.Л. Павловича, самарский художник Д.Ю. Широков (к сожалению вскоре безвременно ушедший), используя скопированные описания и зарисовки Ф.Т. Яковлева, изготовил из дерева практически точную копию описанной фигурки таинственного макааваса.

По сделанным тогда в областном архиве находкам И.Л. Павловичем и О.В. Ратником была подготовлена и отправлена в адрес редакции особо популярного в те годы журнала «Техника Молодежи» статья «Древние космонавты Поволжья». Но редакция «ТМ» даже не сочла нужным дать авторам ответ, и данная статья где-то просто затерялась.

Следует покаяться, что возможно тогда исследователи не проявили должной настойчивости. Но во-первых, в то время отношение к данной теме в СССР несколько переменилось. А.П. Казанцев хоть и продолжал разработку идеи палеоконтакта, попал под волну самой причудливой и разнообразной критики. А редакции таких журналов как «Техника Молодежи» или «Знание Сила» по данной теме стали публиковать обличительно-разоблачительные статьи, например, «Отчего зажмурилась Догу. Баллада о космических ушельцах» [2] или многократно переизданная «Это не космонавты» [4] и т.д.

Основная суть сформулированных тогда возражений против идеи древних скафандров – скафандроподобные Догу, лишь небольшая часть глиняных фигурок некогда созданных древней культурой. И созданы они были в довольно ограниченный период времени. Хотя честно говоря об этом писал еще А.П. Казанцев: «В этот период лепили и другие фигурки, явно с человеческими чертами… Значит, Догу изображают не людей, а нечто иное» [3].

Во-вторых, исследователи (И.Л. Павлович и О.В. Ратник) переключили свой интерес на тему сложных миражей-призраков и концепцию параллельных миров. Своеобразным итогом чего стали две статьи «Миражи призраки над Жигулями» [17, С. С.57 - 59] и «Многоэтажная Вселенная» [18, С.71 - 72].

В последующие годы И.Л. Павлович и О.В. Ратник предпринимали неоднократные попытки обсудить найденный материал (в том числе и внешний вид волжской фигурки макааваса) с ведущими исследователями работавших в рамках данной тематики, в частности с координатором ОНИО «Космопоиск» В.А. Чернобровым (г. Москва), а также руководителем уфологической комиссии Русского географического общества М.Б. Герштейном (г. СПб). Однако все эти попытки успехом не увенчалась. Можно констатировать, что психологически «информационное сопротивление» по данной теме исследователями не было преодолено, и соответственно интерес каких-либо других специалистов к этому уникальному материалу проявлен не был. Соответственно и данная тема своего дальнейшего развития не получила.

Прошло много не самых простых лет. Материал лежал без всякого движения. Хотя работа по накоплению и осмыслению местного краеведческого наследия и мифологического пространства продолжалась.

Так в местном фольклоре Среднего Поволжья исследователи неоднократно встречали сюжеты об упавших с неба «снарядах», «бочках», «горшках» и даже «церквях», например, история Вавилого дола [25]. Более того, неоднократно возникал соблазн усмотреть связь между подземными макаавасами и подземными старцами (порой именуемыми здесь Твинзерами) уже упомянутого Вавилого дола. Ведь и те и другие «пришли» с неба и ныне обитают под землей, где заняты какой-то своей, мало понятной для людей деятельностью. И те и другие по возможности стараются избегать прямых контактов с человеком.

Еще одним интригующим моментом местных преданий, некогда зафиксированным Ф.Т. Яковлевым, была уже упоминавшаяся легенда об упавшем на Самарской Луке горшке «чакш нармутъ» (в папке также имелась его зарисовка). Именно о нем Ф.Т. Яковлев писал: «Суеверия в пределах Самарской губернии невероятно распространены и разнообразны… Старики в Аскулах рассказывают: «Давным-давно, в сенокос это было. Небо раскололось. И в овраг, что рядом с дорогой, упал, и в землю ушел большой размером с телегу глиняный горшок». Слух родился, что в том горшке золото. И многие в то место ходили копать, но нечего не нашли…»

Как пояснение к этой записи был приложена зарисовка, изображавший этот якобы упавший с неба горшок. Но то, что там было запечатлено, вовсе не походило на классический горшок или котел, а скорее напоминало вполне современный аэродинамический обтекаемый каплеобразный объект (чья длина примерно в три раза была больше его ширины), с вытянутым округлым горлышком (соплом), обращенным вниз. В центре горшка было изображено большое округлое пятно (эдакий аналог иллюминатора на ракете). С точки зрения современной эпохи рисунок очень сильно напоминал стилизованное изображение посадочного модуля космического корабля, а еще вернее изображения одного из так и не реализованных проектов космических ракетопланов разрабатывавшихся в Европе еще в первой четверти ХХ века.

Нужно указать, что сам Ф.Т. Яковлев совершенно не соотносил данный «небесный горшок» и макаавасов, но в XXI столетии, эти объекты слишком хорошо коррелировались между собой и укладывались в один ряд с другими описаниями, изображениями и фигурками, рассматриваемыми сегодня в рамках концепции существования древней цивилизации высокоразвитых предтеч и/или концепции палеокосмонавтики [19, С. 251-258].

Не увенчалась особым успехом попытка исследователей собрать дополнительную информацию по макаавасам. Хотя наметилась тонкая нить связи «подземных людей» и Степана Разина, якобы получивших от последних свою летающую лодку, но подробностей здесь не было. В процессе проработки данной темы, был обнаружен «слух» связывающий Степана Разина, таинственных макаавасов и местное Семиз-кюле (ныне Голубое озеро, 25.09.1967 г. объявлено региональным природным памятником). К сожалению, «слух» не содержал дополнительной информации, и более того, к сожалению, он также не был подтвержден официальной библиографической привязкой.

Странно, но сегодня предания о подземном или водяном народе Поволжья - Макаавасах, Ведь-авы, Ву-мурт, Вьют-воджи, Вута-ти, Маанвэки, Мааналайсы известны на много хуже чем даже еще в начале ХХ века.

Сохранились и тиражируются в Интернете лишь жалкие обрывки легенд: «Макаавасы или Маахисы («жители земли»), маанвэки ("земной народ"), мааналайсы («подземные») - в угро-финской мифологии это подземные духи».

И это тем более странно поскольку, на данной территории сохранились многочисленные, хотя и разрозненные предания о «летающих лодках», «горшках», «снарядах», а также изображения существ облаченных в скафандры, что при желании можно рассматривать, как воспоминания о технически развитой цивилизации, существовавшей в этих местах в древности.

На новом витке развития интереса к данной теме появились довольно интересные работы, например, А. Ю. Склярова «Предметы богов и их копии» (глава «японские Догу») [23], С. Реутов «Тайны внеземных цивилизаций» (глава «Статуэтки Догу, фрески Тасилии») [21] и т.д.

В 2016 году первый руководитель «Лаборатории альтернативной истории» А.Ю. Скляров не только попытался классифицировать возможное наследие древней высокоразвитой цивилизации (включив в него и скафандры Догу), но даже предпринял непосредственную поездку в Японию к мало известным островным артефактам [24, С. 227-231]. Его безвременный уход в 2016 году прервал наметившиеся исследования.

В январе 2014 года в квартире И.Л. Павловича, где хранилась большая часть необработанных краеведческих материалов и его личный архив, случился сильный пожар. В опустошительном огне погибли практически все наработанные за долгие годы записи, рисунки, фотографии, а также видео и аудиокассеты (в том числе сгорели и копии записей Ф.Т. Яковлева). Но каким-то чудом (или опять благодаря вмешательству доброго «ангела из библиотеки») деревянная фигурка макааваса, пережила огненное опустошение.

Вместе с тем И. Л. Павлович, утративший личный архив, попытался восстановить некогда найденное. Он вновь обратился в областной архив. Но данная попытка успехом не увенчались. Во-первых, за прошедшие годы областной архив переехал в другое здание и в ходе этого переезда попросту утратил ряд документов, включая бумажную картотеку. Во-вторых, в настоящее время доступ в архив стал виртуальным и осуществляется главным образом через Интернет. А сохранившиеся в нем документы были оцифрованы не самым лучшим образом. При этом сайт архива работает так, что после просмотра пяти – максимум семи документов, он блокируется и требует весьма муторной и весьма длительной перезагрузки. Так что папку документов некогда собранных Ф.Т. Яковлева вновь найти не удалось. Впрочем, какие-то следы материалов некогда им собранных еще сохранялись, например, папка содержащая «Предания самарской губернии: Лешие, водяные, домовые и другие мифические существа» [29] или «Предания самарской губернии: Гордеев дол» [30]. Вместе с тем крайне сложно сказать, являлись ли они разрозненными фрагментами ранее описанной папки или представляли изначально вполне самостоятельную совокупность документов.

Утрата ранее обнаруженных материалов, а так же невозможность их повторного подтверждения, конечно, создает несколько двусмысленную ситуацию, затрудняющую дальнейшую разработку темы макаавасов. Впрочем, психологически выбор здесь не велик. Следует либо полностью отказаться от использования ранее наработанного, либо продолжить исследования, хотя, конечно, и с учетом сложившейся ситуации.

В завершение стоит добавить, что к сожалению за прошедшие годы многие специалисты, ранее работавшие с выше представленным материалом, психологически пережили эмоциональное выгорание (emotional burnout) и утратили интерес к данной теме, отказавшись работать над ней дальше.

Подводя итог изложенной истории, автор высказывают следующее предположение. История самарской фигурки макааваса, собранная из целой совокупности маловероятных событий, вновь привлекает внимание не только к малоизвестным страницам истории человеческой цивилизации, но и к более широкому взгляду на силы и законы управляющие развитием нашего мира.

И тогда образ «ангела из библиотеки» можно представлять как специфическую форму психологического воздействия, меняющую поведенческую мотивацию исследователя, смещающую его устремления в область хоть и мало вероятную, но весьма перспективную в разработке.

Список литературы:

1. Ангел из библиотеки // авторский сайт Будариан М.Д. статья Тайны острова Пасхи [Текст], [Электронный ресурс] http://kometa-vozmezdie.ru/308-angel-iz-biblioteki.html (дата обращения 22.11.2015 г.)
2. Арефьев А., Фомин Л. Баллада о космических ушельцах // Техника Молодежи – 1987 г., №6, 8, 10, 11
3. Арсеньева С. Интервью с А. П. Казанцевым. Увидеть галактик таинственный пояс // Московский комсомолец №32, 17.02.1995
4. Арутюнов С.А. Это не космонавты! // Знание Сила , №9, 1970.
5. Архипов А.В. Неразгаданные тайны Вселенной, или о чем молчат астрономы. – М.: Вече, 2004, - 342 с.
6. Бержье Ж. Тайная война оккультных сил. - М.: Крон Пресс, 1998, - 138 с
7. Васильев И.Б., Матвеева Г.И. У истоков истории Самарского Поволжья. – Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1986. - 232 с.
8. Дэникен Эрих Золото богов. Инопланетяне среди нас (Беп Коророти) / сайт Хронотон [Текст], [Электронный ресурс] http://www.chronoton.ru/paleokontakty/bep-kororti (дата обращения 22.02.2017 г.)
9. Казанцев А.П. Между фантазией и наукой // За рубежом, №9, 1970.
10. Казанцев А.П. Каменный пращур ракеты? / Техника Молодежи №1, 1968.
11. Казанцев А.П. Из космоса в прошлое // Собрание сочинений в трех томах. - Том 2. - М.: Молодая гвардия, 1977.
12. Казанцев А.П. Верю в палеоконтакт. Интервью Фэндома // Комсомолец Донбасса (Донецк), 26 ноября 1988.
13. Канер С. К вопросу о доисторических статуэтках: почему их так много в Японии и так мало в других местах / Тезисы доклада конференции IV Северный археологический конгресс. Материалы 2015.
14. Кондратов А.М. Адрес – Лемурия? Л.: Гидрометеоиздат, 1978, - 136 с.
15. Кочкина А.Ф., Сташенков Д.А. По Самаре с археологом. Путеводитель по археологическим памятникам. – Самара: АНО «Издательство СНЦ», 2014. - 48 с.
16. Лисевич И.С. Древние мифы глазами человека космической эры // Советская этнография №2, М.: Наука, 1976.
17. Павлович И.Л., Ратник О.В. Миражи призраки над Жигулями / Техника Молодежи №7, 1990.
18. Павлович И.Л. Многоэтажная Вселенная / Уральский Следопыт №10, 1991.
19. Павлович И.Л., Шадрина Т.А. Разработка регионального фольклора Среднего Поволжья в контексте гипотезы существования древней высокоразвитой цивилизации // Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции с международным участием «Жизнь провинции: история и современность» 2015 года – Нижний Новгород: Книги, 2015. – 324 с.
20. Платов Ю.В., Рубцов В.В. НЛО и современная наука – М.: Наука, 1991, - 176 с.
21. Реутов С. Тайны внеземных цивилизаций (глава «Статуэтки Догу, фрески Тасилии») // ООО «Книжный клуб. Клуб семейного досуга», Белгород, 2015, - 370 с.
22. Ситчин Захария Армагеддон откладывается М.: ЭКСМО, 2006, - 448 с.
23. Скляров А. Предметы богов и их копии (глава японские Догу) [Текст], [Электронный ресурс] // сайт Лаборатории альтернативной истории http://www.lah.ru/text/sklyarov/pb-titul.htm (дата обращения 25.11.2015 г.)
24. Скляров А.Ю. Тайны древней Японии – М.: Вече, 2015, - 256 с.
25. Тайна Вавилова дола. Духовная литература / Печатается по благословению Высокопреосвященнейшего Сергия, архиепископа Самарского и Сызранского. ГУП «Облтипогр. «Печатный двор», г. Ульяновск, 1999, - 120 с.
26. Темпл Роберт Мистерия Сириуса (глава 6 и Приложение III) [Текст], [Электронный ресурс] / сайт http://e-libra.ru/ http://e-libra.ru/read/210673-misteriya-siriusa.html (дата обращения 22.02.2017 г.)
27. Хэнкок Грэм Следы богов. В поисках истоков древних цивилизаций. Пер.с англ. – М.: Вече, 1997. - 496 с.
28. Юнг К.Г. Синхронистичность. Рефл-бук. Ваклер, 1997. - 316 с.
29. Яковлев Ф.Т. Предания самарской губернии: Лешие, водяные, домовые и другие мифические существа // Ф.Р. 558, оп. 1, д. 263.
30. Яковлев Ф.Т. Предания самарской губернии: Гордеев дол // архив ГБУСО «ЦГАСО» Ф.Р.558, оп.1, д.248.


Павлович И.Л.
Научный форум: Филология, искусствоведение и культурология:
сб. ст. по материалам VIII междунар. науч.-практ. конф. — № 6(8). — М., Изд. «МЦНО», 2017. — С. 25-41.



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.