Статьи > Миражи над Жигулями > Статьи Авесты

Мемуарно-дневниковая проза как средство фиксации современных рассказов о необычном

 
Доклад был представлен на «Всероссийской междисциплинарной конференции «Движение художественного сознания в русской литературе ХХ – ХХI веков», Самара, 04.05.2017 г.

Является развитием доклада «Современный рассказ о необычном - авторские фантазии или представление о неучтенной реальности» (представление замечательной книги Кирилла Серебренитского «Река, трава, чайник и некоторые коты»), представленного (но в последний момент снятого с рассмотрения) на конференцию «Все секреты мира: Тайны в литературе и искусстве» Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, СПб 2017 г.


Примерно в последнее десятилетие перед распадом СССР, городской несказочный фольклор ряда крупных городов, ранее практически почти не востребованный, стал привлекать к себе повышенное внимание. Особой популярностью стали пользоваться истории или былички, задействовавшие сюжеты о необычном. В них зачастую описывались либо редкие, мало известные и в полном объеме еще не осознанные явления (такие например как шаровые молнии, блуждающие огни), объекты природы (чертовы кладбища, вулканы обманки), а также некоторые малопонятные творения рук человеческих (так называемые неучтенные артефакты), находящиеся во взаимодействии с современным обществом, либо опосредовано включенные в осовремененный фольклор.

Вероятно, часть этих сюжетов могла быть порождением чистой фантазии, но некоторые из них вполне возможно относились к отражению еще неучтенной реальности.

Большая литература, впрочем, как и большая наука отнеслась к этим историям довольно прохладно. Зато «желтые СМИ» вцепились в них «мертвой хваткой», трансформируя их в элементы современной масс-культуры – газетные и журнальные публикации, сериалы, ток-шоу и т.д.

Несколько по-иному дело обстояло с мемуарной и дневниковой прозой. Посредством нее, ряд местных историй о необычном попали в книги и было опубликовано под лозунгом: «Это было на самом деле…».

Из первых произведений толково написанного в данном жанре можно порекомендовать, например, П.О. Мирошниченко «Легенды о ЛСП: Рассказы о подземельях и их исследователях» (Гатчина, 1992), а так же мемуары воспоминания В.А. Кукушкин «Химеры урочища Икс: Документальная повесть» (Ярославль, 1994 / М., 1997).

Сюжеты этих произведений очень напоминали фантастику, но все же их авторы претендовали на прямое отражение реальности и вроде бы описывали действительно происходившие события.

В связи с выше указанным, не удивительно, что одними из лучших авторов, выступивших в жанре отражения современного фольклора стали профессиональный писатель А.А. Бушков, а также известный историк писатель А.М. Буровский. Именно им принадлежит группа рассказов о неизвестном запечатленных в цикле с громким названием «Сибирская Жуть» (Красноярск – М., 2000 – 2007). Несколько позже А.А. Бушков начал публиковать новый цикл «Непознанное» куда вошли: «НКВД война с неведомым» (М., 2004), «Рельсы под луной» (М., 2014) и «Другая улица» (М., 2014). А.М. Буровский частично переработав свой материал, издал отдельную книгу «Необъяснимые явления. Это было на самом деле» (М., 2015).

При желании к профессиональным авторам работавших в данном жанре можно добавить писателя С.Т. Алексеева. Очень рекомендуется его роман-эссе «Сокровища Валькирии. Правда и вымысел» (М., 2003), посвященный истории создания цикла из семи книг «Сокровища Валькирии» (М., 1995 – 2012).

В Самаре так же были исследователи, работавшие в данном направлении и это при том, что современный пост-фольклор Среднего Поволжья был крайне обеднен. (Возможно здесь единственным исключением является история «окаменевшей Зои»). Также любопытно отметить, что местная быличка о таинственных радиосигналах призраках, получила свою фиксацию в повести Сергея Палия «Безымянка» цикл «Метро 2033» (М., АСТ., Астрель, 2011, - 352 с, С.5) // (подробнее смотри И. Павлович «Некоторые былички о бестелесных голосах сохраняемых населением самарской области»)

В развитии темы хочется назвать таких местных авторов краеведов как В.И. Степанов, И.Л. Павлович, О.В. Ратник, О.А. Ракшин. Именно они подготовили и издали серию книг под общим заголовком «Современные мифы Поволжья. Загадки. Поиски. Гипотезы». В данную серию вошли: «Легенды Волжских подземелий» (Самара, 2001), «Играющие тени» (Самара, 2005), «Неизвестная Самара. Рассказы, не вошедшие в городскую историю» (Самара, 2009), а также цикл книг «Легенды Самарского заречья» (Самара, 2010-2013).

Выше отмеченным авторам разработка местного фольклора позволила по меньшей мере обнаружить и осмотреть три древних капищ, наблюдать и в ряде статей описать несколько мало понятных явлений (блуждающие летучие огни, световые столбы, миражи Фата-Морганы).

Особую роль в развитии данного жанра в Самаре сыграл краевед-этнограф Кирилл Игоревич Серебренитский. В 2015 году он подготовил и выпустил замечательную книгу мемуарной прозы «Река, трава, чайник и и некоторые коты». (Ознакомится, с ее отдельными страницами можно на сайте(дата обращения 14.12.2015 г.) или областной библиотеке)

Кирилл всегда был замечательным рассказчиком и неутомимым исследователем. Здесь в Поволжье он собрал богатейший местный материал. И данная его книга, несомненно, будет интересна всем кто сохранил теплые чувства о последней, почти на наших глазах ушедшей эпохи, в жизни старой Самары. Эпохи внутренне, да и во многом чисто внешне заметно отличающейся от жизни современной. А так же тем кто хочет просто познакомится с мало известными деталями жизни большого волжского города (в частности прикоснутся и постараться понять к отдельные элементы современной городской мифологии).

Кирилл довольно давно покинул родной город. Но наработанный им фольклорный материал во многом актуален и сегодня. В частности это объясняется тем, что ему посчастливилось «контактировать» со многими яркими представителями уходящей эпохи (эпохи подготовки и начала научно-технической революции ХХ века, уже начавшей приносить свои плоды, но еще не замутненной нарастающим негативом).

В своей книге Кирилл сумел показать что в современном фольклоре есть как бы несколько слоев. Первый это классическое проявление обычно не учитываемой реальности, лежащее в плоскости исторически сложившегося фольклора или современных гипотез. Сюда попадают рассказы о местных призраках, приведениях, блуждающих огнях, НЛО и т.д. (Например, «Некоторые былички о блуждающих огнях, сохраняемые населением Самарской области») Но в этой же книге также помещен фольклор, отражающий еще не осмысленное искажение привычной реальности. В частности описан, странный путник, с чайником за спиной.

«Есть такой мужик, – пояснил мне Василий Павлович (капитан одной из Тольяттинских яхт), – ходит по берегам, с чайником… У него рюкзак такой, жуткий, кулём, сейчас таких нет уже. Не рюкзак даже, а вещмешок. И сзади всегда прицеплен здоровый чайник эмалевый. Зеленый. Обгорелый. Паянный-перепаянный… Кто давно по Волге ходит – все его знают…

Мужик-чайник всегда выходит под вечер, чаще в сумерки, тихо появляется на берегу. Словно притягивают его костры. Видели и днем его, но редко. Всегда вежливо здоровается, просит прощения за беспокойство, коротко, спокойно – и, если пригласят, садится к костру. Приглашают – всегда…

В Саратовский области этот береговой шатун чай пил, в Нижегородской, и даже южнее Волгограда, перебирался через реку где-то чуть ли не у самой Астрахани. В Татарии его встречали по лесным берегам. И в наших краях, в Самарской и Ульяновской областях. Всюду, не один десяток лет подряд, выходил к костру тихий этот дядя, присаживался устало, сваливал рюкзак, бряцая чайником. Здоровался. Хрипло коротко благодарил за всё… И никогда он к городам не подходит, только у вольной воды. Всегда… Кто? Зачем? – Совершенно непонятно и тем интереснее…»


Конечно, Кирилл был не первым автором зафиксировавший столкновение современных людей с необычно ведущими себя странными людьми (или их подобием).

Особое внимание здесь следует обратить на свидетельство известного гипнотезера Вольфа Мессинга. Он в своем дневнике (Мессинг, Вольф «Я – пророк без Отечества. Личный дневник телепата Сталина / Вольф Мессинг. – Москва: Яуза-пресс, 2017. – 192 с., С. 26) записал:
«Много раз я видел «Человека-в-плаще». В Берлине, в Варшаве, в Вене… Это был обычный с виду мужчина, усатый и, кажется, в пенсне. В обычной шляпе и старомодном плаще-палатке. Ничего особенного, но меня как будто мороз продрал… Он испугал меня тогда, а после долго снился в кошмарах…»


«Неизвестные» люди/нелюди в матроской форме водят молчаливые хороводы в урочище Медвежий угол на Самарской Луке, «благолепные старцы» выходят из под земли в урочище Вавилов дол, «странные люди из леса», описаны и профессором А.М. Буровским («Сибирская жуть 7», 2001):
«Вообще у этих людей была только одна неприятная особенность – они приходили неведомо откуда и уходили неведомо куда. Ну, и странная форма, странное оружие…»
При желании этот список можно и увеличить. Но он лишь множит и множит вопросы…

В завершении представленного доклада следует указать, что мемуарно-дневниковая проза, фиксирующая искажение привычной реальности, достойна к прочтению всеми интересующимися современными загадками.

И. Л. Павлович,
Самарский университет



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.