Статьи > Карелия загадочная

«Снежный человек» в Карелии: Листая старые подшивки

 
Без сомнения, история «снежного человека» тесно перекликается с фантастикой и легендами. Так существует ли он – неуловимый реликтовый гоминоид? Вот, что писала по этому поводу карельская пресса почти двадцать лет назад.

За лешими, водяными и немного за пришельцами

- отправилась в Карелию в августе 1990 года экспедиция Ленинградского научного объединения «Криптобиология» («Криптос» по-гречески – «тайный, скрытый», так что криптобиология – изучение биологических загадок). Работу объединения курирует Ленинградский центр творческих инициатив и Ленинградский университет. Причин для организации экспедиции было две. Первая связана с исследованиями «снежного человека» в Северо-Западном регионе.

В начале 1989 года на Карельском перешейке Ленинградской области объявились две загадочные особи, ростом под три метра, похожие на людей, сплошь покрытые шерстью. Их наблюдали многие свидетели. Научное объединение детально обследовало этот случай, и выводы из проведенной работы были таковы: эти существа принадлежат к реликтовому виду «человек пещерный», в популярной литературе именуемому «снежный». В русском фольклоре он может быть отождествлен с понятием «леший». Популяции этого реликтового вида на территории Ленинградской области нет, отдельные особи иногда подходят к городу на Неве вдоль северного берега Ладоги из Карелии, где существование относительно большой самоподдерживающейся популяции вероятно. По имеющимся у нас сведениям, обе особи весной 1990 года перекочевали обратно в Карелию. В связи с этим у членов объединения возникла мысль проследить весь путь миграции зверо-людей.

Вторая причина состояла в следующем. В 1990 году ленинградские уфологи планировали экспедицию на карельское Ведлозеро, куда в 1928 году упало большое небесное «тело», а затем стали происходить необычные явления.

В течение весны и начала лета мы провели большую подготовительную работу. Были изучены материалы по Ведлозеро, предоставленные в распоряжение экспедиции Государственным гидрологическим институтом. Помощь в биологической обработке материала оказали сотрудники Института биологии внутренних вод Академии наук (Ярославская область). В ходе работы выявился один штрих, по-видимому, не имеющий научного значения, но забавный. Размеры Ведлозера абсолютно точно совпали с размерами озера Лох-Несс в Шотландии.

Предварительная экологическая модель Ведлозера показала, что существование в нем популяции крупных животных с массой по 50-100 кг. возможно – озеро их прокормило бы.

И вот мы – пятеро питерцев – прибыли в Петрозаводск. Сотрудники института биологии Карельского научного центра Академии наук СССР рассказали нам такую историю. В апреле 1990 года один из жителей поселка Пряжа увидел на льду Пряжинского озера огромную светло-серую человекоподобную фигуру, покрытую волосами. Она быстро двигалась по снегу, на крутых склонах переходя на четвереньки. Описание полностью соответствовало облику «человека пещерного». Сотрудники института биологии выехали на место происшествия, но следов не нашли.

Мы двинулись сначала в Пряжу, затем на Ведлозеро. Сменили три базовых лагеря, проводили наблюдения, опрос местного населения. Параллельно с нами на озере работали еще несколько экспедиций – ленинградские и томские уфологи, петрозаводчане из Комитета «СФИНКС». Между нами завязалось сотрудничество, обмен материалами. Уфологи, которые работали здесь уже не первый сезон, уверенно заявили, что никакого крупного объекта на дне озера не обнаруживается. Свои усилия они сосредоточили на взятии донных проб с целью поисков метеоритного или какого-либо другого рассеянного вещества.

На месте падения тела 1928 года обнаружили ряд аномалий. Биооператоры отмечали там энергетические аномалии, хотя и не могли объяснить их природу. Временами местные жители наблюдали в этом месте в воде светящиеся кольца диаметром в несколько метров. Они также рассказывали и о других интересных аномалиях.

Обработка материалов экспедиции продолжается, но главный вывод можно сделать уже сейчас. Окружающий нас мир вообще и природа Карелии в частности, полны тайн. Их не надо бояться. За ними стоят реальные физические и биологические явления и объекты. Надо лишь избегать предвзятого отношения к загадкам, воинствующего скептицизма и изучать их, используя весь арсенал методов современной науки.

В. САПУНОВ
«Комсомолец»,
28 августа 1990 года


«Снежный человек» из Маньги

То, что Карелия не обделена чудесами, давно известно: то огненная «медуза» раскинет щупальца над Петрозаводском, то «летающая тарелка» потянет за собой железнодорожный состав. И вот новое свидетельство: в окрестностях небольшой деревушки Маньга Пряжинского района живет «снежный человек», - утверждает В.Г. Опарин.

Вячеслав Григорьевич, большой любитель лесных прогулок, как-то открыл для себя отличное грибное место: во всем лесу пусто, а там – «косой коси». Но добраться туда нелегко – надо перебираться через ручьи, один из которых вытекает из странного озера, до которого, также, добраться практически невозможно: густо стоящие в воде деревья создают непреодолимую преграду. Место, словом, на редкость уединенное, таинственное.

В тех местах и повстречал Опарин «снежных людей». Было это в прошлом году под вечер. Шли они вдвоем в метрах тридцати от наблюдателя: самка двухметрового роста и детеныш. По внешнему виду – классический образец «снежного человека»: покрытое шерстью туловище, сгорбленная фигура, лицо с темной кожей, приплюснутый нос…

А буквально на днях там же, под Маньгой, Вячеслав Григорьевич обнаружил интереснейшие следы. Большие, сантиметров на 10-12 длиннее его обуви 41-го размера, и маленькие – сантиметров 15 в длину. Бывший лесник, он попытался по отпечаткам восстановить произошедшие здесь события.

Судя по всему, детеныш «снежного человека» увидел деревенскую овцу (ее следы тоже имеются) и побежал к ней. Бдительный родитель бросился за своим чадом, причем длина прыжков по склону достигала четырех метров. То есть – обычная семейная сцена.

- Один след мне удалось вырыть, - очень отчетливый, даже складки кожи просматривались, - рассказал Вячеслав Григорьевич. – Он отличается от человеческой не только размером, но и формой. Человеческая ступня оставляет рельефный выгнутый след, пальцы вместе. А здесь – плоская ступня, пальцы расставлены…

В.Г. Опарин обещал доставить находку в редакцию, а мы приглашаем специалистов заняться этим интересным вопросом.

А. ТРУБИН
«Комсомолец»,
13 сентября 1990 года


След взят!

В.Г. Опарин, как и обещал, принес в редакцию грунт, на котором отпечатался след «снежного человека». Естественно, у находки собрались все сотрудники редакции. «Лапа» впечатляла, хотя представлена была не вся – примерно лишь треть ступни с пальцами. Отпечаток очень четкий, хорошо просматривается даже рельеф складок кожи.

- Да это же мишка! – разочарованно протянул кто-то.
- Ну уж нет, мишек знаю. Это – человек! – авторитетно заявил другой.

Свою версию внес В.Г. Опарин. От бывалых людей он слышал об «озерном человеке». Живут они в берлогах рядом с рыбным водоемом. Лаз в жилище делают через воду, чтобы было неприметно. Питаются загадочные существа сырой рыбой, они – прекрасные пловцы, которые долго могут находиться под водой. «Озерные люди» ведут ночной образ жизни, отлично видят в темноте.

Свидетельств существования «озерного человека» имеется довольно много (есть мнение, что он изображен и на петроглифах Бесова носа).

Что касается нашего следа, то он обнаружился очень кстати. С 9 по 11 октября в Ленинграде состоится конференция по вопросам криптозоологии и экологии редких животных. Поэтому, мы передали находку председателю Комитета «СФИНКС» Алексею Попову. Он будет участвовать в конференции и сделает сообщение о «снежном человеке» из Маньги.

А. ТРУБИН
«Комсомолец»,
18 сентября 1990 года


Егор завтракает кабанчиком

Сообщения «Комсомольца» о том, что в Пряжинском районе замечены следы «снежного (или «озерного») человека», заинтересовала многих читателей. Недавно В.Г. Опарин, обнаруживший эти следы, вновь побывал там – уже с представителями Комитета «СФИНКС». О том, что они там увидели, - его сегодняшний рассказ. Учитывая, что сам Вячеслав Григорьевич считает «снежного человека» существом разумным, а также, чтобы не утомлять читателя этим непривычным термином, мы решили назвать таинственного обитателя леса по-человечески обыденно: Егором. Надеемся, что когда контакт будет установлен, он не обидится на это ласковое имя. Слово В. Опарину:

Следы! Восемь великолепных следов обнаружил я на песчаном склоне карьера. Вгляделся… Похоже, Егор стремительно скатился вниз, что-то схватил, а затем без всякого разбега одолел крутую песчаную стену. Спускаюсь на дно карьера. Вот что его заинтересовало: на песке у камней – три следца маленького кабанчика.

Я поднялся наверх. И тут, в высокой траве, обнаружил две лежки. Видимо, здесь Егорка с детенышем лежали в укрытии, и папаша учил сына охотиться на кабана. Поймав его и, зажав под мышкой, отец бросился в лес по той же самой дорожке, где в прошлый раз я выкопал его след. Бежали они по покрытой мхом обочине. Вот здесь малыш поскользнулся и наступил одной ногой на дорогу. Можно четко определить размер и очертания следа: длина 20 см., стопа почти прямоугольная, пальцы расставлены, никаких когтей нет. Следы же Егора – судя по всему, молодого, не очень крупного самца – были 38 см. в длину.

Когда прибыл председатель «СФИНКСа» А. Попов, мы отправились в карьер. И успели вовремя. Буквально на наших глазах ребята, приехавшие на уборку картофеля, с визгом и криком скатились по откосу и практически уничтожили следы, идущие снизу вверх ровной цепочкой с интервалом чуть больше метра…

Ну, что же, конечно, обидно. Но теперь мы точно знаем, что собой представляют следы «снежного человека» и можно сделать предположение о его походке: при ходьбе, как видно по следам, крайние пальцы отходят в сторону, а три средних являются толчковыми. Словом, если бы пришлось для Егора шить обувь, то она по форме выглядела бы, как ласты аквалангиста.

В. ОПАРИН
«Комсомолец»,
29 сентября 1990 года


«Снежный человек» почти виден

В прошлом году я привез в «Комсомолец» след «снежного человека». Но был еще один след. Я выкопал его с куском черного жирного грунта (кусок весил килограммов пять), положил его в целлофановый мешок, нарвал травы и мха и завалил сучьями. Через неделю здесь не было ни мешка со следом, ни травы, ни сучьев. Хотя на той стороне дороги и сейчас лежат сухая трава и мох, которыми я укрывал второй след.

В конце мая нынешнего года я снова пришел сюда и обнаружил здесь у самой ели тропку гоминоидов. Тропка глубокая и узкая, - гоминоиды ставят ступни на одну линию, а не на две, как это делаем мы, люди.

В одном месте гоминоид ступил в сторону – след был глубоко вдавлен в мох. Я положил на след свой топорик. Он как раз поместился в углубление (длина топорика – 42 см.). Отсюда я направился на Кабанью сельгу. Здесь у самой дороги на песке я обнаружил два полных следа взрослого гоминоида – я называю его Егором Ивановичем. Лапища была что надо! Как раз в длину топорища. Я ножом нанес на топорище метки, соответствующие ширине пятки и максимальному развалу стопы (он оказался равен 21 см.).

След на песке совпадал с тем, что я передал в «Комсомолец». Пальцы были почти одинаковой длины, овальные. Но сама «конструкция» стопы меня невероятно удивила. Вот пальцы, вот вдавленность первой подушечки стопы, а дальше черт-те что. Какой-то гребень из песка, снова вдавленность – и опять гребень. Стопа состояла из трех частей, гибко между собой, по всей видимости, соединенных. То есть в стопе «снежного человека» есть суставы, которых нет у нас.

На другой день я снова пришел на это место. Был час дня. Метрах в пяти от меня начинался лес. Неожиданно я услышал метрах в двадцати за деревьями глухой, гортанный, как бы зовущий голос: «Фы-ы-фу, фы-ы-фу». Ничего подобного прежде в лесу я не слышал. Я пошел на голос. Но он вдруг повторился метрах в тридцати от этого места. Как будто птица издала эти звуки и перелетела на другое дерево. И я, озадаченный, вернулся на дорогу. Откуда мне было знать, что это подавал голос Егор Иванович. И не только он, но и его «супруга», которую я нарек Марьей Петровной.

Я поднялся повыше – здесь начиналось поле. И тут вновь справа раздался хриплый, низкий, клекочущий и – не побоюсь этого слова – ужасный голос: «Фы-ы-фу-хух-ху». Этот жуткий вопль повторился дважды. Меня мороз продрал по спине, хотя ярко светило солнце.

Слева, на той стороне поля, откликнулся характерный, клекочущий, как бы «кипящий» голос, но более молодой и высокий: «Я-фу-хых-ху». Я решил, что Егор Иванович подзывает к себе «сына» Егорку и предупреждает его об опасности.

Здесь, по кромке старого карьера, шла узкая полоска леса. Я поступил очень наивно: залег в кустах, надеясь, что Егорка выйдет на меня, и я его увижу. Но впоследствии я понял, что это был не Егорка, а Гришка – старший среди детей гоминоидов.

И тут произошел любопытный диалог «снежных людей». Сначала крикнул Гришка (все, естественно, на их языке). Потом сердито и грозно пробасил отец. Гришка еще раз прокричал, «настаивая» на своем. «Хух-ху!» - рявкнул отец во всю мощь своего голоса так, что мне показалось, будто сосны вздрогнули. И тут Гришка со странными интонациями, нараспев, как-то угодливо прокричал: «Я-фы-ы-фу-у-хух-ху».

Наступила пауза. Меня кусали комары. Лежать надоело. Я вышел на край поля и прислушался. Тут началась любопытная перекличка. Что-то свое прокричал Егор Иванович. То же самое повторила Марья Петровна. Затем, то ли угодливо, то ли с издевкой, эту же фразу «пропел» Гришка. И тут в другом углу поля повторил то же самое более высокий голос – Егорка. И совсем издали донесся тоненький, вибрирующий голосок младшенькой Татьянки. Она кричала старательно, одну часть фразы выкрикивая, как петушок.

Эта перекличка продолжалась минут пятнадцать-двадцать. Я слушал ее совершенно пораженный. Что делать дальше? Я решил, что обеспокоил «снежную семью» и мне надо уйти.

Итак, я понял следующее. Речь гоминоидов включает в себя короткие слова с двумя гласными и «долгие» - в основном с шестью гласными. Согласных только две: «ф», «х». Гласные: «а,я,ы,и,у». Большое значение имеет мелодия – гоминоиды как бы поют. Имеет значение и долгота гласных, поэтому их речь отдаленно напоминает азбуку Морзе.

Как-то вечером я снова пошел к Кабаньей сельге посмотреть, нет ли там следов. И самой сельги справа услышал глухой, добродушно-ворчливый, как мне показалось, голос Егора Ивановича. И тут же слева отозвалась Марья Петровна, произнеся его же фразу. Обрадовавшись, что меня окликают, я отозвался таким же образом. И мы пять раз перекликнулись друг с другом.

Далее на просеке я обнаружил три десятка следов. Звонил на телевидение, в Карельский научный центр – никто не появился. Дожди смывали и съедали следы. Ученые мне сказали: «В Карелии нет специалистов по гоминоидам».

Все семейство оставило следы на просеке. Я с младшей дочерью (нас привез туда шофер редакции районной газеты А. Лыков), выкопал четыре следа. Остальные погибли.

Еще могу добавить, что гоминоиды едят листву ивы (в основном) и березы, а также сосновую хвою. Охотятся на кабанов и зайцев. Не едят: хлеб белый и черный, яйца, сладости, консервы… Хорошо лазают по деревьям. Сидя на них, подкарауливают кабанов. Прыгая вниз, приземляются на пятки. А чтобы удобнее было спрыгивать, мощные ветки на сосне внизу обламывают.

У детей пальцы ног короткие, подушечки напоминают овал. У взрослых особей пальцы удлиненные, подушечки каплевидные. У Марьи Петровны и Татьянки подушечки пальцев ног имеют как бы заостренные кончики. У них на ногах есть коготки (запечатлелись в глине). А у самцов ногти не отпечатываются.

Самцы – темно-серые с буроватым оттенком, самки – светло-серые. Шеи – короткие, массивные, направленные чуть вперед. У молодых особей волосы на голове короткие, у взрослых длинные. Макушка головы – не коническая, как это имело место у гоминоидов в фильме, снятом в Канаде. Хотя голова у взрослых как бы расширяется книзу, но это, может быть, впечатление от волос, падающих на плечи.

«Снежные люди» обладают биолокационным зрением, то есть «чуют» человека в лесу за километр. Именно «чуют», как чует собака, а не «унюхивают», как медведь.

В. ОПАРИН
«Комсомолец»,
12 июля 1991 года


Загадка природы или бредни фантазеров?

С середины мая до начала июня в Карелии работала экспедиция объединения «Криптобиология» (Санкт-Петербург) при Петровской Академии Наук и Искусств. Криптобиология – наука о редких биологических объектах и явлениях. Основной интерес специалистов объединения сосредоточен на изучении загадочного существа, известного под названием «снежный человек».

Поездке петербуржцев предшествовало несколько интересных фактов и наблюдений.

Факт первый. В декабре 1991 года средства массовой информации сообщили об удивительных событиях под Мурманском, где несколько человек столкнулись в лесу с волосатым человекоподобным гигантом.

Факт второй. В феврале сего года на территорию одной из строительных частей в Архангельской области заявилась огромная женщина, сплошь покрытая волосами, с таким же детенышем. Свидетелей встречи – несколько десятков.

Факт третий. В апреле 1992 года лесной гигант объявился на Карельском перешейке, прямо под Петербургом. Мне довелось лично не только говорить со свидетелями встречи, но и наблюдать цепочку следов, которую не могло оставить ни одно из известных животных этих мест.

Если отложить на карте места последних наблюдений «снежного человека» на территории Европы, то окажется, что центр попадает в Карелию. Именно здесь с незапамятных времен в фольклоре, топонимике чаще, чем когда-либо применяется слово «лесной дух», «лесной человек», «лесной хозяин». Не в Карелии ли, с ее бескрайними лесами, находится центр популяции, откуда «лесные люди» выходят в другие места, вплоть до Петербурга? Для проверки этого предположения мы решили совершить выезд в Карелию. Какой из районов наиболее перспективен для таких исследований?

Наиболее интересными нам показались данные, собранные карельскими специалистами из «СФИНКСа», изучающих аномальные явления. Они провели серию наблюдений в Пудожском (самом глухом) районе Карелии. Материалы эти были представлены в Петербурге на конференции по редким животным, и в настоящее время подготовлены к печати. В районе Пудожа, Водлы, Муромского озера много свидетелей встречали «диких людей».

Именно в этот район мы и направились. Особый интерес район представлял еще и потому, что в нем имеется немало наскальных изображений, некоторые из которых, до конца не расшифрованные, могли, по мнению специалистов из «СФИНКСа», быть связанными с проблемой «снежного человека».

В подготовке выезда участвовали ученые Карельского филиала Российской Академии наук. Программа предусматривала сбор сведений путем опроса местного населения, поиск следов и изготовление с них слепков, отработку методов поиска биологических объектов путем биолокации, приманивание «снежного человека» специальными веществами и, конечно, биологический анализ сюжетов наскальных рисунков. Пешеходный маршрут пролегал вдоль берега Онеги, через непроходимые болота, вокруг Муромского озера и затем вглубь материка, к Архангельской области.

В Пудожском районе много заброшенных деревень и изб. Именно в таких местах и появляется «снежный человек». По нашим представлениям – мы и он – экологические антиподы. Он появляется в тех местах, где снижается антропогенное давление.

Каковы же результаты? Анализ наскальных рисунков не позволил с определенностью найти на них контур «снежного человека», однако, работа принесла много интересного. Криптобиология – это не только наука о «снежном человеке». Это – искусство получения максимума биологической информации из минимальных данных. Нами впервые был проведен анализ большинства рисунков с позиций биологии. Это позволит лучше понять природу Карелии в прошлом, проследить динамику экологических процессов на протяжении тысячелетий, понять возможное место, которое занимал в ней «человек разумный» и «человек снежный».

Какие есть свидетельства о пребывании «снежного человека» в Пудожском районе в наши дни? В феврале сего года близ деревни Каршево нашли разорванную, но не съеденную собаку. Рядом на снегу были следы огромных босых ног, похожих на человеческие. Возле поселка Водла охотники примерно в это же время видели лесного человекоподобного великана ростом под три метра.

За Муромским озером, в глубине бесконечных болот, мы вывесили приманки для «снежного человека». Мы взяли вещества, которыми самки высших обезьян приманивают самцов. В других районах страны, таким образом, удавалось привлечь «снежного человека».

На сей раз, в течение нескольких дней, к нам являлись лишь лоси, порой засовывая морду прямо в палатку. Зато, когда мы ушли, местные жители вдруг с тревогой сообщили, что слышали в месте расположения феромонов жуткий свист. Разумеется, это еще ни о чем не говорит. Но нужно заметить, что есть данные о том, что «снежный человек» способен издавать свист, сильно действующий на психику. Существует гипотеза, что рассказы о таких звуках положили основу легендам о Соловье-Разбойнике.

Предвижу, что такие итоги экспедиции вызовут у некоторых читателей скепсис: так серьезно готовили экспедицию, а собрали, как обычно, лишь косвенные свидетельства. Я отвечу на это так. Профессиональная наука – это не поиск сенсаций. Это длительное, порой скучное, накопление знаний по мельчайшим крупинкам. Из них строятся здания новых концепций и теорий. А без серьезной теоретической основы, даже самая сенсационная находка, не сможет быть понята и не займет свое место в нашей картине мира.

В. САПУНОВ
«Молодежная газета»,
6 июня 1992 года


Подшивку листал Алексей ПОПОВ,
Петрозаводск
Об авторе



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—2021
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.