Статьи > Карелия загадочная

Тайны "карельской глубинки"

 
Странные истории иногда можно услышать в глухих, таежных уголках Карелии. Их рассказывают и отдельные люди, и целые деревни. Многие очевидцы этих событий живы до сих пор и рассказывают об этом своим детям и внукам. Это истории о колдунах и оборотнях, которые, оказывается, живут вместе с нами и являются нашими современниками.

Вообще, наверное, в России немного сейчас найдется уголков (пусть даже отдаленных), как карельская глубинка, в которых так крепка народная вера в различные формы магии и многочисленные поверья. Она бережно хранит разносторонний опыт старших поколений, связанный с оригинальным и глубоким взглядом на мир, во многом отличного от современного «окультуренного» мировосприятия.

Христианство вывело человечество на новый качественный уровень Бого - и самопознания, однако, не секрет, что в душе человека навсегда запечатлелся и мир языческий; мир для многих гораздо более реальный и жизненный, имеющий неумирающую магически-практическую традицию познания и взаимодействия с силами Природы. Язычество – прямой, открытый «разговор», позволяющий на бытовом, практическом уровне жить единой жизнью с Природой. Поэтому неудивительно, что в карельской глубинке наряду с Библией можно встретить литературу по колдовству, знахарству… Неудивительно, что эти столь несовместимые религии соседствуют в душах многих людей.

Однако, возможно, что именно это удивительное сочетание внешне несовместимых верований и создают специфически неповторимую ауру глухой карельской деревни, за которой скрывается зачастую совершенно неисследованный духовный мир, мир, полный своеобразия и тайны.

В небольшой деревушке Суйсарь, что в нескольких десятках километров от Петрозаводска, в 90-х годах уже прошлого века жила очень сильная колдунья, почитаемая не только в самой деревне, но и во всей округе. В то время она была уже в преклонных летах, редко выходила из дома, принимая посетителей в своей маленькой горенке. Она знала и умела все. Проницательные, со стальным блеском глаза пронизывали насквозь, видя твое самое потаенное. «Приходит кто ко мне с ложью, того сразу бить и трясти начинает. Мне лгать нельзя», - не раз говаривала старуха. Потому и приходили к ней немногие.

Она обладала удивительной «властью» над природой и животными. Рассказывали, что когда зимой в деревню неожиданно нагрянул медведь-шатун, она подойдя к ревущему зверю вплотную, попросила его уйти обратно в лес и больше не приходить. Пристыженный гигант извинительно заурчал и спешно потрусил в тайгу, а она вернулась в дом, предварительно низко, до земли, поклонившись только одной ей известным силам и богам.

Помощь ее была бескорыстна. «Моя жизнь – это моя песня. Кто хочет слушать – пусть слушает. Я за это ничего не беру», - смеялась она.

Однажды к ней обратились за помощью: пропала корова. Искали весь вечер, но все было напрасно. Прибежали к ней. «Жива кормилица», - утешила она, выслушав просьбу, вышла из дома и пошла за деревню. Дойдя до перекрестка дорог, остановилась и долго стояла в молчании. Затем с молитвенною просьбою с низким поклоном обратилась «к лесу северной стороны» отдать корову, не оставлять у себя Закачались при полном безветрии верхушки деревьев из стороны в сторону, зашелестела листва, взметнулась змейкой придорожная пыль. «Нет ее там», - только и молвила. Обратилась она тогда к «лесу восточной стороны», но тот же пришел ответ. И только «лес южной стороны» дружно «закивал» своею еловой гривой. «Жива ваша кормилица, - еще раз повторила она опешившим и неверящим собственным глазам сопровождавшим. – Ждите»! А сама, не оглядываясь, пошла домой.

Немного прошло времени, послышался звон колокольчика, и все увидели бежавшую (!) к ним навстречу корову из «леса на южной стороне».

Смерть колдуньи была тиха; она передала свои умение и знания по наследству. Но до сих пор помнят именно ее, помнят крепко, как крепко может любить и помнить человеческое сердце.

В тех же 90-х годах в Пудожском районе Карелии из уст в уста передавали «сказы» о некоем странном человеке, которого народная молва окрестила «оборотнем». Этот человек – Федор Иванович Дутов – был потомственный колдун, пользовавшийся недоброй репутацией по причине своего абсолютно нелюдимого и сварливого характера. Рассказывали, что он обладал неким «знанием», благодаря которому мог обращаться в любого животного. Ходили слухи, что изредка из его дома, расположенного на краю деревни (деревня дана без названия, исходя из этических соображений), слышались нечеловеческие крики, переходящие в волчий вой. В эти дни (точнее, ночи) деревню буквально наводняли волки, приводя в трепет местных жителей. Волков стреляли, а наутро трупы их исчезали; Дутов относил их в лес и закапывал. Его боялись, обходили стороной, плевали в след, но…не трогали. Верили в его колдовскую силу, в то, что он может наслать порчу, сглаз, любую неизлечимую болезнь.

Однажды произошло событие, окончательно закрепившее за Дутовым прозвище «оборотня». Дутов неожиданно исчез из деревни. День проходил за днем, но он не возвращался, однако заметили, что в это время в окрестностях деревни появилась стая волков, не дающая покоя ни днем, ни ночью. Решили сделать облаву, поставили капканы, группами выходили на отстрел. Результаты были плачевными, когда вдруг ночью деревня проснулась от душераздирающего воя, воя боли и страдания, подхваченного волчьей многоголосицей. А наутро увидели возвращающегося Дутова с бледным, изможденным лицом и кое-как перевязанной рукой, истекающей кровью. Бросились к тому месту, откуда ночью раздавался страшный, зловещий крик боли, и в одном из капканов увидели перегрызенную волчью лапу и многочисленные следы волков. Никто к капкану даже не притронулся; ужас прогнал людей с этого места. А Дутов с тех пор появлялся только в рукавице на правой руке, независимо от времени года. Его кисть осталась в том капкане навсегда.

Страшна была жизнь этого человека, страшна была его смерть. Она наступила спустя два года после вышеописанных событий. Дутову в то время было около шестидесяти лет. Видимо, он почувствовал приближение смерти. Неизвестно, что он пережил в те мгновения. Рассказывали, что он страшно кричал в течение суток, а вечером появился на крыльце своего дома, смотрел на деревню, на людей и…плакал. А потом бросился в лес, оглушая тишину не то душераздирающим человеческим криком, не то волчьим воем.

xxx


Как относиться к рассказам о сверхъестественных силах, якобы обитающих в доме? Наука рассматривает их просто как вымысел, который не имеет под собой ничего, кроме чисто человеческого желания ВЕРИТЬ в эти силы. Например, легенды о домовом. Они передаются из поколения в поколение и для нас являются лишь сказочным мифом, сохранившимся со времен глубокой древности. Но то, что «встречи» с домовым происходят и в настоящее время и имеют какую-то реальную основу, об этом наука умалчивает. Появляется путаница из-за нежелания разобраться, как-то дифференцировать факты. А ведь их огромное множество.

В основу данной статьи положены собственные впечатления одного из авторов данного материала – Алексея Попова, полученные во время прохождения педагогической практики в 1983-м году в деревне Гридино Кемского района Карельской АССР, где мы явились свидетелями весьма интересных и любопытных событий, которым затрудняемся дать какое-либо привычное объяснение.

Но прежде небольшая историко-мифологическая справка о происхождении домовых.

Бог при Вавилонском столпотворении наказал народ, дерзнувший проникнуть в тайну Его величия, смешением языков, а главных из них, лишив образа и подобия своего, определил на вечные времена сторожить воды, леса, горы… Кто в момент наказания находился дома - сделался домовым, в горах - горным духом, в лесу - лесовиком. Поверье прибавляет, что, несмотря на силу греха, раскаяние может обратить их в первобытное состояние, поэтому народ видит в этих бестелесных существах падших людей и придает им человеческие черты и свойства.

По общим понятиям, домовой представляет собой дух без тела, без крыльев и без рогов, который живет в каждом доме и в каждом семействе. От сатаны он отличается тем, что не делает зла, а только проказит, шутит иногда, но нередко оказывает услуги, если полюбит хозяина или хозяйку.

В простом народе к домовому питают уважение, боятся чем-либо оскорбить и даже остерегаются произносить его имя без цели. В разговорах не называют его домовым, а Дедушкой, Хозяином.

А теперь о наших приключениях в деревне Гридино.

Началось все с курьеза. Нас с Александром Старосветским, приехавшим вместе со мной для прохождения педагогической практики, поселили в доме на самом берегу залива Белого моря. Первое, что мы увидели, войдя в дом, был большой глаз, нарисованный на стене. Не имея ни малейшего представления, что сей символ означает, мы бы о нем забыли, если бы на следующий день нам не объяснил бы его значения председатель колхоза Иван Ипатьевич Мехнин. Оказывается, в этом доме незадолго до нашего прибытия жили две практикантки, которые вынуждены были обратиться к председателю с просьбой о переселении их, ибо они постоянно слышали в доме какие-то странные звуки, непонятное бормотание, удары в стену, тяжелые шаги на чердаке и жили поэтому в состоянии постоянного страха, не имея возможности объяснить происходящее. Обратившись за разъяснениями к местным жителям, они не успокоились, ибо им сказали, что «это проделки «Хозяина» и не стоит обращать на них внимания. Однако, девушки так и не смогли свыкнуться с таким положением дел и вынуждены были уехать до официального срока окончания педагогической практики.

Несколько позже мы убедились, что символ «глаза» наиболее точно передавал наше психологическое состояние: мы постоянно чувствовали чье-то незримое присутствие, было ощущение, что за нами кто-то постоянно наблюдает, хотя каких-либо «явных» свидетельств в пользу этого предположения не было. Все основывалось (ПОКА) только на нашем субъективном восприятии и следует заметить – это неприятное ощущение. Мы так же часто, особенно, по ночам или вечером, слышали глухое бормотание, доносившееся из-за стены, чьи-то размеренные шаги, плач, иногда четкие удары в стену. Создавалось впечатление, что у нас есть соседи, хотя мы были одни во всем доме. Мы также уже собирались обратиться за помощью к местным жителям, когда произошло событие, которое и послужило поводом для более серьезного отношения к этим явлениям.

Это случилось на пятый день нашего пребывания в Гридино. Было около 23 часов. Старосветский готовил чай, а я пошел в сени, чтобы набрать керосин для лампадки. Неожиданно послышались глухие удары, исходившие сверху, а вслед за ними испуганный возглас Старосветского. Я вернулся на кухню, но на мой вопрос он ничего вразумительного ответить не мог, но в ту же минуту послышались тяжелые размеренные шаги (шаги, несомненно, «человеческие») на чердаке. Но что это были за шаги! Трудно даже представить вес этого «существа», ибо тяжелые потолочные балки прогибались под тяжестью этих «шагов» и из образовавшихся щелей на нас сыпались опилки. Это длилось около минуты. «Кто-то» не просто топтался на месте, а ходил по чердаку, что мы явственно слышали и видели, а сыпавшиеся опилки лишь доказывали, что это не галлюцинации. «Он» сделал восемь или десять «шагов» и все прекратилось так же неожиданно, как и началось. У меня возникло желание подняться на чердак, но чисто физический страх был настолько силен, что я не смог перебороть себя.

Только на следующее утро мы поднялись наверх. Чердак был захламлен до последней степени: все покрылось пылью и обросло паутиной. Видно было, что здесь давно никто не бывал, никаких следов мы не обнаружили, что поразило меня еще в большей степени, нежели ночное событие. Если бы обнаружились пусть самые фантастические следы, это не удивило бы в такой степени, поскольку получило бы хоть какое-то логическое объяснение.

Между тем события развивались... Вечером 11 декабря, около 19 часов, когда А.Старосветский был на факультативных занятиях в школе, ко мне прибежал мальчишка-сосед из дома напротив и рассказал следующее:

«Буквально полчаса назад, когда я растапливал печь, моя собака, доселе мирно дремавшая в углу, заворчала, насторожилась и вдруг с громким лаем выскочила из кухни в сени. Я, недоумевая, вышел за ней. Крышку на чердак мы не закрывали, и теперь она лаяла, глядя в этот проем. Я подумал, что, может быть, туда зашла кошка, хотя никаких звуков оттуда не доносилось. Собака распалялась все больше, встала передними лапами на лестницу, ведущую на чердак, и лаяла все громче. Мне стало не по себе, однако желание разобраться в происходящем было сильнее. Я начал помогать собаке взбираться вверх по лестнице, и так, постепенно, она добралась до самого края чердака, когда произошло невероятное. Она продолжала все также неистово лаять, когда вдруг слетела вниз. Она не просто упала. Было впечатление, что ее просто «вышвырнули» оттуда, притом с такой силой, что она пролетела мимо меня и ударилась о входную дверь. Потом, жалобно заскулив, забилась в угол».

Мы вместе обследовали чердак, но никаких следов, которые могли бы дать хотя бы какой-нибудь намек на разгадку, не обнаружили.

А сейчас остановимся на очередном явлении, свидетелями которого мы явились, - наиболее сложного и интересного по своей динамике.

Это произошло незадолго до нашего отъезда - 19 декабря. Было около 20 часов. Мы только что отужинали, и я пошел в комнату, чтобы растопить печь, но меня тут же позвал Старосветский. Я вернулся на кухню, и мне сразу бросились в глаза наши шерстяные носки, доселе мирно сушившиеся на веревке над печкой. Теперь они медленно раскачивались в строго вертикальном направлении, причем амплитуда колебаний увеличивалась. В конце концов, они раскачались настолько сильно, что слетели с веревки и упали на пол. Веревка же продолжала совершать те же движения вверх-вниз пока, наконец, не «успокоилась». Не успели мы опомниться и как-то проанализировать случившееся, как неожиданно на пол полетела с кухонной полки вся находившаяся там посуда. Причем сама полка оставалась совершенно неподвижной. Создалось впечатление, что «КТО-ТО» или «ЧТО-ТО» огромной «рукой» смахнул все вниз. На этом все прекратилось так же неожиданно, как и началось. В ушах стояла звенящая тишина, а в душе - полный разлад: ни одного определенного чувства.

Вот так, в общих чертах, «выглядела» странная сила, которая называется «гридинским Хозяином». Все это, по нашему общему субъективному мнению, походило на хорошо подготовленный «спектакль», в котором мы оказались «зрителями».

Вывод, который непосредственно вытекал из наших наблюдений, был следующий. Видимо, во всех этих явлениях существует гораздо более сложная причинно-следственная связь. Трудность решения проблемы в том и состоит, что с одной стороны, она реальна, а с другой - не поддается тривиальному логическому объяснению и часто идет в разрез с известными нам физическими законами.


Деревня Гридино
 

Деревянная скульптура домового, 13-й век
 

Дедушка-домовой в представлениях древних корел
 

Икона 16-го века из церкви Ильи Пророка деревни Суйсарь
 


Алексей ПОПОВ,
Петрозаводск
Об авторе



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.