Статьи > Карелия загадочная

Тайны карельской реки Охта

 
«Там, где молчит история, говорят камни»
Древняя пословица


В массовом сознании рядового россиянина наша республика постепенно становится тем же, чем была в свое время Лапландия для жителей Европы – далекая, полусказочная страна, на территории которой возможны любые чудеса.

Во всяком случае, для жителей России наш край полон поистине мистического очарования. Уникальность Карелии в том, что в отличие от большинства российских регионов, достопримечательности которых уже хорошо изучены, описаны, пронумерованы и заняли свое место на пыльных страницах музейных каталогов, наш край все еще может подарить исследователям новые открытия и находки. Причем самые неожиданные!

Река Охта, протекающая по таежным, заповедным местам Беломорского края, не только один из наиболее известных и любимых карельских маршрутов туристов-водников (ежегодно, за летний сезон, по Охте сплавляются, в среднем, до шести тысяч туристов со всей России), но и одна из самых загадочных рек республики.

В народной памяти еще до сих пор сохранились обрывки древних преданий и легенд о неких «камнях-идолах», поставленных невесть кем в таких глухих местах по берегам реки, где даже местные жители ориентировались с трудом.

Удивительные легенды о карельских камнях собрал в свое время известный журналист Карельского радио Николай Исаев – человек поразительной эрудиции и обаяния. Его, к сожалению, уже нет среди нас. Особенно потрясла нас одна – «где-то в карельской глуши есть большой валун, древний, как сама земля. И стоит тот валун на скале посреди болот. И поставили тот валун наши предки таким образом, что днем и ночью «поет» он только ему понятные мелодии, но придет к нему человек с добрыми мыслями и светлым сердцем, и поможет ему камень и подскажет, как быть, и снимет боль и усталость, и даст ему защиту от зверя лесного и страхов ночных».

А поведал Николаю Исаеву ту легенду один из старожилов небольшой деревеньки Ушково, что стояла на берегу реки Охта. Только давно это было. Люди и деревни смертны, и легенда осталась легендой – доброй, по детски наивной, к практической жизни нашей никакого отношения не имеющей. Тем более, что подобных легенд разбросано по великой Руси предостаточно.

Искать одинокую глыбу, затерянную в карельской лесной глуши, так же непросто, как выискивать иголку в стоге сена. Однако, в конце концов, мы вышли-таки к небольшой скалистой возвышенности, поднявшись на которую, увидели на самой ее вершине камень-сейд, установленный на своеобразную плоскую каменную подпорку. Скорее, услышали, потому что именно это было нашим первым впечатлением. Камень «пел»! Сильный ветер прорывался сквозь узкую щель между плоской вершиной скалы и нижней частью камня благодаря той самой каменной подпорке, которую мы увидели как только подошли ближе. Ощущение было незабываемое. Звуки были очень мелодичными; иногда они напоминали маршевую многоголосицу оркестра, а иногда – выводимую одиноким путником где-то высоко в горах задушевную мелодию свирели. Все зависело от силы ветра и, что самое невероятное, от положения камня, который иногда меняет свое положение, раскачиваясь вперед-назад, вправо-влево. Другими словами, плоская каменная подставка необходима не только для того, чтобы сделать специальный «зазор» между вершиной скалы и камнем, благодаря чему, собственно, и возникают звуки, но и выступает в качестве своеобразного «шарнира». Камень как бы балансирует на этой подставке, что наблюдалось даже невооруженным глазом. Это происходило и в моменты полного отсутствия ветра, хотя мы прекрасно понимали, что никакой ветер не в состоянии покачнуть монолит подобных размеров.

Создавалось совершенно определенное впечатление о «рукотворности» данной «композиции». Вокруг камня возвышались деревья и кустарники и только в одном направлении открывался естественный проход, не заросший деревьями, который давал возможность свободного движения ветру. В эту-то сторону и был ориентирован камень.

Вокруг камня – идеально утоптанная площадка, хотя каких-либо свежих следов мы так и не обнаружили. Видимо, приходили к этому камню издревле. Кто и зачем, какие ритуально-магические обряды совершались здесь – об этом можно только догадываться. Людская память не сохранила о тех далеких временах никаких сведений.

Кстати, в 1972 году экспедицией Карельского Филиала Академии Наук СССР, которой руководил археолог А.П. Журавлев, на Колгострове в Онежском озере была сделана уникальная находка камня-валуна, который обладал оригинальным свойством издавать мелодичный звук при ударе о его верхнюю часть небольшим булыжником. Валун этот до сих пор известен в местной традиции как «Звонкой» камень. Обнаруженные в расщелине «Звонкого» камня фрагменты асбестовой керамики, позволяет предполагать использование его в качестве культового объекта еще в позднем энеолите - конце 3-начале 2 тыс. до н.э. древнесаамским населением, проживавшим в этих краях.

Однако, «поющий камень» не стал нашим главным открытием. Основываясь на старинных легендах и преданиях, наша экспедиция, состоящая из специалистов различных областей знания, обнаружила целую цепочку «камней-сейдов» до сих пор не описанных в научной литературе.

«Поющий камень», конечно же, был уникален в своем роде, но, посмотрев на карту и сверив свой путь по компасу, мы с удивлением отметили, что цепочка сейдов направлена строго в одном направлении, располагаясь практически на прямой линии – к не менее таинственному и завораживающему одним своим названием месту – озеру Карма (карма – одно из основных понятий древнеиндийской философии, связанное с законом духовного и физического перерождения человека), расположенному рядом с Охтой и отмеченному на географической карте Карелии. Окруженное многокилометровыми непроходимыми болотами, оно практически не исследовано и не описано в краеведческой литературе, хотя некоторые эзотерические (тайные, недоступные для непосвященных) источники северного происхождения связывают с этим местом некое «хранилище древней информации», приоткрывающей завесу тайн над «гиперборейским» прошлым Карелии.

«Языческая» культура – чудесный и загадочный мир, дошедший до нас лишь пунктирно, осколочно, воссоздаваемый нами, как правило, интуитивным путём, вдруг, в образе загадочных камней, предстал перед нами во всей своей самобытной красоте и величии.

Так что же, чётко сработала людская память, оставившая нам весть о существовании культовых мест - мест, где стояли священные камни, где общались с богами наши предки.

С озером Карма связана, в частности, легенда о священном «Мировом Древе» - Елью, якобы произрастающем в Карелии, которое было посажено северными волхвами еще в 14 веке на острове Шуя (в настоящее время – остров Троица), что на Охте.. В середине 15 века преподобным Кассианом Муезерским, прибывшим в этот район с Соловецкого монастыря, был основан, не сохранившийся до наших дней, мужской монастырь, а в 1602 году возведена Церковь Николая Чудотворца и сейчас находящаяся в прекрасном состоянии. До сих пор, соседствующие рядом, Православная Церковь и огромное, до четырех метров в обхвате, языческое «Древо» представляют собой уникальную страницу историко-культурного прошлого Карелии. По древним саамским и карельским легендам именно «Древо» является своеобразным началом «посвятительного путешествия» через знаки-вехи («сейды») к озеру Карма.

Сама собой напрашивалась еретическая мысль: неужели в глубокой древности кто-то сознательно ставил своеобразные вехи, чтобы обозначить некий таинственный путь. Кстати, даже само название реки Охта, переводится с древнесаамского, как «путеводная река».

Все это напоминает обряд инициации, «посвятительного путешествия». Ведь до сих пор еще бытуют отголоски древней традиции саамов и карел, которые считали подобные изображения, изготовленные из дерева или камня своеобразным «инструментом» непосредственного наставления подающих надежды юношей для введения их в «штат шаманов». Возможно из-за того, что воздействие магических сооружений было разным в зависимости от места их расположения и иных особенностей, полное посвящение требовало «посвятительного путешествия» от одного сакрального места к другому.

Конечно же, вышеозначенное нами не исчерпывает тайн и загадок, связанных с Охтой, но, как мы в очередной раз убеждаемся, старые легенды живут и сегодня. Они трансформируются, принимая новые формы, создавая целые сказочные миры, загадывают нам всё новые и новые загадки, как бы неустанно повторяя, что мы еще недостаточно знаем наш мир, его историю, его законы.


Автор рядом с «поющим камнем»
 

Автор рядом с «языческой Елью»
 

Автор на фоне уникальной церкви Николая Чудотворца 1602 года
 


Алексей ПОПОВ,
Петрозаводск
Об авторе



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.