Статьи > Перевал Дятлова

Перевал Дятлова

 

Часть вторая.24.


24.
Январь. Для меня он всегда первый — как в детской книжке Маршака. Открываем календарь, начинается январь.
Потеплело. Крещенские морозы прошли, вместе с ними — и мой день рождения, который мы отпраздновали вдвоем с Вадиком. Смирившийся Шуми лежал на коленях у Вадика и мурлыкал.
Честно говоря, мне было хорошо и покойно оттого, что он вернулся и мы снова вместе. Случайно наткнувшись на сломанную свечу в сумке, я вспомнила тогдашние мысли и улыбнулась. Как я умею испортить себе настроение! Как никто.
Вадик вел себя деликатно, бритвенный прибор в ванной не оставлял и трусы с носками на мои полки не перекладывал. Смотрел по-доброму, готовил еду, переключал телевизор на программы, которые я хотела смотреть. Слушал мои бессвязные бормотания и новые версии... Я целыми днями читала документы. Повесть перевалила за вторую часть.

В Татьянин день Вадик начал уговаривать меня сходить в гости к его сестре Таньке. Таньку я не любила из-за того, что она не любила меня. Внешне это проявлялось в сладеньких улыбочках, которые охотно слетали с губ, но я чувствовала ее черную, жирную ненависть и в итоге заразилась.
— Иди один.

Он, вздохнув, ушел. Шумахер сразу же заскучал, лег на пол у дверей и жмурился. Через минуту в дверь позвонили.
— Забыл что-нибудь, — объяснила я обрадованному котишке, рывком распахнула дверь и упала, потому что на меня упал человек.

Прокричавшись и высвободившись из-под тела, я отползла на небольшое расстояние и увидела, что тело было по крайней мере живым. Еще оно было прекрасно развитым физически (красивые круглые мышцы рук и "квадратики" на животе: майка задралась) и очень пьяным.
— Му-у? — вопросительно сказало тело и посмотрело на меня мутным карим глазом.
— Вы кто? — спросила я и тут же добавила, не дав телу ответить: — Не думайте, что я одна живу, у меня муж боксер-перворазрядник. Холлифилд, слышали?

Тело улыбалось и игриво теребило себя за ухо. Неужели понимает, о чем я?
— Му-у! — уже грозно сказало тело и попыталось сесть. Тут в дверь снова позвонили, и я бросилась открывать, глянув на этот раз в "глазок" (вдруг сообщники?) Опознав блестящие очки Надежды Георгиевны, я тут же открыла.
— Господи! — выразительно сказала Надежда Георгиевна. — Аркадий! Ну разве можно так терять человеческий облик?
— Кто это? — спросила я, а тело начало извергать из себя рвоту прямо на мой коврик.
— Это Ирин жилец, — сказала Надежда Георгиевна и пошла в ванную.

Вытащила оттуда ведро и сунула Аркадию под нос. Он благодарно изверг туда все выпитое-съеденное и заснул, блаженно улыбаясь во сне. Черные кудри красиво оттенялись паркетом.
— Я уберу, — сказала Надежда Георгиевна и правда убрала за Аркадием, вымыла ведро и прополоскала тряпку. Потом села на табуреточку и решительно придвинула к себе телефон.
— Позвоню Ирке.
— Может, не надо? — во мне жили воспоминания о собственных пьяных подвигах десятилетней давности. — Может, случайно?
— Он уже второй день дуркует, — строго сказала соседка. — Думает, я не слышу. Вчера приходил сто рублей занять, а я дала, идиотка!

Надежда Георгиевна с сожалением стукнула себя по лбу и снова взялась за телефон.
— Давайте подождем до завтра, — предложила я и покосилась на Аркадия. Он спал крепко и даже похрапывал.

Поднять такую тушу мы не смогли бы даже вдвоем. Поэтому я проводила соседку и укрыла Аркадия одеялом. Он пробурчал что-то благодарственное и перевернулся на другой бок.

Вадик, как назло, застрял у Таньки. Я вдруг вспомнила, что Танька и Маша дружат, и мне стало грустно. В полпервого, как раз в самый расцвет грусти, Аркадий проснулся и неуверенной походкой приплелся на кухню.
— Ну? — спросила я строго.
— Попить бы, — басом сказал Аркадий. Я кивнула в сторону чайника, и Аркадий выпил половину прямо из горлышка.
— Придется чайник мыть, — вслух подумала я.
— С женой развожусь, — сообщил Аркадий. — Изменяла.

Так вот в чем дело! Товарищ по несчастью! Ладно, помою чайник.
— Извини, что я так ворвался.
— Не ворвался, а упал.
— Точно! — Аркадий заулыбался, и надо сказать, улыбка у него было не самая плохая.

Звонок в дверь, резкий и настойчивый. Аркадий спокойненько попивал чай.
— Это кто так поздно?

Ничего себе, упал на меня, облевал ковер и теперь еще допрашивает, кто ко мне ходит.
— Муж мой, кто ж еще?

Аркадий приосанился и налил себе еще заварки.

Вадик зашел на кухню и тоже чуть не упал от возмущения. Потом взял себя в руки и приблизился к Аркадию.
— Вадим, — полувопросительно сказал он.
— Аркадий, — оба очень серьезно обменялись рукопожатиями. Смешной дурацкий мужской обычай.

Вадик тут же пометил территорию — обнял меня за талию. Аркадий проследил внимательно за этим жестом, полным глубинного смысла, и поставил чашку на стол.
— Мне пора, спасибо, что не выгнали.

Я вышла его проводить. Аркадий прибыл прямо в носках и теперь уходил тоже в них.
— Если что-то нужно, буду рад, — сказал Аркадий на прощание.

Я закрыла за ним дверь, и мне почему-то опять стало грустно.

Кроме того, я смутно помнила, что мне действительно что-то было нужно от Аркадия. Только вот что?..
— Тебе Танька тортик послала, — сказал Вадик, протягивая полиэтиленовый кулек, в котором лежало что-то белое и слипшееся. Я вежливо поблагодарила Вадика, кинула кулек в холодильник и пошла спать. Длинный вечер закончился.

Почему-то я проснулась ночью. Тихо, чтобы не потревожить Вадика, выбралась из-под одеяла и включила компьютер. Непрочитанные бумаги лежали слева, прочитанные — справа. Правая кучка росла с каждым днем.


[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] > 16 < [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31]

 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—2021
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.