Статьи > Урочище Х

Фольклор Хотавецкой зоны в передаче А.П. Гусева и других информаторов

 
Анализ-1

Цель анализа - определить, в какой мере рассказы А.П.Гусева о зоне подтверждаются другими ее жителями.

Под «хотавецкой зоной» будем понимать регион, в котором, по словам АПГ, происходили различные (а по сути - во многом однотипные) «чудеса». Зона охватывает населенные пункты: Хотавец, Борок, Стрельна (Стрельно?), Колобовицы, Печениха, Вауч, Лоша, Язино, Филиппов хутор; гору Силон, Бородавкин мыс, Красные гривы; озера: Хотавецкое, Змеиное, Дубровское, Мотыкино, Изможевское, Кривое, Высоцкое (Высокое?), Язинское, Большое Глухое, Малое Глухое, До-рожив, Плотицкое, Мороцкое, Демьяновское, Бельское (Белецкое?); реку Лоша. Все это образует довольно компактный участок на левом берегу Мологи. На правобережье, по АПГ, типовыми для зоны «чудесами» отмечено только Дюдиково, которое - весьма условно - приплюсуем к зоне. Не отношу к ней Крешнево и Дели - там только неясная связь с индусами, а также Варегово болото - оно от рассматриваемых мест слишком далеко.

Понятие «жители зоны» ограничивает круг информаторов сразу по нескольким параметрам. Во-первых, сюда не входят люди, живущие чуть западнее зоны (даже в Плоскове и Раменском), севернее (от Пленишника до Острова) и восточнее (Осиновик, Бор-Тимонино). Во-вторых, исключаются люди, бывавшие в эоне только наездами (А.Д. Гришин, С.В. Зелова, студенты, С.Ф. Масленицын, ВАК и компания). В-третьих, для большей строгости рассмотрения исключим и научных сотрудников ДГЗ (В.В. Немцева, В.В. Нестеренко, В.С. Писанова, Н.Д. Немцеву и др.), которые хотя и живут в пределах зоны, но в силу особенностей своего менталитета несколько выпадают из той среды бытования «простонародного» фольклора, к которой принадлежал Гусев. Разумеется, свидетельства лиц из трех названных групп - «соседей», «приезжих» и «ученых» - тоже будут приняты во внимание, но лишь как дополнительный материал.

Итак, в число жителей зоны, бывших или нынешних, входят следующие респонденты (указываю год их опроса): 1988 - Т.К. Сосина; 1989 - продавщица Наташа, А.П. Кузовенков, М.И. Кавина; 1992 - Л.И. Гусев; 1993 - Е.Е. Ищенко, Г.А. Цепалов, К.Е. Германова, Н.И. Мурцева, Е.И. Власова, П.П. Гусев, В.С. Веселов, Александр Павлович Гусев, З.И. Кавина; 1994 - П.А. Лукичев, А.В. Паршин, А.Т. Гусева, П.Д. Шарухина, П.Н. Гусев, Л.И. Киселева, В.Я. Казакова, А.С. Дурандина, В.А. Морозова, А.А. Морозов, Л.И. Сапунова, А.Е. Соколова (Пузырева), В.Е. Ремезова (Пузырева), Т.И. Быстрова; 1995 - А.И. Дробин, М.П. Дробина, Л.К.Дурандина.

Перейдем теперь к содержательной стороне дела.

Во всем массиве сообщений А.П.Гусева я насчитал 221 сюжет, связанный с аномальной тематикой. Это выделение сюжетов - предварительное, «рабочее», а с терминологической стороны и весьма условное, так как многие сюжеты правильнее было бы назвать мотивами. (Различие между сюжетом и мотивом удается проводить только в теории, а на практике оно постоянно стирается, что доказывает вся история каталогизации фольклорных мотивов, начиная со знаменитого указателя Томпсона и кончая указателями Айвазян и Зиновьева; модификация последнего указателя в сборнике Зиновьева вообще получила дикий заголовок: «Указатель сюжетов-мотивов... »). За критерий выделения сюжета я брал отчетливую смысловую целостность сообщаемого, которая в устах Гусева могла отливаться в отдельные сообщения.
Значительная часть сюжетов АПГ объединяется в несколько циклов (блоков), которые составляют ядро и специфику «гусевской информации»:

А - летающие «корабли», порой погружающиеся в землю;
Б - подземные «корабли»;
В - «корабли» на озерах;
Г - вибрация, вызывающая «опьянение»;
Д - «зеленые»;
Е - индусы;
Ж - падение «огненных стрел»;
3 - находка в земле шара.

Как показали твои опросы, другие жители зоны отчасти подтверждают лишь сведения блока Ж - о падении некоего тела. (Эту информацию «выделим в отдельное производство»: см. «Анализ-2».) Обо всем прочем местные жители не знают или не помнят. А их опрошено тобой ни много ни мало - 31 человек. Некоторые из них - Л.И.Гусев, К.Е.Германова, П.П.Гусев - прямо отрицали наличие каких-либо «чудес» в зоне.
Это довольно неожиданный факт. Только 14 % сюжетов Гусева представляют собой его собственные свидетельские показания, ос-тальные же сюжеты основаны на рассказах других людей. И таких людей он называет много. Например, о кораблях на озёрах знали, судя по его ссылкам, как минимум 19 человек, о вибрации - не менее 13, о зеленых - как минимум 30*.

* АПГ называл либо очевидца АЯ, либо человека, рассказавшего ему об этом. Порой очевидец и рассказчик - одно и то же лицо, порой это разные люди, но в любом случае они учитывались мной как «знающие».

Принимая во внимание, что Гусев называл своих информаторов далеко не каждый раз, а также то, что любой информатор рассказывал о «чуде» наверняка не одному АПГ, общее число жителей воны, осведомленных о «чудесах», было существенно большим. Это подтверждается и нередкими ссылками АПГ на коллективные источники информации («старики рассказывали», «многие говорили», «знали все»). В свете всего этого следовало ожидать, что рассказы о кораблях, вибрации, зеленых и индусах составляют заметную часть фольклора хотавецкой зоны. Однако ни единого отголоска подобных сюжетов в рассказах других жителей зоны пока не зафиксировано.

Разумеется, надо учитывать, что Гусев, как информатор, на их фоне заметно выделялся. Он не только обладал отменной памятью, но и испытывал глубокий интерес к хотавецким «чудесам». С определенных пор он стал ощущать себя хранителем ценных для науки сведений. Массив гусевских рассказов - результат многолетнего целенаправлен-ного припоминания Александром Петровичем всего, что он слышал и знал о необычных явлениях в зоне. Случись тебе побеседовать с Гусевым до осознания им своей «миссии», в ситуации, типичной для бесед с другими жителями воны (незнакомый человек «ни с того ни с сего» начинает расспрашивать о делах давно забытых, не имеющих для респондента личной значимости), АПГ вряд ли смог бы рассказать тебе и десятую долю известного ему.

И все же отсутствие подтверждений ключевой информации Гусева в рассказах других жителей зоны трудно объяснить только этими факторами. Ведь местные жители оказались не совсем безразличны к неординарному, «чудесному». Кое-что из «аномальных» достопримеча-тельностей тех мест они вспомнили, И сводка сообщенного ими весьма красноречива.

1. Перед Хотавецким озером «чудилось»: «говорили, горят там свечи». (Л.К. Дурандина [22/5])
2. «На другой стороне [Хотавецкого] озера летом видны были огоньки». (П.Н. Гусев [17/109]).
3. При пребывании на осарках чувствовался беспричинный страх. («Химеры», с. 97; информатор не назван*)

* Информатор – директор ДГЗ Шалыбков А.А. Сообщил об этом в приватной беседе. Потом от <своих> слов отказывался (письмо ВАК № 102А, с.6)

4. Осарков «люди сильно боялись: там чудилось» (В.Е. Ремезова [18/8])
5. При рытье ям на осарках находили большие кости «поляков». (К.Е. Германова [13/6])
6. «В Лоше выкалывали кости великанов». (Л.И. Сапунова [18/5]; этот мотив тоже надо воспринимать в контексте местных преданий о пришествии в Лошу поляков, «панов», см.: 13/13, 18/2).
7. «На Силоне была раньше бездонная яма». (П.Д. Шарухина [17/90])
8. На Силоне «раньше часто огоньки видели». (П.Д. Шарухина [17/89]).
9. На Силоне в 20-х гг. видели светящиеся шарики. (М.И. Кавина [«Химеры», с. 97; ДГЗ, с.27])
10. У Кривого озера боялись ходить: «говорили, что там чудится», «кто-то вроде как выходит». (А.И. Дробин [22/1])
11. Кривого озера боялись: «чудится там»; но это потому, что рядом с озером утонул человек. (М.П. Дробина [22/4])
12. «Говорили, что... у Кривого озера «водит»», поэтому мимо него ходили с опаской. (А.Т. Гусева [17/39])
13. У Кривого озера «водило». (А.П. Кузовенков [твое письмо от 26.09 - 21.12.1999] )
14. Раньше говорили, что на Изможевском озере водятся русалки, с длинными волосами. (А.В. Паршин [17/38])

Перед нами типичнейший фольклор. Огоньки и горящие свечи, бездонная яма с водой (по сути - бездонное озеро), суеверная боязнь места, где «водило» или «чудилось», наконец, русалки с длинными волосами или находимые в земле большие кости «панов», все это мотивы, известные и в других местах. Если бы ты не был знаком с Гусевым, а собрал лишь эти сведения, у тебя, пожалуй, были бы основания говорить о наличии аномальной зоны на оси Силон - Хотавец - Кривое озеро. Но я уверен, что желания копать здесь - в прямом и переносном смысле - у тебя бы не возникло. Подобных зон на пройденных тобой маршрутах много. Есть и более заманчивые для исследования.

Надо отметить, что комплекс гусевских сообщений в целом не отрицает этих сведений. Сам АПГ говорил о непонятном огоньке за Хотавецким озером (Г/267, 278) и о русалках, правда, не на Изможевском озере, а на Хотавецком и Кривом (Г/257, 253, 307, 309). Его сообщение о «барашке», из-за которого боялись ходить мимо Кри-вого озера (Г/140; «Химеры», с.19), отлично согласуется с сообщением А.И. Дробина (см. выше пункт 10), менее конкретным, но явно восходящим к тому же мотиву*.

* С привлечением твоих записей о других регионах вырисовывается местный фольклорный мотив «выходящего (из водоема?) «барашка». Сравним текстуально:

а) «барашек» «выходит на дорогу» у озера (А.П.Гусев: Г/140);
б) у озера «чудится»: «кто-то выходит» (А.И. Дробин);
в) у ручья «чудилось постоянно: то кто-то выйдет там, то еще... Барашка белого несколько раз видели» (21/121, с приурочением к ручью у г. Молога). В русских быличках барашек - один из обманных обликов черта; по-видимому, прослеживается тяготение этого барашка к воде - ср. у Зиновьева (№ 152, с.104-105): за ставившим сети дедом увязался «ягнок»; разоблаченный как нечисть, он бросился в речку.


Рассказ Гусева о яме на Силоне, в которую ушел небесный пароход, и рассказ П.Д. Шарухиной (пункт 7) представляют собой две версия одной и той же легенды. Прочие мелочи типа «свечей» или «костей» АПГ мог или не знать, или забыть, или проигнорировать, увлеченный припоминанием куда более интересных и эффектных сюжетов. Тут все естественно и понятно.
К сожалению, этого не скажешь про ситуацию в «обратном» ракурсе. Складывается впечатление, что «аномальные» рассказы других жителей зоны в своей совокупности отрицают гусевскую информацию блоков А – Е*.

* Блок З (находка шара) посвящен частному случаю, который мог быть малоизвестен, поэтому молчанию других респондентов по данному поводу не следует придавать слишком большого значения.

Причем дело именно в массовости показаний. Для каждого отдельного информатора мы можем допускать какие-либо капризы памяти, в силу которых он изложил не все, что когда-то знал. Но при взгляде на их сообщения в целом получается, что все исполнители предпочитали говорить о «пустяках», всякий раз обходя вниманием, повторюсь, гораздо более эффектные сюжеты. Это уже не кажется случайным стечением обстоятельств. Это правильнее рассматривать как статистически значимый результат: даже те жители зоны, которые смогли вспомнить что-либо «аномальное», не обнаружили своего знакомства с сюжетной обоймой А - Е.

Очень важно добавить, что совокупность «аномальных» мотивов, сообщенных этими жителям, сама по себе довольно «полноценна». Она не выглядит скудным и хаотичным остатком (результатом почти полного забывания) какого-то более мощного пласта фольклорных сведений. Во-первых, как я уже отметил, этот набор мотивов типичен для фольклора АЯ-зон. Во-вторых, этот набор системен: почти все свиде-тельства имеют перекрестные подтверждения в словах независимых ин-форматоров. Так, о свечениях около Хотавецкого озера сказали 2 че-ловека + АПГ; о свечениях на Силоне - 2 человека; о страхе перед осарками - 2; о страхе ходить мимо Кривого - 3; о том, что у Кривого «водило» - 2; о том, что у Кривого «чудилось» - 2 человека. В сущности, если бы не было удивительных рассказов Гусева, я бы пребывал в уверенности, что фольклор Хотавца в первой половине XX века по части аномальщины в основном определялся перечисленными мотивами.

Таким образом, выявились две существенно равные картины хо-тавецкой зоны - «гусевская» и «не-гусевская». Последняя изображает зону как умеренно аномальную, с типовыми для русской глубинки АЯ, которые даже не вторгаются в человеческую жизнь, а присутствуют где-то на втором плане, в качестве «деталей пейзажа». Так что те, кто слышал о них краем уха или относился к ним скептически, по- своему имели основания утверждать, что «ничего особенного в Хотавце не было». Наоборот, «гусевская» картина рисует многолетнее и многоплановое «сожительство» ладей и странных существ, взаимопереплетение обыденного и аномального в истории целой деревни, причем необычное представлено здесь в такой яркой и своеобразной форме, что сколько-нибудь близких аналогов этой картине нет ни в фольклоре других обследованных тобой местностей, ни в русском фольклоре вообще.

В четырех случаях обнаружились определенные соответствия между отдельными сюжетами из гусевского ряда А - Е и рассказами других ладей. Ясно, что речь идет об одном и том же событии. К рассмотрение этих смысловых пар лишний раз показывает глубокую специфичность информации Гусева.

1. Корабль на Силоне.
а) АПГ: С неба спустился железный пароход в огне, вырыл в земле яму и ушел туда. («Химеры», с.13)
б) П.Д. Шарухина: в бездонной яме, наполненной водой, утонул корабль. (17/90)

2. Соблазнение дочери Гепеухи стариком.
а) АПГ: соблазнение произошло под влиянием вибрации. (Г/34).
б) П.Д. Шарухина: старик приворожил девушку с помощью народной магии. (17/92)

3. Веревочка из воды в Лоше.
а) АПГ: женщина сбросила веревочку с мостков - вода «вся заурчала»: говорили, что под водой находился корабль. (Г/142)
б) В.Н. Сиверцева (Пленишник): женщина сбросила веревочку с мостков, а она, как говорят, была привязана к затопленному золотому колоколу. (13/13)

4. Смерть лесника.
a) АПГ: убийство приписано «зеленым». (Г/21; «Химеры», с.30)
б) Неназванный источник*: лесника задрал медведь. (твое письмо от 11.12.1996, с.8, пункт 6)

* В.В. Немцев – старший (письмо ВАК № 102А, с.16)

Вновь обратим внимание на сугубую «полноценность» версий, которые противоречат гусевским. Они выглядят абсолютно нормально с фольклорной (случаи 1-3) или бытовой (4) точек зрения. Ни в одном случае нет поводов подозревать, что информатор забыл или утаил что-то существенное. Скорее всего, о «гусевской» интерпретации тех же событий никто из этих информаторов просто не знал.
Подключив сведения от В.Н.Сиверцевой из Пленишника, мы уже вышли за строго очерченный круг «жителей зоны», и теперь нам остается рассмотреть показания «соседей», «приезжих» и «ученых».
«Соседи» ничего не говорили об аномальных явлениях в Хотавце или других пунктах зоны, даже не упоминали этих мест. Между тем, если бы там действительно творились все те чудеса, о которых поведал АПГ, информация о них неминуемо расползлась бы за пределы зоны, которая, вполне вероятно, приобрела бы в глазах окрестных жителей репутацию «края чудес». Однако, судя по твоим опросам, соседи жили радом с хотавецкой зоной, как бы не замечая ее. Это согласуется с ощущениями жителей самой зоны, для которых, как мы видели, родные места тоже не представлялись чем-то особенным по части аномальщины.

Картина зоны, складывающаяся из рассказов «приезжих» и «ученых» (включая «приезжих ученых»), заметно отличается и от «гусевской», и от «не-гусевской». В отличие от последней, она содержит довольно частые наблюдения световых феноменов в небе (лучи Гришина, светящиеся шары Немцева-старшего и др.) и вообще имеет более высокий «градус» аномальности (по числу и разнообразию АЯ). В чем причина этого отличия - сказать сложно. С одной стороны, оно могло быть обусловлено естественной разницей между фольклором, который «процеживает» информацию в соответствии с давно сложившимися стереотипами, - и индивидуальными впечатлениями людей, которые не зависели от этих фольклорных канонов и схватывали своим свежим (или профессионально зорким) взглядом то, к чему местные жители уже «притерпелись». С другой стороны, здесь могла сказаться разница во времени: местный фольклор отразил ситуацию до затопления зоны, наблюдения же «приезжих» и «ученых» относятся к более позднему периоду, когда в зоне многое изменилось, в том числе, не исключено, и в плане аномальных явлений.

Почему личный АЯ-опыт «ученых» и «приезжих» отличен от того, что говорил Гусев, сказать еще сложнее. Вероятно, потому, что гусевские сведения тоже более раннего происхождения и вобрали в себя «бесцензурную» информацию от множества людей за много лет (ученые обитатели зоны вольно или невольно подвергают поступающую к ним «аномальную» информацию мировоззренческой цензуре*, а знакомство с зоной заезжих гостей скоротечно).

* У фольклора, как я уже сказал, есть своя цензура, и очень сильная. Но суть в том, что «чудеса» а-ля Гусев фольклорному мировоззрению в принципе не противоречат, а вот современному научному - весьма.

Как бы то ни было, наиболее существен для нас факт: ни «приезжие», ни «ученье» не подтвердили рассказы Гусева о «чудесах» типов А – Е. За небольшим исключением, которое дорогого стоит.
Ты видел «корабль». Причем в ситуации, которую трудно не назвать демонстративной. Решался вопрос, стоит ли начинать работать над темой, можно ли доверять легендам. У вот пожалуйста - зримый ответ на все сомнения. Видимый и невооруженным глазом, и через оптику. И рядом Гусев, который подтверждает: это «корабль».
Потом «корабль» видел Б. Вихрев, а Н. Немцева с коллегой заметили движущийся «перископ», лее эти факты говорят о том, что явления, описанные в гусевских сюжетах цикла В (корабли на озерах), действительно могли наблюдаться, по крайней мере на Хотавецком озере. Но сказанное не решает, а еще более обостряет проблему: почему о «кораблях» не вспомнил ни один из жителей зоны, почему они не упоминаются в местном фольклоре?


Выводы и рекомендации

Информация А.П.Гусева об аномальных явлениях, имевших место в хотавецкой зоне, независимыми информаторами пока подтверждается лишь в небольшой части. Полное отсутствие в фольклоре зоны сюжет-ных типов А, Б, В, Г, Д, Е и даже косвенных следов их бытования кажется подозрительным, если учесть немалое число опрошенных.
Уникальность гусевской информации блоков А - Е нельзя объяснить предположениями о психофизиологических особенностях личности Александра Петровича - тем, например, что он был контактером, визионером или, как полагаешь ты, обладал особым «мировидением», которое позволяло ему воспринимать то, что игнорировалось большинством его односельчан. Такие объяснения заранее отверг сам АПГ, утверждавший, что о «чудесах» типов А - Е не только знали, но и говорили многие. Это обстоятельство закрывает и предположение, что АПГ опирался на эзотерические сведения, известные лишь избранным. Самоцензура, добровольная или вынужденная («подписками о неразглашении»), могла иметь место, но она распространялась бы не на всех (например, только на сотрудников ДГЗ и их близких) и, стало быть, тоже неспособна объяснить тотальную «стену молчания», с которой столкнулся ты.

К сожалению (или к счастью?), фольклористика не располагает четкими количественными критериями, которые позволяли бы сделать категорическим вывод: если такое-то число местных жителей не знает данного сюжета - значит, сюжет не бытовал в фольклоре этой местности вовсе. Теоретически все еще нельзя исключить, что «стена молчания» объясняется случайным стечением множества негативных обстоятельств: кто-то не знал, кто-то забыл, кто-то побоялся сказать... и только АПГ в силу его памятливости, заинтересованности и т.п. донес до нас сюжеты А - Е. Поэтому крайне важно продолжить опросы, в особенности тех людей, которых сам АПГ назвал в качестве источника сообщаемых им сведений. Не знаю, кто из них жив по сей день, но в рассказах АПГ упоминались как здравствующие:

П.Г. Гусев (живет в Череповце) - рассказывал о контактах тестя с «зелеными» и поломке их корабля (Г/169, 97), сам стрелял в «зеленого», схватившего его собаку. (Г/60) (Ответ ВАК: письма №102В, с.23)
Л. Кузовенков (живет в СПб, приезжает на лето в Козлово) - попадал под вибрацию (Г/129); кроме того, как пасынок П. Медакова, по-видимому, слышал рассказ последнего о «корабле». (Г/253)
Л.В.Чирков (живет в Борке) - «должен помнить» историю с «зелеными» у костра. (Г/22) (умер)
Сашка Цыган (живет в Плоскове) - видел следы «зеленых». (Г/23) (найти не удалось)
Г.А. Цепалов - попадал под вибрацию. (25/7)

Таким людям лучше задавать прямые вопросы: «Слышали ли вы о «кораблях»? О «зеленых»? О вибрации? А вот Александр Петрович гово-рил, что вы ему рассказывали...». Такие опросы (в случае сколько-нибудь содержательных ответов) дадут нам возможность представить, насколько адекватно АПГ передавал чужую информацию. Пока мы об этом ничего не знаем.
Очень полезно было бы также поговорить с близкими А.П., в первую очередь - с его сестрой. Говорил ли он на «аномальные» темы в своем ближайшем окружении? И что это за история с сестрой АПГ, сошедшей с ума якобы из-за того, что ее раздели «зеленые» (Г/33)? Родные не могут этого не помнить. Но версию случившегося могут выдать и другую...

До тех пор, пока не будут исчерпаны все возможности для контрольных опросов, я не рискну делать окончательные выводы по рассмотренной теме. Однако еще раз подчеркну, что слабое подтверждение информации А.П.Гусева другими жителями зоны видится мне серьезной и острой проблемой, ждущей своего решения.

Ю.Н. Морозов
2001 - 2002


Сканы оригинального документа:























Источник



 

Комментарии :

Комментариев нет

«Миражи над Жигулями»©2001—
При перепечатке статей обязательна прямая обратная ссылка на этот сайт.